Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Мелькор и Макалаурэ, Тирион, сад Финвэ, 1440 год


Мелькор и Макалаурэ, Тирион, сад Финвэ, 1440 год

Сообщений 1 страница 30 из 76

1

Во дворце короля нолдор было весело. Если обычно Финвэ предпочитал ремесла и обычный домашний труд большим скоплениям эльдар и пышным торжествам, то сегодня народу собралось не протолкнуться. Время от времени это ведь очень приятно - послушать песни, узнать новости, обсудить важные дела.
Сегодня здесь больше пели слушали - от государя до едва вступающего в жизнь подростка. Казалось, слушают и вечно зеленые деревья, склоняясь к широким окнам, и небо, залитое золотым светом, и камни сбегающей к реке широкой улицы. Если кто и искал уединения, пробегая по этой улице к реке, все же и он останавливался на несколько минут, прислушиваясь издали.
Увитая розами беседка - та, которую построил сам Финвэ в приливе вдохновения от нового розового камня, доставленного из Гаваней - тоже была полна чудных звуков, хотя и мягких  и приглушенных.

0

2

Внутри беседки, на каменной скамье, сидел Макалауре, сложив руки на боку своей лютни и опустив на них голову. Можно было подумать, что он спит, но на самом деле он слушал - слушал мелодии, отзвуки разговоров, обрывки песенок, - сегодня пели все больше веселые - все то, что сливалось в единое облако звучаний, окутавшее и дворец, и его ближайшие окрестности.

0

3

Мелькор вошел, прислонился спиной к ажурной, словно кружевной стене. Он решил молча подождать, пока нолдо выйдет из своей задумчивости. Что-то, а ждать вала умел. Не сказать, чтобы любил, но приучился хорошо. Ждать...
Мелькор скрестил руки на груди, спрятав кисти  в широких рукавах парадного, но неброского одеяния.

0

4

Мелькор стоял тихо, и все же Макалаурэ вдруг ощутил, как звучание мира вокруг него изменилось. Как будто холодный ветер с гор Пелори дохнул в лицо. Он оглянулся, вздрогнул, увидев высокую неясную фигуру, но быстро спохватился и склонил голову:
        - Приветствую тебя, повелитель огня!  Прости мне невольную неучтивость. Я слишком глубоко ушел в свои мысли...

0

5

- Ну что ты, Канафинвэ, - Мелькор приглушенно рассмеялся. - Какие, право, церемонии! Это ты прости меня, что вошёл так тихо и не преедупредил... Мне ли не знать, какие мысли посещают творца, ждущего образа своего творения, и как сильно они захватывают... Я присяду здесь, если ты не возражаешь?

Впрочем, ответа Макалаурэ он не дождался и опустился на резную скамью, прислонившись спиной к стене. Именно там, где сел вала, свет пробивался сквозь кружево особенно бойко, и он прикрыл глаза рукой, глядя на мир сквозь пальцы - впрочем, это был не более чем символ его отстраненности. Мелькор всегда и на все смотрел словно из отдаления, словно сквозь ставень своего неприступного дома.

- Отчего же ты покинул праздник, Канафинвэ?

Отредактировано Доброжелатель (2009-09-12 15:37:00)

0

6

- Я быстро устаю от шума и обилия впечатлений. Хочется вникнуть сразу во всё, а когда всего много...  Иногда мне кажется, будто кто-то поручил мне - кто-то старший, имеющий власть, - поручил смотреть и запоминать, но не указал, что же на самом деле важно, а что можно отправить в самую глубину памяти.  И непонятно, зачем и кому это нужно. Ведь мы все и так всё помним!

0

7

Мелькор медленно кивнул, словно слова Макалаурэ нашли глубокий отклик в его душе и напомнили о чем-то своем, личном.
- Иногда у тех, кто особенно остро чувствует этот мир, кто любит его истинной и страстной любовью, красота окружающего настолько переполняет душу, что становится для души непосильна. Душе нужен отдых. Ты, значит, из таких, Канафинвэ, - тихо сказал он, все так же глядя на свет сквозь пальцы. - Да, правда, иногда это очень тягостно - ощущать много и многое понимать. Но... разве ты променял бы это на что-либо иное, на более легкую судьбу?

Отредактировано Доброжелатель (2009-09-13 00:29:39)

0

8

- В мире вокруг меня столько всего, что стоит изучить, понять, описать, что я долго оставался на поверхности вещей и лишь в последние годы стал заглядывать вглубь.  Говорить обо всем этом мне удавалось только со своей наставницей, Яванной, да изредка отец уделяет мне несколько минут. А я стал докапываться до смысла слов, до их корней,  и теперь мне во всем, в каждой мелочи, чудится второй, скрытый, смысл - я называю его символическим, очень удобное слово. И порой снятся странные сны - я не знаю, как отличить в них причудливую смесь реальных впечатлений от чего-то... что не бывало никогда, а может, и не будет. И чем больше я думаю, тем тяжелее становятся сны и мысли, хотя никаких видимых причин нет для этого. И я не рискую говорить об этом вслух. Но меняться судьбою... нет, не стану.

