Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » После света. Морьо и Макалаурэ после появления Сильмариллов. 1450 год.


После света. Морьо и Макалаурэ после появления Сильмариллов. 1450 год.

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Морьо дождался, когда Макалаурэ выйдет на веранду. Он надеялся, что песнопевец заметит его сам, потому не встал с перил, на которых гнездился, как большая темная птица, а только повернул голову на звук шагов.

0

2

Макалаурэ остановился, заметив брата. Через плечо у него был перекинут серый теплый плащ, на поясе висел охотничий нож.
        - Вот странно! - улыбнулся он. - И ты приобрел привычку сидеть на перилах, как Майтимо?

0

3

- А ты - уходишь, как Тьелкормо, - буркнул Морьо. - Есть разговор, пока леса не поглотили тебя на месяц.

0

4

- Я хочу сходить не в лес, а в горы, - уточнил Макалаурэ. - По настроению мне сейчас нужны камень, прохлада и суровость. И уйду я скоро. Не для тебя я могу и задержаться. Только давай не торчать тут, где все ходят туда-сюда. Придумай место, где можно посидеть!

0

5

- Ну в горы - так в горы, - пожал плечами Морьо. - Идём ко мне. У меня не ходят.

0

6

- Пошли, - сказал старший брат. - тем более я давно к тебе не заходил.

0

7

Морифинвэ кивнул и спрыгнул с перил на дорожку. Любимое его обиталище в дальнем конце сада - небольшой домик, облицованный дивным розовым камнем, который Морьо добывал в Гаванях, делая разные кованые принадлежности для Ольвэ и его друзей, чтобы телери поделились с ним, стоял с открытыми окнами. Внутри, где помещалась мастерская, и где в пристройке Морьо часто и спал - а он никогда не дремал за верстаком или столом, поэтому пришлось пристроить еще одно помещение - было чисто и почти пусто. Для каждой вещи, ненужной ему сейчас, Морьо всегда делал особенную полочку или ящик, и эти ящики были сейчас закрыты. Только на стол, где Карнистир оставил начатую работу, намело из сада опадающих лепестков. Среди них лежали инструменты ювелира и несколько причудливо изогнутых элементов, напоминавших одновременно тени каких-то растений, или вязь слегка искаженных рун. Зеленые камни, которые Карнистир отобрал для работы, пока лежали тут же, отдельно, ни один не оправлен, только поблескивает огранка.
- Входи, - позвал брата Морьо, сметая лепестки со столешницы.

0

8

Макалаурэ подошел к столу, перебрал камни, повертел, подставляя к свету разные грани.
       - Что это будет? Ты соединишь их с металлом?

0

9

- Да, - тихо сказал Морьо. - Будет украшение, венец, но очень тонкий. Очень пойдёт рыжим волосам.

0

10

"Любопытно! - подумал Канафинвэ. - Тонкий венец - это скорее всего для женщины. Для кого же? Рыжих у нас не так много... почти что и нет..."
        - А! - догадался он. - Это для мамы? Праздничный?

0

11

Морьо согласно кивнул.
- Она была грустной в последнее время, потому что отец так редко появлялся дома. Я хотел порадовать - вот, не успел, - он повертел в руке мелкий камешек, и тот скользнул обратно на стол капелькой то ли росы, то ли сока особых трав. - Ну а теперь - начистоту.

0

12

- Что ты хочешь услышать "начистоту"? - уточнил Макалаурэ. - Мы с тобой в последнее время только и делаем, что пытаемся достучаться дру до друга...

0

13

- Хочу услышать, за что ты меня невзлюбил - только мне, в лицо и правду, - хмуро сказал Морифинвэ. - Я ведь ещё не совсем чутьё потерял, спиной иногда ощущаю, как тебя от моих слов перекашивает.

