Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » На круги своя (возвращение и встреча)


На круги своя (возвращение и встреча)

Сообщений 121 страница 150 из 183

121

Сосредоточение на деле помогло - дурнота отошла на второй план. Талион взял руку Каламирэ в свою и чуть сжал. Рука была сухой и от нее исходило сухое, доброе тепло, словно говорившее "все будет хорошо".
Талион вытянул шею посмотреть, что там происходит, и улыбнулся Каламирэ:
- Тю, да они скоро закончат, - заверил он раненого. - Погоди, я сейчас.
Осторожно высвободил руку, поднялся и взял котелок с водой, принесенный ранее.
- Давай полью, - подошел к Линтауру.

0

122

В какой-то момент напряжение, которое ощущал Каламирэ, ушло. Он спокойно разжал пальцы, не вцепляясь больше в Талиона. Слабость никуда не делась, но той сбивающей дыхание тревоги он больше не чувствовал. В комнате тоже стало как-то иначе, или ему казалось. Потом он понял, в чем дело и чего теперь не хватает.  Улыбнулся и сказал, ни к кому не обращаясь.
- Море всё-таки ушло. Хорошо, а то меня уже укачало...

0

123

Лостарин, не дожидаясь своей очереди помыть руки, начерно протер их неиспользованной тряпкой, бросил тряпку в тот же котелок, и недоверчиво провел рукой над раной, прислушиваясь к своим ощущениям.
Потом нагнулся, намереваясь вынести мусор, но обернулся на слова Каламирэ.
- Вот и хорошо, - улыбнулся целитель. - Тебе бы попить ещё... но мы это чуть позже сделаем, правда, Талион? У нас маленькая передышка, а потом мы продолжим делать твою ногу новенькой, - и нолдо продолжил чуть тише, обращаясь к Линтауру, - вот это... его куда?
Он кивнул на котелок. Обычно бинты и прочее вспомогательное стирали, кипятили, приводили в порядок и использовали снова. Но Лостарин совсем не был уверен, что вот этим тряпкам поможет стирка. "Закопать? Сжечь? Как сделать, чтобы яд не распространился дальше?"

Отредактировано Lostarin (2014-08-05 01:55:43)

+1

124

Каламирэ выглядел уже получше, из глаз исчезла лихорадочная муть. Пока суть да дело, прикрыл рану чистой тряпкой.
Обычно образ моря приносит спокойствие. Отчего море так тревожило Каламирэ?
Еще один вопрос в копилку.
Благодарно улыбнулся Талиону, подставил ладони. Потом насухо вытер руки, уступая место Эльнарвэ, но тот уже взялся за котелок.
- Пожалуй, сжечь это хорошая мысль. Они вряд ли куда-то еще пригодятся.
Вернулся к Каламирэ, сел рядом.
- Вы этих орков уничтожили или кто-то из них ушёл?

0

125

- Там должны были еще воды согреть, захватишь заодно? - спросил у Лостарина, а продолжил уже мысленно:
"Может, ему успокаивающего отвара? Потом все равно спать"
Отнес оставшуюся воду на место, оставшимся отваром наполнил поильник до половины и присел на другой край постели.
- Давай еще немного.
Рука целителя ушла под голову Каламирэ и приподняла ее, чтобы тому было удобней.
- Только не торопись.

