Из сада потянуло сладким и настолько вкусным, что усидеть было просто нельзя. Атаринке давно вырос,но любить вареньн от этого меньше не стал. Поборовшись с собой он вышел в сад. Под яблоней сидел Морьо,а над костром дымился таз с вареньем. Курво сглотнул слюну,представив себе пенки.

- Я только сироп поставил, - сообщил Морьо, не дожидаясь вопросов. - Поможешь нарезать яблоки - пенки появятся быстрее, - он хитро прищурился - мол, насквозь тебя вижу.

- Чтобы вы все без меня делали,- хмыкнул Атаринке и взялся за нож.Кухня не относилась к любимым занатиям Курво, но в саду было хорошо, опять же он чувствовал и некоторую необходимость поговорить с кем-то очень здравомыслящим.

Морифинвэ, посмеиваясь под нос, крошил яблоки в свободный таз. - Варенье будет с корицей, - сообщил он. - И я не я буду, если весь таз не выхлебают быстрее, чем я сварил.

- Можешь быть уверен, что половина за мной,- рассмеялся Атаринке. Взгляд его рассеяно скользнул по пламени костра и вдруг помрачнел,губы плотно сжались, так случалось, когда у пятого что-то не ладилось

- Ну, кто варит варенье, волен облизывать ложку хоть и до половины таза, - хмыкнул Морьо и помешал свое варево. Он был явно добродушен и даже готов позволить говорить под руку.

Настроение поговорить у Морьо случалось нечасто. Атаринке поколебался,потом полез в карман:

-Чтобы ты сказал об этой вещи?- в руках Атаринке держал браслет с виде какой-то странной змеи с крыльями летучей мыши и головой собаки,но с рогами. Металл , странно темного цвета переливался огненными бликами

Морьо отложил ложку и протянул руку за браслетом. Повертел в пальцах. - Металл хороший, я бы не отказался с этим поработать. Но что за мерзкая тварь? Мастер точно был в добром здравии? Головой не ударялся?

- Будь это обычный мастер,- сделал ударение Куруфинвэ на слове "обычный",- я бы тоже так подумал. Но этот браслет сделал вала Мелькор.

Морьо вернул браслет брату, встал и ещё раз вдумчиво помешал в тазу. - Интересный вопрос - может ли вала удариться головой и что с ним тогда будет.., - протянул он, принюхиваясь.

Атаринке взял браслет так, словно тот был горячим.

- Не знаю, торонья, я как-то не задумывался,но,согласись , какая тонкая работа, какое мастерство. Он делал этот браслет на моих глазах , и ,знаешь, даже...Ауле не работает столь красиво.

Морифинвэ спокойно вернулся к нарезанию яблок. Прошло некоторое время, прежде чем он ответил. - Я не отказался бы посмотреть на работу мастера, а еще лучше - понять, как он сделал этот металл. Но повторю - мне не нравится эта тварь, и мне не нравится вид этой вещи. Ты подарил бы такое своей жене?

- Ну что ты,- протянул Атаринке,- моей жене совсем не пойдет такая вещь, да и , на мой взгляд, это вообще не женское украшение...Слишком мрачно. И этот зверь. Безусловно это плод фантазии, но кто может читать в мысях Высоких? Он предлагал мне пойти к нему в ученики

- Меня зовут Мрачным, но я бы тоже это не надел, - отозвался Морифинвэ. - А на чтение мыслей Высоких я не посягаю. Просто фантазия какая-то нетрезвая. Ученики..хм...ты только учти, что отцу это не понравится. Да и ещё...

- Что ещё?- быстро спросил Атаринке

- Вот как попадают в ученики к отцу? Приходят и просят, да?

Морьо еще раз попробовал варево и задумался.

- Да, - согласился Атаринке,- и не только к отцу...К любому мастеру...Я , признаться ,тоже озадачен и...отца огорчать не хочется. С другой стороны я уже взрослый , скоро заживу своим домом

- Вот, а этот ходит и зазывает - а он ведь вала, тогда как атаринья всё-таки нолдо, хоть и из лучших. Я не люблю зазывал. Плох мастер, который сам хвалится. И глядя на этот браслет, я даже понимаю, чем плох, хоть кузнец он и прекрасный.

- В такой работе сложно найти недостаток,- Атаринке покрутил браслет в пальцах.- Ты можешь считать ,что я неправ , но даже отцу так не сделать.