0

14

- Морьо! - от досады Макалаурэ прищелкнул пальцами. - Конечно, ты ощущаешь, и меня действительно перекашивает, но причём тут нелюбовь? Как я могу не любить тебя, брат? Ты помнишь себя маленьким? Помнишь, как я брал тебя с собою в лес и учил делать фигурки из жёлудей и каштанов? Помнишь, какие песенки тебе сочинял?  Это похоже на равнодушие или нелюбовь? И с тех пор ничего не изменилось, поверь, просто каждый из нас нашёл своё дело, мы больше заняты собой, реже можем говорить по душам, и потому нам стало труднее понимать друг друга.  Знаешь, как у деревьев нарастают кольца - нежная сердцевина остаётся внутри, а снаружи - твёрдая кора. Вот так и мы - растём рядом, а шелестим по-разному!

0

15

- Хорошо, отлично, - ещё мрачнее сказал Морьо. - Если б я не помнил - я бы не спрашивал. Раз спрашиваю - значит, помню. Тогда, раз у нас всё так замечательно - что случилось?

0

16

Макалаурэ присел на табурет, стоявший у рабочего стола, посмотрел на мгновенно вспыхнувшего Морьо и покачал головой:
       - Видишь, как у тебя всё устроено в душе? Тебе нужно знать ответы на прямые, чётко определённые вопросы: что случилось, что делать, куда идти и так далее. В этом нет ничего плохого, такая черта есть у нашего отца, и ты, как и он, умеешь благодаря этому быстро достигать цели самым прямым путём.  И Атаринке тоже почти такой же, в общем, считай, вся семья в той или иной степени этим отличается. А мастеру иным быть и нельзя: металл, камень, дерево, глина иного обращения не поймут...

0

17

- Да, так я устроен, - кивнул Морьо и вздохнул. - И поэтому мне очень важно прямо знать, что происходит и отчего ты смотришь на меня так, как смотришь. Ты - можешь ответить? Если всё понимаешь?

0

18

- Я понимаю далеко не всё. Такого не бывает даже с валар, сам знаешь.  Но как-то само собою получилось, что вещи наглядные, отчётливые меня мало интересуют. Я могу при желании сделать неплохое украшение, колечко, отковать какую-нибудь утварь для подарка, но мне ни с Майтимо не сравниться в этом, ни с Атаринке или с тобой. Я долго думал, почему мама назвала меня Макалаурэ - Златокователем: хотелось ли ей, чтобы я стал искусным ювелиром, или она имела в виду что-то иное? Постепенно я понял: моё золото - это свет, это музыка, это мысль.  Сперва мне просто нравилось придумывать мелодии и связывать их со словами - так, игры ради. Потом я осознал, что у нас никто ещё не задумывался над законами сложения музыки и песен, увлёкся... потом стал думать о происхождении музыки - ты же понимаешь, это логичный переход, верно? А отсюда уже был один шаг к мыслям о прошлом Арды, о смысле нашей жизни тут, о будущем...  очень сильно я углубился в это всё. Читаю, наблюдаю, сравниваю, ищу закономерности... Совместить с работой в кузнице или на кухне это обычно не удаётся. Но и показать всем результат моего труда - тоже трудно, понимаешь? Уложить в шкатулку, вынести и всем показать - что? Выводы, образы, созвучия? Пожалуйста, представь себе, как это сложно!

0

19

- Макалаурэ, - Морьо так сжал край стола, что побелели костяшки пальцев - видно было, что он изо всех сил сдерживается и пытается удержать нить разговора. -  Показать выводы можно - их можно свести в трактат, в песню,  в повествование! Но ты послушай сам себя. Я спросил тебя - что случилось? Почему ты смотришь на меня так, как смотришь? А ты мне снова рассказываешь о том, как тяжела твоя работа. Я верю тебе, что она нелегка - но неужели это истощает силы до той степени, что тебе так сложно один раз ответить на тот вопрос, который задан? Представь ты, что я спрашиваю не для забавы и не от глупости, а потому, что мне от этого, - он осёкся, глотнул воздуха и добавил, - в общем, мне нужно знать. Это понятно?

