Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Праздник Урожая, 1495 год


Праздник Урожая, 1495 год

Сообщений 61 страница 90 из 177

61

Феанаро снова оглянулся в поисках того, что может пригодиться, и взгляд его зацепился за другой, пристальный и такой знакомый. Зацепился и словно бы споткнулся, остановившись на мгновение.
- Эльдар! - громко сказал Феанаро. - Тем, кто не владеет оружием, лучше отойти назад, к площадке для игры в шент. И вас, леди, это тоже касается.
Последнюю фразу он сказал тихо, обращаясь к мачехе, а потом сделал шаг в сторону Нерданель.
- Здесь опасно, - сказал он ей так, словно речь шла о том, что пора ужинать. Можно было сказать многое ещё - к примеру, "Ты не верила мне, отвергла оружие - смотри же, что происходит" - но не было ни времени, ни толку. Сейчас важней было понять, есть ли сейчас оружие в принципе, или им предстоит вооружиться ножиками для резки фруктов. У валар оружие было, видимо, но что-то они не спешили его доставать.

0

62

Тени... Тени... Не такие, которые могли отбрасывать облака и даже грозовые тучи... Зловещие... Такие, какие Альдвэ видел _ТАМ_, но здесь? В Благословенном Краю? И предчувствие чего-то, что надвигается... Чего-то ужасного...
А затем все вокруг погрузилось в сумерки, и свет Древ стал каким-то тусклым, приглушенным.... Не те сумерки, что означают наступление ночи... Тьма... Зло...
А в центре сумрака, - Альдвэ передернуло, - _НЕЧТО_, сама Тьма...

Несколько мговений страха, и Альдвэ все же взял себя в руки. На требование Феанаро отойти он, конечно, не отреагировал. От Этого не убежишь так просто.
И Альдвэ не был уверен, что оружие нолдор здесь чем-то поможет...

0

63

Нолофинвэ написал(а):

Нолофинвэ обнял мать:
- Не бойся...Я сумею тебя защитить, что бы это ни было.

- Нолдор! - возвысил он голос,- к лицу ли нам страшиться и не настало ли время применить оружие, что ковали мы в тайне,  открыто  против общего врага?!Ибо эта тьма - враг нам всем!

Индис прижалась к старшему сыну; ее пронизывала легкая дрожь. Когда Ноло заговорил, обращаясь к нолдор, она взглянула в его лицо, снизу вверх, расширив глаза от ужаса; ваниэ тяжело дышала, ее горло будто вдруг сдавила невидимая ладонь ужаса, ей не хотелось верить в происходящее, хотя оно было потрясающе реальным - казалось, будто она видела это когда-то, но понимала,  что нет, не видела; среди ее ощущений вдруг возникла усталость... Так, словно ей думалось: да сколько уже можно этих преград...

Feanaro написал(а):

- Эльдар! - громко сказал Феанаро. - Тем, кто не владеет оружием, лучше отойти назад, к площадке для игры в шент. И вас, леди, это тоже касается.
Последнюю фразу он сказал тихо, обращаясь к мачехе

Индис быстро глянула на Нерданель, вцепившись в Нолофинвэ еще крепче. Когда Феанаро обратился к ней, она на миг встретилась с ним взглядом, изумленная его тоном, отличавшимся от привычной его резкости и грубости; все это длилось едва ли мгновение, и затем Индис, посмотрев на старшего сына со смесью страха за его жизнь и мольбы поберечь себя, была вынуждена отступить - пока что лишь на несколько шагов, - до последнего стараясь сохранять прикосновение с Ноло, в толпу тех, кто не владел оружием...

Отредактировано Индис (2011-01-31 19:05:31)

0

64

- Сейчас везде станет опасно, - спокойно ответила Нерданель.  Все внезапно пришло в движение, закружилось вкрук меркнуших Дерев и того, что приникло к их корням. Некоторые из эльдар пытались вырваться из этого круговорота. Другие едва шевелились, не в силах выйти их охватившего их потрясения. Нерданель более ощущала нежели видела перемещение Валар. Те еще не сбросили свои телесные оболочки, но выросли в размерах, глазу было трудно за ними уследить...
- Они слишком сильны, что бы уничтожить ЭТО, - тихо произнесла Нерданель.  - Если они сейчас вступят в битву, то уничтожат нас.

