Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Макалаурэ и Морифинвэ, после прощания с дедом.


Макалаурэ и Морифинвэ, после прощания с дедом.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Карнистир оставил всех собираться - оставил совсем ненадолго и Лиэроссэ. Отошёл от всех, смутно вспоминая, что хотел добраться до входа в своё жилище, где разбросал камни руками и лопатой, и извлечь оттуда не только плащи. Кажется.
Темнота плыла перед глазами - Феанарион всё же не взял с собой факела.
Он подумал, что напряжение отпускает как-то не вовремя, и решил присесть вот тут, в тени стены - совсем ненадолго. Так, чтобы никто не видел, и чтобы отдышаться и перестало першить в горле. Швыряться тяжёлыми предметами почему-то внезапно не стало сил.
Морьо сполз спиной по шершавой полуобрушенной стене и закрыл глаза.
Он чувствовал только необъятную пустоту и ледяной горный воздух.
- Я тебя ненавижу, - прошипел сквозь зубы - и понял, что легче ни капли не стало. - Я тебя, мразь, ненавижу...
То ли ему было жаль себя - а уж этого он старался и другим-то не позволять, то ли просто устал. Где-то вдалеке гулко капала вода - наверное, из их развороченного водопровода. Из того, который Морьо так любовно строил и планировал.
- Черная тварь, - сказал он. - Неназванная сволочь.
И пообещал себе, что это видение перестанет стоять перед глазами - пещера и мёртвый дед. Вот сейчас. Через минуту. И он пойдёт туда, где должен быть, а потом вернётся к тем, кому нужен. И не будет помнить, что не был рядом. И...и найдёт способ, чтобы Птичке стало легче. И ещё...
- Мразь, - добавил он, очень надеясь, что чёрные слова, как обычно, немного облегчат его душу.

0

2

Макалаурэ нечего было собирать.  Что у него было с собой, когда уходил в лес (и как давно это было - целую вечность назад!) - то и осталось. Кинжал на поясе, сумка за плечом, в сумке - какая-то еда, свернутый плащ и даже фляга с вином. Он совершенно забыл об этих полезных вещах и теперь даже чуть-чуть порадовался, что они есть. Может, где-то под обломками и лежали еще его записи, свитки, лютня, но не тратить же силы на то, чтобы раскопать их и убедиться, что все испорчено и разбито в щепки?  Мимолетно подумалось об отцовских светящихся камнях - уцелели ли они? Будут ли светиться теперь, когда источник мирового света уничтожен? Он даже не мог вспомнить, перевезли эти камни из Тириона сюда или нет.
          "О чем я думаю! - удивился он сам себе. - О каких-то мелочах... Может, потому, что главное уже определилось? Уже понятно, что назад пути нет, а впереди... впереди пусть будет, что будет, лишь бы не стоять неподвижно, не смотреть на эти развалины и не рвать сердце на части..."
         От прощания с королем у него осталось странное ощущение: ему все время слышался тихий голос деда, как будто он сам смотрел со стороны на то, как его родные горюют о нем. И он как будто нашептывал: "Не надо... не надо..." Что не надо? Плакать?  Мстить?  Восстанавливать утраченное? Забывать?
         Макалаурэ невольно огляделся по сторонам, как будто Финвэ мог оказаться вот тут, рядом, за плечом и разъяснить свои слова... И сообразил, что Морьо среди занятых подготовкой к уходу нет. Это было на него непохоже. Может, он пошел что-то принести и застрял в развалинах? В такой темнотище немудрено и ногу сломать...
         Он мысленно окликнул брата - и испугался, не получив ответа. А ведь осанвэ уже восстановилось здесь!
         Канафинвэ вздохнул, отгоняя страх новой потери, и, поразмыслив, зашагал в ту сторону, где прежде было жилище его запасливого, хозяйственного брата.
         Он угадал. Морьо действительно был там - почти возле раскопанного входа. Но он сидел под стеной и ничего не делал. И это было очень плохо.
         - Братец, ты цел? - спросил Макалаурэ первое, что пришло в голову, опускаясь на землю рядом с ним.