0

9

Мелькор приглушенно рассмеялся и обернулся к Макалаурэ, глядя на него внимательно и заинтересованно.
- Вот видишь, уважаемый песнопевец, как тебе повезло. Ты любишь то, что делаешь, а оно доставляет тебе достаточно мучений, чтобы не привыкнуть и не расслабиться. Нет ничего важнее для счастья, поверь мне. А что до мелочей и предчувствий - проще всего позволить им быть. Тебе еще так мало лет. Опыт и знания, которые ты накопишь со временем, расставят все по своим местам. Просто не надо торопиться сделать все и сразу.. Многие не понимают тебя, но это неизбежно для того, кому суждена особая судьба, - Мелькор вздохнул. - Тем, кто не похож на родичей, приходится преодолевать непонимание и привыкать  к одиночеству.

Отредактировано Доброжелатель (2009-09-14 11:07:26)

0

10

Макалауре рискнул пристально взглянуть в лицо Мелькору. Похоже, Вала действительно было интересно с ним общаться. Почему бы и нет? Ведь когда Яванна беседовала с ним в лесах, ей тоже было искренне интересно, и внимание владычицы ольвар и кельвар было лестно, от встреч с нею оставалось теплое чувство - как будто отдохнул на зеленом лугу в золотом свете Лаурелина. А сейчас... сейчас что-то стало холодновато. Признаваться себе в этом не хотелось, выказывать этот холодок - тоже. Оставалось отшутиться:
      - Одиночество среди дома Финвэ не грозит никому. Нас много! Иногда это мешает сосредоточиться, а в другой раз общение с родичами дает новую искру понимания. Одним платишь за другое - видимо, таков закон.

0

11

- Ты противоречишь сам себе, песнопевец, или я тебя не так понял, - отозвался Мелькор, задумчиво глядя на Макалаурэ. Как раз в этот миг во дворце запели что-то - очень весело и хором, совсем неуместно для того напряжения, что воцарилось в беседке, так что вала поморщился.
- Только что ты с горечью рассказал, что тебе не с кем поговорить о своих тревогах и размышлениях, а теперь утверждаешь, что тебе не грозит одиночество. Но разве оно бывает только там, где рядом с тобой совсем никого нет? Одиночество может быть и в большой крепкой семье, как бы она ни любила тебя. Разве ты сам этого не знаешь?

Отредактировано Доброжелатель (2009-09-14 13:15:34)

0

12

Плохих голосов в хоре поющих не было, но кто-то частил, не выдерживая ритм, кто-то наоборот затягивал. Макалаурэ машинально начал выстукивать по перилам беседки правильный ритм, и тут до него дошло, что рядом с ним тот, кто когда-то позволил себе нарушить ритм в Музыке Творения. Эта мысль с трудом умещалась в сознание. Но здесь и сейчас - они были собеседниками, и нужно было отвечать.
           - Радость и печаль могут порождаться одним и тем же событием или словом одновременно. Я пока не знаю, как это объяснить, но неразрешимые противоречия - это реальность, и тот, кто замечает их и пытается разрешить, всегда мучается, но при этом всегда движется вперед - к новым мыслям, новым граням мастерства.  Если это так - я готов терпеть.

0

13

- Мне нравится слушать тебя, Канафинвэ, - Мелькор снова слабо улыбнулся. - Не только тогда, когда ты поешь. Ты интересно думаешь...и местами очень правильно и тонко... Вот только скажи мне - если ты знаешь, что противоречие неразрешимо - почему ты пытаешься все же разрешить его? Ведь это не упрямство, нет...

0

14

Когда-то давно, забравшись в горы, Макалаурэ вынужден был, чтобы вернуться домой, пройти по очень узкому, как лезвие ножа, гребню между двумя пропастями. И всего-то пришлось сделать шагов двадцать, но потом потребовалось долго сидеть на склоне, пока унялась дрожь в ногах. Точно так же почувствовал себя он и после этих слов Мелькора. Чего добивается вала? Какого ответа? Доволен ли он беседой или наоборот рассержен? Макалаурэ пытался ощутить состояние собеседника, но не мог, и это обескураживало.
       - Противоречие напоминает перекресток, - помедлив, произнес он. - Ты видишь дорогу, скажем, налево и направо. Обе они так заманчиво уходят вдаль. А где кончаются? Что можно видеть по пути? Но ты ведь не можешь одновременно пойти по двум дорогам в разные стороны! Значит, приходится сперва пройти одним путем, потом вернуться и испытать другой. А потом, возможно, окажется, что самый интересный или самый удобный путь к искомой цели - вовсе третий, между ними, нужно только сойти с дороги и протоптать свою стежку. Вот когда знаешь, что такое может случиться, и пробуешь пройти путь. Примерно так же получается с противоречивыми мыслями...