+1

65

- Слишком сильны, - иронически повторил Феанаро, не сводя глаз с "ЭТОГО", которое явно что-то хотело сделать  с Древами. - И поэтому пропустили сюда эту тварь.

0

66

Мелькор занес черное копье - и легко проткнул серебристую кору Тельпериона. Ощущение было такое, будто он вспорол охотничьим ножом теплую тушу. Кора оказалась только суше, но и она была живой и неподатливой, а затем - восхитительно хрустнула. Ветви Тельпериона дрогнули, и на землю начал капать светлый теплый сок, заливая тушу Унголиант и сразу отвратительно пожухлую от яда траву.
Вот оно, время,  пришло.
- Я заставлю это болото всколыхнуться и прозреть, - сказал сам себе Мелькор и занес копье над Лаурелином.
Благополучному мирку пришел конец - вот теперь настанет эпоха перемен, которой он так ждал. Эпоха, когда не будет больше томительного приторного счастья в свете Древ, а будут наконец свершения и великие дела. И мир в конце концов вспомнит о нем, так вспомнит, как никогда прежде не вспоминал.
Лицо Владыки Лжи осветила такая улыбка, кроткая и одновременно страшная -  дети Эру до сих пор видели только тень от нее, только предвестие. Мелькор знал, что все идет так, как он задумал. Все - как он, мудрейший и сильнейший из Хора, решил. Свет начал меркнуть, но пока что Древа еще боролись за жизнь.
На миг Мелькор ощутил сожаление - но оно быстро растаяло в сладостном, как медленный яд, торжестве. Холм Эзеллохар дрогнул от могучего хохота, эхом отдавшегося в пустых улочках Тириона и Валмара, везде, где эльдар, услыхав его, содрогнулись.

Отредактировано Доброжелатель (2011-01-31 20:19:29)

0

67

Нерданель хотела обернуться и все же посмотреть на причину всех волнений, но не успела.  Огромная как гора тень заслонила небеса. Поступь черного гиганта была тяжела, а рука безжалостна. Самый страшный в мире для разумного существа звук - оружие, разрывающее живую плоть, проник в мозг. В глазах у Нерданель померкло... казалось - навсегда... больше никогда не будет света и радости в мире... а будет только этот страшный безумный хохот самого могучего из Валар... Короля мира...
И тогда Нерданель обратилась к тому, кто всегда был для нее смыслом всей жизни. Источником радости, любви и вдохновления. Все прочее она в этот миг забыла. Нерданель обвила шею мужа руками  и спртала лицо у него на груди, как заблудившееся в темноте дитя.

+1

68

Индис разом передумала куда-либо отходить; она застыла на месте, став похожей на каменное изваяние. Не хватало чувств, чтобы почувствовать их в этот момент - такие чувства будто не были никем еще созданы, и разум Индис погрузился в холодную черноту.
- О, нет, Лаурелин... - только и смогла она прошептать.
Затем она заметила, как Нерданель метнулась к своему мужу, и это внесло в ее сознание тревогу; ваниэ показалось, будто это ее последняя возможность обнять тех, кого она любит. "Да нет же, почему последняя", одернула себя она и поспешила снова к Нолофинвэ. Тихо и даже робко обняв старшего сына, она оглянулась в поисках остальной своей семьи...

0

69

Феанаро, уверившись, что оружие недоступно, просто прижал к себе Нерданель и повернулся так, чтобы она оказалась дальше от Эзеллохара, чем он сам. Он понимал, что защита, даваемая этим расстоянием, весьма иллюзорна, но иногда жизнь обеспечивают мгновения и расстояние в толщину волоса. Оставалось только надеяться, что если что, он успеет и её оттолкнуть, и сам прыгнуть. Крепко прижимая к себе Нерданель и почти до крови закусив губу, Феанаро через правое плечо смотрел, не отрываясь, на то, что творилось на когда-то зелёном холме.