0

20

- Вот, - грустно вздохнул Канафинвэ. - Вот характерный пример. Я решил начать издалека для того, чтобы ты увидел ситуацию, так сказать, объёмно, и уже потом прямо ответить. А ты всё переворачиваешь по-своему, даже не дав себе труда дождаться, пока я закончу. Я НЕ ЖАЛУЮСЬ  на тяжесть своей работы. Я делаю, как и все мы, то, что люблю, мне интересно преодолевать трудности, как и всем нам. Я упомянул об этом только для того, чтобы объяснить, ПОЧЕМУ меня труднее понять, чем других. Отсюда идут все разговоры о моём высокомерии, о заносчивости, о зауми... Меня стыдят, поучают, высмеивают - и не выслушивает до конца никто, потому что мне нужно БОЛЬШЕ слов, чем другим, чтобы объясниться.  Я как-то не так на тебя смотрю? Тебе от этого больно, и ты полагаешь, что я этого не вижу, не чувствую?
        Он отвернулся и умолк, боясь, что сорвётся.

0

21

- Послушай, я вот одного не понимаю. Разве слова - не твоё ремесло? - вздохнул Морьо.

0

22

- Да, именно: слова - моё ремесло. Только необычное, согласен?

0

23

- Конечно, согласен. Но мне вот что непонятно. Если сделаю я, скажем, этот венец, а матушке вдруг придётся он не впору. Я же не стану говорить ей, что её голова не годится для моего венца, а сделаю так, чтобы венец подошёл её голове. Отчего ты не можешь находить те слова, которые все поймут и никому не захочется тебя обрывать? Ведь петь ты умеешь так, что никто и не вздохнёт лишний раз.

0

24

- Когда я пою, мелодия настраивает слушающих, открывает их души, и понимание происходит быстрее и легче. Певец и слушатели как бы начинают звучать в унисон. Но создать песню - дело долгое, мне порой приходится надолго уходить куда-нибудь, чтобы додумать две-три строчки  или напев. А мысли касаются многих предметов, и говорить о них нужно сразу - пока вопрос не решён, пока задача не определилась. При обычных разговорах каждый настроен на свой лад. И, скажем, если я найду правильные слова для мамы или для младших, то для тебя или для отца  моя речь может оказаться тёмной, лишённой смысла.  А теперь представь себе: вдруг ни с того ни с сего я начну вместо разговора петь - постоянно, всюду. Или отводить каждого собеседника в сторонку, повернувшись спиной к остальным, чтобы добиться понимания по одиночке от каждого. Здорово, верно?

0

25

Морьо вздохнул, встал и прошёлся туда-сюда.. В небольшом пространстве ему было как будто тесно, хотя обычно нигде не чувствовал себя Карнистир так свободно, как в этом помещении, где зрели его мысли, как вино, и где выходили из-под его рук тонкие украшения.
- Не годится это, Кано. У меня такое чувство, как будто мы все друг с другом говорим, чтобы беседовать и сообща сделать что-то, а ты словами возводишь стену, которую не перепрыгнуть. Ты один там, среди твоих слов, и оттуда и нас видишь как-то странно. А впрочем, это твоё искусство, я в нём не силён и не могу давать советы. Всё-таки - договаривай до конца. Я хочу слышать.

0

26

- Ты совершенно точно сказал, - вздохнул Макалаурэ. - Даже среди семьи и друзей я остаюсь зачастую один... но это особое одиночество, и я готов смириться с этим, если мне дано будет что-то важное понять настолько, чтобы я мог поделиться со всеми и сделать нашу жизнь, наши отношения друг с другом лучше. И вот в поисках такого ключа я стал замечать странные вещи...

0

27

- Я постоянно замечаю странные вещи, - повёл плечом Морьо. - Договаривай, Макалаурэ.
Разговор стал ему в тягость - хоть как ни сдерживайся, казалось, Кано всё равно не слышит его. Он и мысли не допускал, что вдруг Кано может не хотеть слышать или прислушиваться к чему-то своему, что не он и не отец, и не братья. Ведь они решили поговорить, Кано согласился сам. И вот теперь он говорит как будто сам с собой, то, зачем Морьо ждал его на веранде - потерялось, уплыло куда-то в сторону. И опять Морьо был как будто ни при чём, и вроде как зря ждал...
Морифинвэ стало тоскливо, он покраснел до ушей и сломал большую перламутровую пуговицу, которая лежала скраю на полке и попалась под руки, точнее, под пальцы, которым очень хотелось что-нибудь сжать.
- Мне не так легко ждать своей очереди, но я подожду, - сказал он больше себе, чем брату.