0

126

Каламирэ озадаченно посмотрел на Линтаура, пытаясь понять, что тот от него хочет. Мысли разбегались, он не сразу понял, о каких орках вообще речь. Потом - почему лайквендо об этом спрашивает, он же не командир ему. Это длилось некоторое время, потом нолдо, оставив попытки соображать, просто ответил:
- Не знаю. Я не считал. Всех, кого увидели, но могли не заметить... мы не искали больше, очень опасно было. Сразу как кончился бой, отошли. Я решил, что из ущелья может прийти подкрепление, не стали ждать. Но это не из-за того, что я был ранен!
Каламирэ вдруг показалось, что это очень важно, и он уже забыл, что говорит с Линтауром. Попытался приподняться на локте, но не смог, оставалось только для убедительности взмахнуть рукой и продолжать с горячностью объяснять:
- Мы отступили не поэтому! Я вообще не сразу заметил, я бы не стал из-за такого отступать...
Потом почему-то рядом оказался Талион и поильник с водой. Каламирэ так выдохся от произнесенной речи, что просто молча начал глотать отвар, уже не пытаясь что-то кому-то объяснить. Не пролить на себя уже казалось сложной задачей.

+1

127

Эльнарвэ кивнул, мол, понял, что лучше сжечь.
- Я там вымою руки, чтобы сюда лишнюю воду не таскать.
"Я не уверен, что ему надо спать, пока мы не вывели весь яд, - мысленно ответил он Талиону, - пусть лучше будет в сознании. Пусть хоть это выпьет, а успокоить и не отваром можно"
- Мы поняли, что это не из-за раны, - это уже Каламирэ, тихо и умиротворяюще. - Пей.
Эльнарвэ подхватил котелок и вышел. И сравнительно быстро вернулся с двумя котелками. Котелок с теплой водой разместился на столике, а другой, черновой, был водружен на место прежнего, на пол.

0

128

- Это хорошо, что вы их встретили и многих уничтожили, - серьезно сказал Линтаур. – Это непростой был отряд, так что хорошо, что вы им помешали.
Положил руку на плечо нолдо, сжал немного, показывая, что оценил решимость и действия того. Улыбнулся Талиону, поить раненого было самое время.
В комнате постепенно становилось гораздо лучше дышать. Линтаур еще раз прислушался к телу Каламирэ. Не то чтобы он ожидал еще какой подлянки, но на всякий случай. Тело тоже уже чувствовало себя лучше.
Когда Эльнарвэ вернулся, лайквендо поднялся.
- Давай продолжим. Я буду металл выводить, а ты можешь одновременно настраивать тело на очищение, чтобы оно мне помогало. А потом вдвоём рану чистую заживим.
Глянул на Талиона.
- Вот теперь мне потребуется ткань с медом.
Первый кусок он намазал сам, примерно по размеру всей раны, оставив края ткани чистыми.
Повернулся к Каламирэ, улыбнулся:
- Я тебе говорил, что с металлом плохо обращаюсь, но вот кое-что всё же умею. Это будет песня для металла. Может быть немного щекотно будет, ты уж потерпи.
Накрыл тканью рану, плотно прижав липкую поверхность к обнаженным мышцам, освобожденным от гноя. Накрыл сверху ладонями, прислушался к чему-то, нахмурив лоб от усилия, даже глаза прикрыл, весь обратившись в чувства. А потом запел. Слова были старые, простые. Он пел о том, что делал - как чуждое железо покидает место, где быть не должно. Но голос его стал совсем непривычным, словно бы даже чужим, тягучим, прохладным, чуть звенящим, он него на самом деле становилось щекотно немного, или это просто чувство было такое. В то же время в воздухе даже как бы посвежело, как после грозы.

+2

129

Талион немного опасался, что от солоноватой и не слишком приятной на вкус воды Каламирэ замутит, но обошлось. Он отставил  чашку, еще раз коснулся плеча раненого, одновременно прислушиваясь к его телу и ободряя. Потом отпустил его, и начал готовиться ко второму этапу: разложил кусок ткани и намазал медом, по примеру Линтаура.
Когда зазвучала песня, случилось нечто удивительное. Ему уже доводилось слышать нечто подобное - целительские песни в этих стенах звучали и раньше, а некоторые, для снов, пел и он сам, но впервые он одновременно слышал песню и чувствовал, что она делает. Будто бы он одновременно был здесь, подготавливая все нужное для лечения, и там, в песне, буквально физически ощущая, как зашевелился в чужом теле металл. Наваждение было настолько явным, что пришлось сделать усилие, чтобы сосредоточиться на работе, хотя чувствовать состояние раненого это неожиданно помогало.