К страшным снам невозможно привыкнуть, даже если видишь их с детства. В детстве, довольно рано обнаружив, что другие таких снов не видят, Феанаро считал, что страшного не бывает, не может быть, что оно существует лишь во сне. Обретя свою любовь, он на какое-то время забыл о том, что может сниться страшное. А потом сны вернулись снова, и палантир показывал нечто подобное, когда первенец Финвэ пытался заглянуть в будущее. Но одно дело сон или картина из видящего камня, и совсем другое - когда всё происходит здесь и сейчас. В страшных снах и видениях всё было не совсем так, как сейчас, каждый раз по-разному, но ощущение жути и фатальности происходящего было знакомым, и это заставляло ещё упрямей всматриваться в чёрную фигуру на фоне чёрного неба.

Чувство бессилия - и во сне самая страшная вещь, какая только может присниться, страшней жуткого хохота и мира, разваливающегося по частям на мелкие осколки. Но сейчас Феанаро не чувствовал себя бессильным. Почти все, кто был ему действительно дорог, волею судеб отсутствовали на празднике. Единственную, за кого он здесь по-настоящему боялся, он сейчас почти до судорог прижимал к себе - не помня всех разладов и раздоров, просто прижимал, как самое дорогое. Умирающие Древа, буквально криком кричащие от боли, было безумно жаль - но ему ли защищать их, когда рядом Валар? Если им самим это не настолько нужно... в конце концов, это их дело, не его. А без света мы всё равно не останемся.

Отредактировано Feanaro (2011-02-01 00:27:18)

+2

70

Лаурэ очень испугался! Он прижался к белому платью незнакомой тёти. Мальчик дрожал. Когда рядом живое существо - страшно, но не настолько. От страха он ни слова не мог произнести.

+1

71

Это был не просто мрак.  Мелькор и его ужасный сообщник освободили первичный хаос, бывший еще до сотворения всего сущего. Только присутствие Валар не давало миру распасться на части. Бытию перетечь в Небытие, Арде стать беспорядочным скопление частиц. Причина и следствие поменялись местами.Вооруженные стали беспомощны и уязвимы. Но пока Феанор держал Нерданель в объятиях ей ничего не грозило.

0

72

Они были рождены из песни, как и все сущее в Арде. Но они стали выше любого Растущего с корнями. Их чудесный вид вдохновил многих эльдар, для которых Древа стали воплощением света, золота и серебра. Из их влаги Варда создала новые звезды, а самый дерзкий из нолдор  - сияющие Камни. Древа знали о Сильмарилях, чувствовали их тоску в железном ящике, но даже Кементари, дарительница жизни, не смогла бы вернуть упавшую росу .
Йаванна не одарила Древа искусством речи. Когда ненасытная пасть Унголиант приникла к корням, Телперион и Лаурелин лишь вздрогнули, их мощные стволы затрепетали как тростинки в бурю. Их ветви, из которых чудовищная помощница Мелкора высасывала соки, поникли. Серебряные и золотые листья облетели, цветы померкли. И тьма пала на Валинор.
Унголиант слизывала сперва каплющий из ран сок, а затем погрузила в Древа черный хобот.

0

73

Индис написал(а):

Индис разом передумала куда-либо отходить; она застыла на месте, став похожей на каменное изваяние. Не хватало чувств, чтобы почувствовать их в этот момент - такие чувства будто не были никем еще созданы, и разум Индис погрузился в холодную черноту.
- О, нет, Лаурелин... - только и смогла она прошептать.
Затем она заметила, как Нерданель метнулась к своему мужу, и это внесло в ее сознание тревогу; ваниэ показалось, будто это ее последняя возможность обнять тех, кого она любит. "Да нет же, почему последняя", одернула себя она и поспешила снова к Нолофинвэ. Тихо и даже робко обняв старшего сына, она оглянулась в поисках остальной своей семьи...

Ноло попытался спрятать мать в объятиях от этого неизвестного холодного мрака. А мысли метались в поисках решения, ведь он должен защищать не только маму, не только Анайрэ и детей, но и свой город, свой народ.Но как?! Что можно сделать голыми руками против неизвестности? А Валар все молчали...