- А я что, держу тебя? - поморщившись, отозвался Морифинвэ.

- Не держишь...Но мне кажется, ты видишь что-то такое в этом браслете, чего я не могу разглядеть.- вздохнул Атаринке.- А ещё беспокойно мне как-то ,Морьо.

- Я вижу тут нездоровую фантазию, которая мне не нравится. Это раз. Я вижу тут попытку поразить всех с наскока - это два. И мне не нравится мастер - это три. У меня всё начистоту, ты же знаешь.

- Знаю,- кивнул Атаринке,- поэтому и решил поговорить вначале с тобой. Турко или Кано это вообще не интересно. Майтимо слишком осторожен, отец - вспыльчив. А  я сам запутался в сомнениях.

- А что путаться? - Морьо не спеша встал и вывалил все яблоки  в таз. - Тебе интересно? Иди и смотри, если так. Зачем в ученики-то записываться? Разве мастер с мастером не может обменяться секретами на равных? Ты искусник лучше многих и уже достаточно взрослый. Я бы так сделал.

- С валой и на равных? Я , конечно, самоуверен, но не настолько. Ты прав, мне интересно, но вот и тебе интересен этот металл, но я вижу, что ты не пойдёшь даже смотреть. Или я ошибаюсь?- Атаринке искрошил очередное яблоко в мелкие кусочки

- Меня он не зазывал, - криво улыбнулся Морьо, нажав на последние слова. - Ты узнаешь и наверняка расскажешь мне. Уж мы-то с тобой как братья поговорим и без церемоний? А если вала ходит и зовёт учеников, отчего бы ему с мастерами не побеседовать?

- Ты давно не выбирался в город , торонья,- улыбнулся Атаринке,- в Тирионе только и разговоров, что о Мелькоре. Многие считают его странным, но еще больше тех, кто вроде меня колеблется. Слишком необычно в нем всё. Замыслы, мастерство, речи...

- Какое мне дело до разговоров в Тирионе? У меня в мастерской лежат неогранённые рубины да ещё вот варенье. Пусть чешут языками, кому нечем заняться. Ты знаешь, я не привык колебаться. В день, когда я буду уверен - я к нему пойду. В конце концов, отца мы знаем с того дня, когда появились на свет, и я ему доверяю, потому что обычно он прав. Валар мы тоже все знаем с рождения. А кто такой этот Мелькор - ещё понять надо.

- Мне кажется, что он обладает знанием, которое было нам пока недоступно,- задумчиво произнес Атаринке,- Он говорил, что мир велик  и  многообразен, а Аман - лишь малая частица его.


- Дед наш Финвэ тоже нам это говорил. Как гостим - так каждый раз перед сном, - Морьо попробовал яблоки и зажмурился. Он любил готовить. - Тоже мне тайное знание. И отец об этом всё время говорит, я послушать очень люблю.

Атаринке почесал нос.

-А знаешь, пожалуй , я не пойду. У меня нет такой ясности, которую, я слышу в твоих словах, но от этой вещи,- он снова достал браслет,- веет холодом и еще чем-то, названия чему я не знаю...И я не хочу оставлять её у себя.

- Ну и хорошо. Если я неправ - а я думаю, что я прав - то ты ещё успеешь находиться. А пока передай мне вон корицу, она возле тебя в мешочке лежит.

Атаринке, у котрого словно Таникветиль с плеч упала,передал брату кусочки пахучей коры.
- А у моей жены так не получается,- посетовал он

- Не женское это дело, - проурчал польщённый Морьо. - На то у тебя брат есть. От жены другая польза.

- А дом дострою, так и будем к тебе поесть бегать?- усмехнулся Атаринке.

- Каждый день не набегаетесь. Но в гости приходите, отчего нет. Что ли я родных не угощу?

- И почему тебя прозвали Мрачным,- улыбнулся Курво,- ты - самый заботливый и хозяйственный брат на свете... Так как там насчёт пенок?

Морьо усмехнулся и снял первые пенки деревянной ложкой. - На, слизывай, заслужил.

Атаринке зажмурился от удовольствия.Горячие сладкие пенки были выше всяких похвал.   -Вкусно,- мурлыкнул он,- а запах,как в садах Йаванны...Спасибо, Морьо. И не только за варенье. Кажется, я чуть не сделал большую глупость.

- Да ну, не думаю, что всё так уж плохо, - пожал плечами Морьо. - Хотя время, истраченное попусту - уже неприятность.