+1

130

Каламирэ прикрыл глаза - просто в какой-то момент понял, что устал настолько, что сложно держать их открытыми. Боли он по-прежнему не чувствовал, точнее - она была, но как будто не его, а чужая. Ее не нужно было терпеть или преодолевать, но он от нее тоже очень устал.
Линтаур запел и Каламирэ некоторое время пытался понять, о каком металле речь, его же не стрелой ранили, но потом решил, что это продолжение бреда, только и всего. Слов он все равно почти не понимал, а потом начала накатывать тошнота - от странного, болезненного чувства, что от него что-то отделяется, выходит из тела. Это было правильно, но его мутило. Как когда-то в детстве он вытягивал из пальца длинную деревянную занозу, и хуже всего стало именно когда она, наконец, поддалась и он увидел, насколько глубоко она успела войти.
Он вздрогнул, открыл глаза и уставился в расписной потолок, пытаясь отвлечься, глядя на сплетение листьев и цветов. И дышать старался глубоко и медленно.

Отредактировано Каламирэ (2014-08-12 10:23:01)

0

131

Лостарин кивнул в ответ на слова Линтаура о распределении усилий. Это было правильно - один борется с тем чуждым, что создаёт нездоровье, другой сосредоточен не на борьбе, а на защите. Один тянет, другой толкает - и это куда проще, чем одному, не только потому, что здесь усилия обоих, а и потому, что каждый сосредоточен на одном вместо того, чтобы метаться между.
Целитель не считал себя великим мастером в работе с металлом, и ценителем чужих песен для этой работы - тоже. Но то, что делал Линтаур, не оценить Эльнарвэ не мог - песня действительно звала, собирала кусочки того, чего не должно быть в теле; уверенно и властно выгоняла их прочь.
Лостарин, глянув в лицо Каламирэ, положил руки с двух сторон от раны, словно обрамляя руки Линтаура, и прикрыл глаза. Там, в глубине, где шевелились кусочки металла, появилась прохлада, отдающая отчего-то мятой. Было немного щекотно, и Каламирэ мог почувствовать, как больной ноге становится легче - подобно тому, как в голове проясняется после умывания. Лостарин пел, тихо, почти не слышно, и его песня вторым голосом накладывалась на то, что пел Линтаур, создавая причудливое сплетение ритма и мелодий - вроде каждая отдельно, и в то же время вместе.

0

132

На пару с Эльнарвэ работать оказалось легко. В подобном не было ничего удивительного, но встречалось нечасто. Так что лайквендо постепенно перестал на всякий случай следить за всем остальным и постарался быстрее закончить. Он с металлом всегда не очень-то дружил, эта песня отнимала много сил.
Линтаур плавно, без рывков отлепил, уже использованное по его мнению, полотно, бросил в котел, кивнул Талиону, чтобы накладывал новое.

0

133

Придерживая тряпку снизу, чтобы мед не стекал, Талион поднес ее к ране и быстро прилепил к нужному месту. Вопросительно посмотрел на целителя, мол, ждать?
Лицо было сосредоточненным, но в глазах мелькнуло искреннее восхищение песней. Он чувствовал, как песня очищает тело, и от этого даже ему становилось хорошо. Очень хотелось передать это понимание Каламирэ, но вмешиваться в песню он по-прежнему не рисковал.