0

74

Когда впоследствии Арэльдэ пыталась припомнить этот миг, то точно была уверена, что непременно бы закричала от ужаса или чего хуже лишилась бы чувств. Но прижавшийся к ней ребёнок вызвал у неё желание защитить словно вверившееся ей существо, и дева обняла мальца одной рукой и прижала к себе, инстинктивно пытаясь отгородить его от Тьмы (как будто это было вообще возможно). Другой рукой Арэльдэ крепко сжала короткий кинжал на поясе, который во время праздника скрывала лёгкая накидка на платье. Что заставило Нолдэ взять его с собой на праздник, когда она прекрасно знала, что отец, возможно, будет недоволен, а мать вообще в ужасе, если бы они узнали, что королевская внучка притащила на праздник оружие, пусть и годящееся только для украшения?
Впрочем, дева осознала, что её жест был глупым и бессмысленным. Её сознание и её взгляд метались меж мелькающих в сгустившейся тьме теней, пытаясь почувствовать и увидеть отца и брата. "Госпожа Индис была с отцом совсем недавно", - успокаивала себя Арэльдэ.
Голова вдруг стала тяжёлой и перестала что-либо понимать, а в сердце заныла странная боль, так что даже слёзы навернулись на глаза. Зловещий хохот заставил Эльдэ содрогнуться всем телом, и она ещё крепче прижала к себе малыша.
- Не бойся, мой хороший, - от страха она едва разомкнула уста. - Валар смогут нас защитить...
До неё откуда-то совсем издалека долетел голос Нолофинвэ. Это придало ей сил.
- Не расходитесь, девы, давайте держаться вместе! - она пыталась говорить громко и уверенно, обращаясь к девушкам Тэлэри, но голос срывался и дрожал.

Отредактировано Арэльдэ (2011-02-03 21:02:22)

0

75

Махтан пришел на праздник с легким сердцем и светлым желанием напраздноваться от души. В этом году он сам вырастил до десятка вкусных крупных морковок, а потому считал, что праздник урожая - его по праву. Свой план по празднованию он выполнял тщательно и методично, поэтому не сразу понял, что явилось недоброе и пытается отнять свет у Амана, праздник у эльдар и стакан живободрящей настойки у него лично - все выплеснулось наземь из-за содрогания земной тверди. Но осознав сей прискорбный факт, Махтан не столько испугался, сколько озлобился. Не было у него меча, да был кузнечный молот, жаль, что дома. А то посмотрели бы мы (так сказал он самому себе), пришлось бы по нраву этому лиходею встретиться с ним, с молотом, поганой рожей. Увы, Махтан был не так уж изыскан в выражениях, когда очень сердился.
От того, чтобы немедля бежать домой за молотом, его удержала лишь мысль о том, что где-то здесь его дочь. И она, быть может, в опасности. Кто знает, не заставит ли ее гордый и мужественный нрав тут же вызвать на неравный поединок самого могучего из Айнур?!
- Нерданель! - закричал Махтан, оглядываясь и силясь взглядом пронзить тьму. - Нерданель!!!

Отредактировано Махтан (2011-02-04 10:09:15)

0

76

- Не расходитесь, девы, давайте держаться вместе! - она пыталась говорить громко и уверенно, обращаясь к девушкам Тэлэри, но голос срывался и дрожал.

- Что это, Арэльдэ? - еле слышно повторила Майвэ. Она наблюдала за происходящим завороженно, как птица наблюдает за ядовитой змеёй.

0

77

Махтан написал(а):

Нерданель! - закричал Махтан, оглядываясь и силясь взглядом пронзить тьму. - Нерданель!!!

Нерданель услышала отца. Настолько зычным и гулким был он. Нерданель была уверена, что отец сумеет защитить мать почти от любой опасности, если та тоже пришла на этот злосчастный праздник. Нерданель пыталась обратится к отцу по осанвэ и внушить, что она с мужем и пока с ней все в порядке. Но тут другая ужасная мысль пришла ей в голову. Она не успала заметить никого из своих детей на празднике, но это ничего не значило.
- Феанаро, наши сыновья здесь? А государь, он прибыл в Тирион?