0

28

Макалаурэ подошёл к брату, положил ему руки на плечи и внимательно посмотрел в глаза:
        - Ты уходишь, - тихо сказал он. - Опять уходишь от понимания. Заслоняешься привычными мыслями, не хочешь впустить что-то новое в душу. Именно подобные странные вещи я и замечаю. И за собой тоже. Я раздражаюсь по пустякам, слова и звуки куда-то теряются. Я говорил об этом, и тебе, и другим. Казалось бы, тут и понимать нечего... Между нами кто-то или что-то возводит стены, брат. И это плохо кончится. Недаром в последнее время меня всё занимает мысль, что было бы, если бы Дерева вдруг стали светить слабее...
         Он еще раз посмотрел на Морьо и покачал головой:
         - Тебе это не нужно. Эти умствования, предчувствия, все эти неощутимые пустяки...  Слушай главное. Я тебя люблю, брат. Люблю таким, как ты есть. Я хочу, чтобы тебе было хорошо, и никакие мои "косые", как тебе кажется, взгляды, никакие заумные речи не должны от тебя заслонять этой истины. И я беспокоюсь о тебе. Твоя привычка ходить напрямик по тёмным пещерам подвела уже тебя однажды - может подвести и ещё раз.

0

29

/вообще подвела она не меня, ну да ладно, пусть. Будем считать, что я бился ломал конечности тоже и при других обстоятельствах. Тёмные пещеры - оценил./
Морьо был ниже и немного плотнее, чем старший брат. Но он тоже положил ему руки на плечи, упрямо вскинул подбородок и посмотрел Макалаурэ прямо в глаза.
- А я беспокоюсь о тебе, - коротко сказал он. - Боюсь, что твоя привычка начинать с непонятного и длинного подведёт тебя когда-нибудь больше, чем меня мои пещеры. Когда не будет времени пояснять длинно. Верно, ты пытался со мной говорить - но ни разу не вымолвил ясного. Почему ты сразу не сказал, что тебе плохо? Почему не начал с того, от чего уже можно плясать? Сказал бы: "Морьо, я злюсь оттого и оттого, я чую в воздухе вот это - не было ли такого с тобой?". Было бы понятно, что есть дело, - Карнистир сжал плечо Макалаурэ, словно сдерживаемый гнев выплеснулся совсем другим чувством и заставил его глаза блеснуть. - Я ж тоже люблю тебя, чудище! Если есть что-то, что хочет нас рассорить, я хочу на это посмотреть и так потрогать, чтобы раз и навсегда..., - он осёкся, отпустил Макалаурэ и повёл плечом. - В общем, ты понял...

0

30

У Макалаурэ стиснуло горло, и сразу что-то вымолвить он не смог. Переждал, понял, что лучше обратиться мысленно.
         "Да, есть кто-то желающий нас рассорить, по каким-то  своим причинам. Хорошими эти причины явно не могут быть. Но, если я правильно догадываюсь, этот орешек будет не по зубам ни тебе, брат, ни мне, ни всем нам разом.  Понимаешь? Высказанное вслух становится фактом и побуждает к  действию. Я не говорю прямо потому, что боюсь ошибиться и своими догадками оскорбить... тех, кто ни в чём не виноват. А бить наугад, не зная, виновен ли тот, кого ты бьёшь...  Прости... я боюсь, что ты и другие братья натворят дел, о которых потом пожалеют. Только потому я и хожу вокруг да около. Я могу только предупреждать, но не указывать точно."

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » После света. Морьо и Макалаурэ после появления Сильмариллов. 1450 год.