0

134

Когда Каламирэ уже был близок к тому, чтобы зажать себе рот или перегнуться через край постели, так его вдруг замутило от слишком разыгравшейся фантазии, Лостарин что-то сделал и стало проще дышать. Дурнота отступала, даже воздух словно посвежел, хотя никто ничего с этим не делал. Каламирэ теперь лежал и просто смотрел, как работают все трое, слушал вплетающиеся одна в другую нити песни и прилагал усилия только к одному - не заснуть. Он ведь так и не сказал Линтауру толком ничего, кроме полубредовых фраз, где реальность мешалась с каким-то мутным мороком. Да и целителей бы успеть поблагодарить, прежде чем его окончательно утянет в сон.

0

135

Дело спорилось медленно, но верно, и Эльнарвэ оставалось только подивиться простоте и действенности решения с медом и тряпками. Правда, оставалось лишь гадать, как это решение было выстрадано. Целитель помнил, что здесь, в Эндорэ, нет готовых рецептов, как в Лориэне, и к каждому удачному решению, бывает, ведет путь из ошибок, тот путь, который, казалось, ему никогда не доведется проходить после науки у Эстэ. Стоило вновь оказаться в Эндорэ, чтобы понять окончательно - казалось. Снова покосившись на Каламирэ - просто чтобы поймать взгляд - Лостарин снова сосредоточился на том, что делал. На Линтаура он не смотрел - он чувствовал и слышал, что делает напарник. На Талиона не смотрел тоже - мальчик знает свое дело, все у него получится, а поговорить они и позже смогут.

+2

136

Ране было два дня. За это время занозы успели разойтись, пролезть глубоко. К тому же, всё это время Каламирэ не лежал смирно, а двигался, напрягал ногу, только помогая им. Нет, не было ничего трудного, но много работы и времени тоже немало пришлось потратить. Дополнительный мёд тоже почти извели.
Когда Линтаур больше не смог почуять в ноге нолдо ничего лишнего, он устало опустил руки, сел на пол.
- Всё, справились. Теперь только залечить. Дайте вздохнуть и попить, - это уже скорее к Талиону.
И не вставая с пола, глянул на Каламирэ, спит-не спит.

0

137

Опустившийся на пол Линтаур был похож на воина после боя. Не из тех, кого приносят к целителям, а таких, кто устало сидит, к чему-нибудь прислонившись, и радуется что в этот раз все прошло хорошо.
Талион быстро плеснул в чашку теплой воды и протянул Линтауру.
- Извини.
Так и осталось непонятным, за что он решил извиниться: уточнять он не стал, а быстро выскользнул из комнаты и меньше, чем через минуту вернулся с какой-то бутылкой и еще одной чашкой.
- Мирувор, - пояснил он, передавая лайквендо.
Потом посмотрел на Лостарина и на всякий случай налил воды и ему.

+1

138

Каламирэ не спал, хотя это стоило ему немалых усилий. Он держался на грани сна и яви, иногда ему казалось, что он что-то говорит или даже встает, чтобы уйти, но потом оказывалось, что это грезы. Когда он очередной раз осознал реальность, Линтаур оказался почему-то сидящим на полу, а остальные что-то пили. Каламирэ помотал головой, не уверенный, что снова не спит. Попытался приподняться, но увидел закатанную штанину, вымазанные в крови тряпки, какие-то обрывки, собственный сапог с разрезанным голенищем, валявшийся в стороне у стены и понял, что ничего ему не снится. Посмотрел на Лостарина, на Линтаура, на Талиона, стоявшего с какой-то бутылью и спросил, чувствуя, что вопрос самый дурацкий:
- Вы что делаете?

+1

139

Под конец Лостарин чувствовал себя лентяем, спрятвшимся за спину трудяги, выбравшего более тяжелую работу. Первая иллюзия, что Линтауру легко дается борьба с металлическими "занозами", прошла очень быстро. Когда Линтаур сел на пол, Лостарин на мгновение оторвался от раны, и, прищурившись, взглянул в глаза коллеге, оценивая, не потеряет ли тот сознание. Линтаур не выглядел так уж плохо, но Лостарин левой рукой снял  с соседней кровати подушку, подсунул под спину лаиквендо, чтобы тот мог опереться, одобрительно кивнул Талиону и обернулся на вопрос Каламирэ.
Шутливые огоньки, загоревшиеся было в глазах целителя, потухли, встретившись с мутноватым взглядом раненого, и вместо того, чтобы заявить, что они пекут пирожки, Лостарин ответил серьезно:
- Убрали из твоей раны плохое, отдыхаем. А ты мирувора глотнешь?