Отредактировано Нерданель (2011-02-10 12:13:18)

0

78

Осанвэ не сразу проложило себе дорогу сквозь сонм хмельных илюзий, порожденных выпитой вопреки разлитию настойкой. Но как только проложило, Махтан всполошился еще больше. С мужем! Который, как Махтан точно знал, всегда скор на решения и неуемен, когда дело доходит до поножовщины... то есть до конфликта!
- Я тебе покажу вражину воевать! Только попробуй - узнаешь, почем фунт лиха! - на всякий случай предупредил Махтан. И по осанвэ тоже. И полез через толпу дрожащих эльфов искать дочь, чтобы повторить внушение лицом к лицу.

0

79

"...сок их лился, как кровь, и орошал землю. Унголианта же слизывала его, а потом стала переходить от дерева к дереву, погружая черный хобот в их раны, пока не осушила их; и яд Смерти, что жил в Унголианте, проник в их тела и ветви, в крону и корни, и они умерли. А ее все томила жажда, и, подползши к Прудам Варды, она выпила их до дна. Пока же Унголианта пила, она выдыхала испаренья столь черные, и рост ее стал столь огромен, а облик так ужасен, что Мелькор устрашился".

..."Свет погас, но наставшая Тьма была больше, чем просто потерей света. В тот час родилась Тьма, что казалась не пустотой, а живой тварью - ибо она порождена была злой силой из Света и владела мощью проницать взор, входить в сердце и душу и покорять волю.
Варда взглянула с Таникветиль и увидела Тень, воздвигшуюся внезапно бастионами мрака; Валмар погрузился в глубокое море ночи. Вскоре Благая гора стояла одна, последний остров в затонувшем мире. Песни смолкли. В Валиноре царила тишь, ниоткуда не доносилось ни звука, лишь издали, из-за гор, сквозь ущелье приносил ветер рыдания телери, подобные леденящим воплям чаек. Ибо с востока потянуло холодом и морская мгла накатывалась на высокие берега".
По молчаливому кивку Манвэ Тулкас и Оромэ бросились в погоню, но эльдар не могли уже различить в темноте, кто ушел, а кто остался, что происходит, и кого ловят в наступившем мраке. Лишь оглушительный грохот копыт доносился до них, лишь отсветы искр, вылетавших из-под копыт Нахара, лишь гром, который производило воинство Оромэ...

0

80

Впервые в жизни ему хотелось спрятаться и убежать, но Финдарато заставил себя стоять на месте и смотреть, только лишь смотреть на происходящее. Казалось, душа сама беззвучно кричала от ужаса и от отчаяния. Древ больше не было, но как осознать это в одночасье? Весь мир, казалось, заполнила зловещая тяжёлая музыка, а кроме неё - только не менее зловещая тишина. Инголдо узнавал эти звуки, воспринимаемые душой, раньше они казались ему просто странными, теперь же странность обрела смысл: "Мелькор... Вот что он задумывал", - с какой-то неизбывной тоской подумал Финдарато, глядя туда, где Тьма была гуще всего. Чьи-то крики об оружии удивили Финдарато. "Нет, не спасёт нас оружие. Против него - нет..."
Страшный хохот заставил его сорваться с места и пробираться между испуганными Эльдар туда, где он ощущал родное тепло душ. В темноте Финдарато чуть не наткнулся на большой стол с яствами. Рука, казалось, сама собой что-то нашарила - это были медовые соты - немного, но должно хватить.
Вот они - брат и сестра, Финдарато не увидел их, а скорее почувствовал.
- Рэсто, Нэрвен!
Тьма, казалось, мешала даже думать, но Финдарато почти что силой заставил себя сосредоточиться на деле и не дать волю смешавшимся в дикий клубок чувствам.
Он схватил то, что оказалось рядом - это был, кажется, резной деревянный стул. Хрустнуло дерево, одна ножка стула оказалась в руке.
- Торонья, быстро найди на столах растительное масло. Нэрвен, прошу, принеси какую-нибудь скатерть. Фэа не может преодолеть эту тьму, значит, нам нужно попытаться разогнать её.
Финдарато резко рванул кусок ткани со своей туники, опустился на землю, положил на ткань соты и подобрал какой-то камень под ногами. Высекать огонь из каменных мостовых он ещё не пробовал, но сейчас просто должно получиться. Нолдо сосредоточенным движением принялся высекать искру. Страх и отчаяние то и дело лезли в мысли, но Финдарато сжимал зубы и продолжал. Он почувствовал, как камень в пальцах стал горячим, и, не теряя времени, стал нагревать воск, который, плавясь, начал медленно, но верно пропитывать ткань.
В голове мелькали мысли об отце и матери, о братьях, об Индис, но Финдарато старался не думать.