0

15

- И часто у тебя получается протаптывать стежки между? - спросил Мелькор. - Твои деды шли во тьме, обо всем узнавали ощупью - вот как их память играет в тебе!

0

16

- Что же тут удивительного? Их кровь, их склад феа. Если тьмы не видят наши глаза, это не значит, что она отсутствует в нашем восприятии. Темно бывает... в некоторых душах.

0

17

- Темно? Или непонятно? - заинтересовался Мелькор. - Что ты подразумеваешь под темнотой души?

0

18

Макалауре очень хотелось сесть, как он любил - на каменном полу, прислонившись спиною к колонне, - но тут приходилось думать без удобств. Почти против воли разговор увлекал его все больше.
       - У каждого слова есть разные смыслы, - медленно начал он, подыскивая слова поточнее. - Дед Финвэ называл темнотой отсутствие света в землях, где они жили. Нам здесь такая темнота встречается лишь в глубине пещер или в помещениях без окон. Против такой темноты помогают любые светильники, факел, костер, да просто раскрытая дверь. В ней нет ничего особенного: отсутствие источника света, и только. Но Финвэ называет также темнотой, или тьмой, то состояние души, которое было свойственно нашему племени в те времена. Темнота... тьма... похоже, но только поверхностно. Незнание, невежество, грубость, несдержанная ярость - все это, на мой взгляд, также можно назвать тьмой. Непонятного в этих качествах нет, в общем, ничего. Но есть неприятное.

0

19

Мелькор протянул ладонь - так, чтобы она дала на кружевной стене большую пятипалую тень, похожую на кляксу, оставленную нерадивым переписчиком на странице, изукрашенной узорной рамкой и буквицами.
- Вот тень, которую я отбрасываю, - задумчиво сказал он. - И ярость - лишь тень твоего азарта и увлеченности, которые встретили преграду, как вода встречает ее, и потом ярится и вздувается, выходя из берегов. Это ли тьма реки или тьма, допустим,отдельно взятого Макалаурэ? И что неприятного в ней, если это просто часть одной и той же души?

0

20

- А вот на это я могу тебе ответить сразу. Неприятно то, что тень может заслонить все и стать преобладающей. То есть из двух сторон противоречия останется одна, и движение остановится навсегда. В отдельно взятой реке или конкретной феа. Когда побочное явление вытеснит основное. Когда останется ярость без азарта, взбитая пена без течения. Это страшно.

0

21

- Ты видал такое? - заинтересовался Мелькор. - Лично ты, хоть когда-нибудь? Я встречал лишь кратковременное преобладание, а чуть схлынет гнев, чуть уймется паводок - и снова душа и река текут своей спокойной и предпетой дорогой. Паводок может иногда принести плодородный ил, а гнев - новое озарение.

0

22

Макалаурэ вдруг почувствовал, что тема разговора увлекает Мелькора вполне искренне, как и его самого.  Но почему? Сын Феанора давно уже мучился от странных мыслей и ощущений, о которых не мог прямо сказать никому из родных, потому что пока не подобрал правильных слов. Неужели Мелькору тоже такие вещи приходили в голову? Но уж он-то мог наверняка разобраться в природе этих ощущений и справиться с ними. А если так,  чем же может заинтересовать одного из валар мнение одного из эльдар, не самого мудрого притом?
      - Наблюдать такое явление в действительности мне пока не приходилось, - медленно ответил он после нескольких минут раздумья. - Но если рассуждать логически, если долго лить воду даже в очень большую чашу, она обязательно переполнится. так и любое чувство в нашей душе.
      Он хотел добавить, что замечает дурное настроение и раздражительность своих близких все чаще, но все-таки удержался от такой откровенности. Мелькору явно незачем было знать об этом...

0

23

- Вот и мне не случалось, - задумчиво сказал Мелькор. - Просто для этого, мне кажется, нужно очень цельное и сильное чувство, которое и впрямь не оставляет места ни для чего другого. Душа все же сложнее реки, понимаешь? Это и восхищает меня в душах.
Он снова задумчиво взглянул на свет и улыбнулся, испытующе глядя на Макалаурэ.
- А что тебя навело на мысль о гневе или азарте в чистом виде?

0

24

Макалаурэ мог бы сразу ответить: "наблюдение за родными".  Но опять воздержался.
    - Сильного, всепоглощающего гнева при мне пока никто не проявлял. А вот азарт я видел, и не один раз. На охоте, во время споров о сложных вещах, в кузнице... Именно видел, со стороны - сам я всегда помню, что у каждого явления, у каждого слова есть несколько сторон.  И должен признаться, мои сородичи, охваченные азартом, зачастую выглядят и ведут себя... не слишком привлекательно.