0

140

Линтаур удивился такой заботе, вопросительно глянул на Эльнарвэ.
- Спасибо. Но я же не собираюсь рассиживаться, - улыбнулся.
Благодарно кивнул Талиону, выпил воду, взял чашку с неизвестным напитком, принюхался, широко улыбнулся:
- Хорошо пахнет.
А вот вопрос Каламирэ заставил его прыснуть в рукав, до того смешной был. А значит, нолдо вполне себе в порядке.
- Пьём за твоё здоровье, что же еще, - приподнял чашку, глотнул того, что называлось мирувор.
Оказалось, замечательная штука. Он расплылся в блаженной улыбке.
- Как это делается? Выпей это, Каламирэ, вкусно же.

0

141

- Потом покажем, - ответил Талион на вопрос Линтаура.
Ему стало лестно, что такой мастер, как лайквендо - а после его песни и того, как он вытащил из сложной раны занозы, Линтаур в представлении Талиона взлетел очень высоко - оценил то, что они делали.
- Давай попьешь, - он сел на кровать рядом с Каламирэ и привычно уже просунул руку под голову раненого, приподнимая, чтобы тому было удобней. - За твое здоровье и с нами за компанию.
Сам он не чувствовал себя усталым.

Отредактировано Талион (2014-09-07 19:19:00)

0

142

- А, - с некоторым сомнением проговорил Каламирэ. - А я вдруг подумал, что вы так всё и оставите.
Лица у всех троих больше не были сосредоточенными или напряженными и он, наконец, расслабился, поняв, что умирать сегодня не придется. Тревога, все это время сжимавшая сердце, и то усиливавшаяся, то почти исчезавшая за бредом и видениями, ушла совсем. Он облегченно улыбнулся, кивнул на предложение "глотнуть" - тошноты тоже не было. Оперся рукой, помогая себя поднять, чтобы не совсем уж наваливаться на Талиона.
- Если бы можно было вылечить любого, просто выпив за его здоровье, от желающих стать целителем отбою бы не было, - сказал он, сделав глоток. - Но вы работаете над этим методом, да? Линтаур, я не помню, сказал или нет, но я очень рад, что ты пришёл.

0

143

Лостарин, видя завязавшийся диалог, улыбнулся и спокойно вернулся к ране. Пока все заняты, общаются и выдыхают, можно было сделать еще немного. Чужое, злое железо покинуло тело, и рана выглядела чистой, но там, в глубине, еще оставались следы гноя, и Эльнарвэ снова тихонечко запел песню, почти что продолжение того, что пел вместе с Линтауром, но мелодия постепенно становилась чуть другой. Руки его путешествовали вдоль раны, словно гладили больное место через прослойку воздуха. Потом песня сменила ритм, став похожей на колыбельную, и Талион мог узнать знакомый мотив - этой песней Лостарин часто пользовался, чтобы снять боль.

0

144

- Говорил, ага, - Линтаур улыбнулся Каламирэ. - Я тоже рад тебя видеть. А метод по совместному распитию напитков мы с тобой еще чуть позже опробуем.
Он легко поднялся, глянул на Эльнарвэ, на рану.
- Да уж, давай закончим. А то раненый боится, что мы его так бросим, - фыркнул.
Пристроил свои руки рядом с руками Эльнарвэ. Прикрыл глаза, направил силу. Рана была слишком широка, пытаться её затянуть было бы делом долгим и тяжёлым, так что целитель занялся творением. Всем квенди была дана такая сила, и высшее мастерство было не просто изменить, но сотворить. Кто-то творит камни, кто-то ткани или что-то новое, а он- целитель, творил то, что должно быть. Да, новые ткани еще придётся разрабатывать, еще может быть слабость, но с тела рану он сотрёт.