Отредактировано Финдарато (2011-03-21 16:02:25)

0

81

Голос брата выдернул Артаресто из ужасных раздумий. Он выпустил из объятий сестру и наощупь рванулся к столам. На поиски в полной темноте ушло какое-то время.

- Держи, торонья, - Артаресто протянул брату масленку, вторую он пока держал в руках, - здесь не много, но на первое время должно хватить.

Отредактировано Artaresto (2011-03-21 16:07:56)

0

82

Финдарато быстро отёр тыльной стороной ладони капельки пота со лба и, взяв у Артаресто масло, вылил содержимое маслёнки на ткань с воском. Воск был горячим и обжигал пальцы, но Финдарато взял деревянную ножку стула и стал быстро наматывать ткань так плотно, как только можно было, чтобы она не сползала.
- Атраресто, думаю, стоит поискать ещё что-нибудь, что сгодится на факелы. Справишься? И скажи... вы аммэ с атаринья не видели? - тревогу в голосе скрыть не удалось.
И снова камень о камень. Сначала тепло, потом жар и, наконец, искры. Казалось, целая вечность прошла, прежде чем факел затлел робким маленьким огоньком. Разогнал ли он хоть каплю тьмы или ещё больше сгустил её вокруг, Финдарато не видел. Он устало протянул самодельный факел брату и потянулся за следующей палкой.
- Надо сделать еще, и для остальных...
"Валар... почему же Валар ничего не делают?.. Поймают ли они Мелькора? А то, что было с ним..."- мысли путались, мешали сосредоточиться. "И где Амариэ?"

Отредактировано Финдарато (2011-03-21 16:27:13)

0

83

Артанис не сразу поняла, зачем брату нужна скатерть - но когда Артаресто отпустил ее, она попыталась стряхнуть с себя страх и просто делать то, что нужно - о чем их просит брат. Скатерть пришлось сдернуть с ближайшего стола - кажется, при этом какие-то чаши и блюда упали на землю, но это сейчас было неважно. Она подбежала к братьям:
- Вот. Финдарато, тебе это еще нужно?
Она увидела готовый факел - и его пламя словно согрело ее. Что бы ни случилось, Финдарато - здесь, рядом...

0

84

Но Тулкас Полдорэа словно запутался в черных тенетах ночи — силы оставили его, и он, пылая гневом, тщетными ударами осыпал воздух.
Тогда послал Манвэ свежие западные ветры, которые отогнали тяжкие и цепкие сплетения ночи к восточным водам. Воздух очистился и звезды Варды сияли в небесах. Прошло время - и великая толпа собралась вокруг Кольца Судьбы.
И поднялась Йаванна и встала на Эзеллохар,  ныне пустом и черном; и возложила она руки на Древа, но те были темны и мертвы, и какой бы ветви ни коснулась она — ветвь ломалась и безжизненно падала к ее ногам. Тогда поднялся многоголосый плач; и казалось скорбевшим, что они осушили до дна чашу горя, налитую для них Мелькором.
Йаванна обратилась к Валар:
— Свет Древ ушел и живет ныне лишь в Сильмариллях Феанаро. Провидцем оказался он! Даже для самых могучих чад Единого существуют деяния, которых нельзя повторить. Свету Древ подарила жизнь я — и никогда более в Эа не совершу подобного. Однако, имей я хоть каплю этого света, я смогла бы вернуть жизнь Древам, прежде чем корни их иссохнут; и тогда наши раны затянутся и злоба Моэлега будет посрамлена.
Тогда спросил Манвэ:
— Слышал ли ты, Куруфинвэ, сын Финвэ, речи Йаванны? Дашь ли ты, о чем она просит?

0

85

Нерданель написал(а):

- Феанаро, наши сыновья здесь? А государь, он прибыл в Тирион?

- Из Форменоса приехал я один, ведь только мне Валар велели явиться, - ответил Феанаро, не отводя глаз от Древ. - Остальные остались дома.