0

25

- А самого тебя посещает азарт? Как ты тогда оцениваешь себя, Канафинвэ Феанарион? Да и потом - ведь азарт всегда уходит, отхлестывает, как волна, и все возвращается на круги своя...

0

26

Макалаурэ не выдержал и позволил себе наконец сесть на каменный пол, скрестив ноги - так ему было удобнее.  разговор затягивал его, и он не сопротивлялся - было ужасно интересно... примерно как играть с волнами прибоя - удержишься или тебя утащит? 
       - Мой азарт... он тихий, - подумав, сказал он. - Его почти не видно снаружи.  Всяческие состязания, вроде бросания камешков в волны,  как забавляются иногда детишки в Альквалонде, или конные скачки, или охота, - азарта у меня не вызывают. А вот когда пробираюсь по незнакомому лесу или горному склону, меня так и тянет зайти за следующий поворот, сойти в новую долину или обогнуть холм - а что там? Может, удивительная красота? Или невиданное прежде существо? Мне бывает трудно остановиться, иной раз так заносит, что уж и не знаю, как обратно вернуться. Потом успокаиваюсь, азарт уходит, остается добыча - память о новых местах, цветах, птицах, обо всем, что попалось в пути, даже если ничего особенного не нашел. И мне становится тепло и спокойно...

0

27

Мелькор снова улыбнулся - на этот раз так тепло, словно он и впрямь понимал и ощущал то же самое. Виноградные листья вокруг него расцветились еле уловимой радугой, повеяло ароматным ветерком - кажется, от посаженного неподалеку жасмина.
- Но ведь и у них азарт может отхлынуть, как морской прилив, - задумчиво сказал он. - И так происходит, правда? А остаются прекрасные вещи - я видел. А тебя что-то пугает, песнопевец - и это ли тоже не добыча твоих странных путешествий?

0

28

Макалаурэ вздрогнул, будто его что-то укололо.  В вопросе собеседника ему послышался намек...  или какое-то намерение, весьма далекое от дружеского.  Хотя внешне, казалось бы, никаких признаков этого не наблюдалось. По-хорошему следовало бы на этом прервать разговор, пусть даже не слишком вежливо, но это значило сбежать от трудной задачи, а сын Феанора предпочитал их не избегать, а решать.
          - Из своих путешествий я принес убеждение, что мир вещественный не может быть ни дружественным к нам, ни враждебным. Его можно исследовать, использовать, улучшить, он может нравиться или не нравиться - но если кому-то не нравятся горы, например, он может просто в них не ходить. И будет счастлив на равнинах. Тревогу, волнение,  испуг могут породить, по-моему, только нелады в мире духовном: когда ты чего-то не можешь постичь, лишаешься уверенности в своих способностях, сомневаешься в ком-то близком... такие вещи меня иногда пугают.

0

29

- Когда меня пугает нечто подобное - я выхожу этому навстречу, - сказал Мелькор, пожимая плечами.
Он встал и потянулся, расправив могучие плечи, так что кончики пальцев коснулись противоположных стен. Его тень при этом непринужденном движении накрыла почти всю беседку, на миг заслонив серебристый свет.
- И ты не робкого десятка, Канафинвэ.  Стало быть, ты не избегаешь своих страхов, - это прозвучало почти утверждением. -  Собственно, я лишь хотел сказать тебе, что ощутил родственное стремление в твоей душе. Это всегда очень радостно, не так ли?

Отредактировано Доброжелатель (2009-09-28 11:00:13)

0

30

В то мгновение, когда тень Мелькора перекрыла свет, Макалаурэ испытал болезненный укол в сердце; ощущение тут же прошло, но он понял, что этот момент чем-то очень важен, и его нужно будет осмыслить позже. А теперь следовало отвечать: азарт выяснения истины, о котором они только что упоминали, побуждал его продолжить разговор.
        - Когда-то отец сказал мне, что творец не должен бояться боли, если хочет чего-то достичь. Ни он, ни мои братья, имеющие дело с металлом, не боятся обжечься. А мой двоюродный брат, Финдекано, любит возиться с пчёлами. У него чуть ли не сотня ульев, и он одаривает мёдом всех родичей и многих соседей.  Пчёлы умеют больно кусать, но он с ними ухитрился поладить. А если бы поначалу он отступил, страшась укусов, мёда не было бы ни у кого. Похоже, что все мы таковы - смотрим в глаза нашему страху. В этом отношении я, в общем, от других не отличаюсь и даже уступаю, скажем, даже кое-кому из младших.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Мелькор и Макалаурэ, Тирион, сад Финвэ, 1440 год