0

145

Талион остался с Каламирэ. Даже руку убирать не стал, просто осторожно, но настойчиво опустил его на подушку, чтобы боевой раненый не пытался сесть раньше времени и не терял лишних сил.
- И отбою бы не было, и у виноделов полно работы, - он улыбнулся, неосознанно скопировав улыбку Лостарина, отчего фамильное сходство стало еще более очевидным. - Тебе попозже будет красное вино, полезно при потере крови. А пока ложись...

0

146

Каламирэ пробормотал:
- Ага, вот мы это красное вино все вместе и выпьем...
Только вот уверенности, что он этого "попозже" дождется быстро, не было - с момента, как он поверил, что все хорошо, спать хотелось все сильнее и сильнее. Страх не проснуться, который заставлял его постоянно выбираться из сонного морока, ушел и глаза закрывались. Какое-то время он еще пытался смотреть или хотя бы слушать, чем больше вслушивался в то, что поет Лостарин, тем глубже проваливался в сон. Наконец, он перестал поминутно открывать глаза, тело стало расслабленным и тяжелым - Каламирэ спал.

Отредактировано Каламирэ (2014-09-17 09:43:23)

0

147

Лостарин, заметив, что Каламирэ проваливается в сон, тихо кивнул. И вопросительно посмотрел на Линтаура.
- Тише едешь... - сказал он неопределенно

0

148

Линтаур глянул на Эльнарвэ, улыбнулся.
Сейчас не предполагалось ему лечить кого-то еще в ближайшее время. Вокруг было спокойно и он это знал. Так что он мог позволить себе любую искренность, какая была. А если еще и Эльнарвэ поможет...
Лайквендо теперь не смотрел на свои руки, он смотрел в лицо спящего Каламирэ и улыбался. Потом губы его зашевелились. Он говорил другу о радости встречи и о том, как он ждал её. Говорил беззвучно, всё равно нолдо спит, говорил душой, привычно облекая речь в слова, оттого и губы шевелились.
Нет, он не стал выкладываться полностью, не было нужды, да и всегдашняя привычка оставлять еще немного на всякий случай. Пока радостью видеть друга живым и желанием помочь ему полнилась душа, он лечил, давая силу исцелиться.
Потом почувствовал, что пора.
- Выздоравливая скорей, Каламирэ.
Оторвал руки, оглядывая результат.

+2

149

- Ага, и не один раз... - улыбнулся Талион, но Каламирэ уже спал. Он вытащил руку из-под головы раненого, осторожно, чтобы его не побеспокоить, и вопросительно посмотрел на двоих старших целителей. А потом перевел глаза уже на Линтаура, так что теперь лайквендо оказался в центре двух вопросительных взглядов, в одном из которых сквозило также и тихое восхищение.

0

150

Глубокая рана не исчезла, но вровень с кожей затянулась буроватой корочкой, пока ещё мягкой, но твердеющей на глазах. Под ней, из неё будет нарастать новая плоть, пока это была лишь  заготовка для неё.
Эльнарвэ поднял глаза и улыбнулся Линтауру. В отличие от лаиквендо,  он боялся, что его помощь может понадобиться сейчас кому-то ещё, потому сперва думал лишь скрепить края раны, оставив более интенсивное заживление на потом. Но Линтаур рассудил по-своему... и здорово, что так. Рана заживает. А раненый пусть спит, это уже не страшно. Да и целителям необходим отдых.
- Прости, что я под конец не помогал почти, - тихо сказал он Линтауру, - и спасибо тебе. Теперь наложим повязку и обедать?

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » На круги своя (возвращение и встреча)