0

3

- Цел, - глухо ответил Карнистир и даже изобразил кривую улыбку. - Что мне сделается теперь? Ты-то как? - прищурился он, стараясь разглядеть в темноте выражение лица брата.
Его собственное в этом мраке казалось почти чёрным. Волосы припорошило каменной пылью, впрочем, эльфы ведь не знали седины, поэтому вряд ли кто мог бы подобрать название...

0

4

- Со мной все в порядке, - не покривив душою, ответил Кано.  Он действительно ощущал, что быстро приобретает спокойствие - новое, не безмятежное, как прежде, и все-таки... - Я готов идти куда потребуется, и я в состоянии жить дальше - смотреть, думать и понимать. И я уже кое-что понял.
        Он намеренно остановился на этих словах, чтобы заставить Морьо  спрашивать, интересоваться чем-то, - чтобы лицо брата перестало казаться вырезанной из темного дерева жутковатой маской.  В ожидании ответа он осторожно коснулся волос Морьо и взъерошил их, сбрасывая пыль и мелкие крошки камня.
        - Так ты выглядишь красивее, - добавил он деловитым тоном. - Лиэроссэ будет тобою довольна.

0

5

- Лиэроссэ, - сказал Карнистир. - Да.
Его лицо стало выглядеть явно осмысленнее.
- Я шёл взять кое-что для неё и для себя - и забыл, надо же. Так что же ты понял, торонья? Я понял, что всё к этому шло, - он подтянул колени к подбородку, как в детстве и тряхнул головой, сметая остатки пыли. - К этому убийству и грабежу. Он рассорил нас и лишил самого ценного - всех. Ох не зря я выгнал эту мразь из кухни. Но главное, Кано, я думаю, что построил плохие стены. И не могу не думать о том, как быть с ним дальше. Потому что так я ЭТОГО оставить не смогу.
Карнистир умолк и посмотрел куда-то мимо Кано - в пыльный сумрак развалин.
- Толку с того, что я плохо с ним простился - это мелочь. Я его не уберёг. Я никого по-настоящему не смог уберечь. Вот где подлость главная, - горько и горячо сказал он.

0

6

Макалаурэ обнял брата за плечи, как будто тот стал вдруг прежним младшим,  мальчишкой, и тихо заговорил:
          - Он убил нашего деда, разрушил наш дом и похитил любимое творение нашего отца. Это очень плохо, и за это он будет наказан - не знаю, когда и кем, но будет обязательно. Сможем ли мы сами  с этим справиться - другой вопрос, но ты вот на что посмотри: наши старшие жили во тьме Эндорэ,  боясь силы Врага, убегая от него, сдаваясь ему - помнишь, как Финвэ рассказывал нам об этом? Они боялись, потому что не знали, кто он, а мы - мы теперь знаем. Мы знаем Валар, их способности и характер, знаем и то, чем Враг отличается от других, а потому не боимся.  Да, он может убивать, да, перед ним, скорее всего, не устоят никакие стены, воздвигнутые нами, но главного он у нас не отнял и не может отнять. Главное - это наша любовь друг к другу и наши знания. И хотя дед наш лишился тела, его любовь остается с нами. Я ее чувствую, понимаешь?  Ты не должен корить себя за то, что кого-то не уберег или не убережешь в будущем. Намо примет тех, кого мы потеряем и позаботится о них. Подумай о том, что Финвэ сейчас, возможно, уже встретился с Мириэль, подумай о том, что в садах Лориена покой и тишина не нарушены злодейством предателя, и что однажды мы встретимся с ушедшими вновь.  Вот это я понял,   торонья.

0

7

- Ему не дали встретиться с Мириэль раньше - отчего все вы думаете, что теперь они снова вместе? - передёрнул плечами Морифинвэ. - Брат мой, ты прав, а я раскис, но это пройдёт. Ты в одном прав - мы можем с ним бороться. И будем, я уверен. Нам некого бояться под этим небом, хоть бы оно выцвело сто раз ещё и стало как дырявый платок. Мне не страшно, мне просто горько.
Он обернулся к Макалаурэ и посмотрел ему в глаза.
- А знаешь ли что, торонья?

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Макалаурэ и Морифинвэ, после прощания с дедом.