Махтан написал(а):

- Я тебе покажу вражину воевать! Только попробуй - узнаешь, почем фунт лиха! - на всякий случай предупредил Махтан. И по осанвэ тоже.

Феанаро стиснул зубы, но ничего не ответил. Голыми руками много не навоюешь, уж точно. Да и вон, Тулкас и Оромэ, спешат уже, а иных не звали...
/а осанвэ я не слышу, оно у нас трамвай сломался сломалось вроде временно/

Мапер написал(а):

И поднялась Йаванна и встала на Эзеллохар,  ныне пустом и черном; и возложила она руки на Древа, но те были темны и мертвы, и какой бы ветви ни коснулась она — ветвь ломалась и безжизненно падала к ее ногам.

Феанаро, всё ещё прижимая к себе Нерданель, со странным выражением то ли спросил, то ли просто тихо сказал, недоверчиво нахмурившись, будто пробуя короткое, но непривычное слово на вкус:
- Мертвы?

Мапер написал(а):

Йаванна обратилась к Валар:
— Свет Древ ушел и живет ныне лишь в Сильмариллях Феанаро. Провидцем оказался он!

Феанаро выше поднял голову, поджал губы и, сощурив глаза, пристально посмотрел на Йаванну. Он был совсем не рад, что оказался провидцем, на него снова нахлынуло ощущение нереальности происходящего, как будто он оказался в одном из своих снов, что навели его на мысль создать нерушимые светящиеся камни.

Мапер написал(а):

Даже для самых могучих чад Единого существуют деяния, которых нельзя повторить. Свету Древ подарила жизнь я — и никогда более в Эа не совершу подобного. Однако, имей я хоть каплю этого света, я смогла бы вернуть жизнь Древам, прежде чем корни их иссохнут; и тогда наши раны затянутся и злоба Моэлега будет посрамлена.
Тогда спросил Манвэ:
— Слышал ли ты, Куруфинвэ, сын Финвэ, речи Йаванны? Дашь ли ты, о чем она просит?

Феанаро взглянул в сторону Короля Мира, но не ответил. Затем он отвел взгляд и долго молчал, глядя куда-то в сторону, поверх голов стоящих вокруг эльдар.

0

86

Нестерпимо долго длилось общее молчание. И вскричал тогда Тулкас:
— Говори, о нолдо, да или нет! Но кто откажет Йаванне?

0

87

Ауле взглянул на Тулкаса и сказал:
- Не спеши. Мы просим о более важном, чем ты  предполагаешь. Дай ему время подумать.

0

88

Феанаро, сам не замечая, что мнёт и собирает в кулак рубашку на собственной груди, посмотрел, наконец, в сторону Сил Мира и ответил с горечью:
- Как для великого творца, так и для малого есть творение, что в своей жизни он может создать лишь однажды, и в творении этом живёт его сердце. Может, я и смогу снять оковы со света моих камней, но никогда не будут они сотворены вновь. И когда моя рука разобьёт их, разобьётся и мое сердце. И погибну я, первым из эльдар в земле Амана.

Отредактировано Feanaro (2011-03-25 00:03:48)

0

89

Недвижим стоит Намо среди других Валар. Недвижим и безмолвен. Павшая тьма укрыла темные одежды владыки Мандоса. И лишь гулко раскатился в напряженной тишине его голос:
- Не первым.
И снова упала тишь.

0

90

Феанаро не обратил внимания на странные слова Владыки Чертогов. У него было отчётливое ощущение, как будто на его не украшенной вышивкой рубахе кто-то нарисовал две мишени для лучных тренировок - одну на груди и вторую на спине. Он отстранился от Нерданель и огляделся так, как мог бы оглядеться загнанный в угол волк. Он слишком хорошо помнил слова Мелькора о том, что сильмарилли не будут в безопасности там, где правят валар. А Мелькор и сам вала, как никак, и то, что Феанаро успел прочесть в его душе, отнюдь не говорило об уважении у чужой собственности и чужому творению.
- Я не разобью их своими руками! - крикнул он, обращаясь к Манвэ. - А если вы сделаете это силой, я буду знать, что воистину родичи вы Мелькору Губителю Древ!

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Праздник Урожая, 1495 год