Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » И звезд отраженье на льда резного гранях


И звезд отраженье на льда резного гранях

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Лаурэфиндэ оглядел тихий, скорбный лагерь. Лишь только сила воли и огонь души вели их вперед. У многих уже не хватило огня, они остались позади. Но впереди была еще долгая дорога и даже не верилось уже, что она когда-нибудь закончится. Но он точно знал – земля там есть. Он помнил реки и долины Эндоре и верил – они дойдут.
Чтобы отвлечься от усталости последнего длинного перехода, эльда принялся по-новому укладывать свою поклажу, стараясь сделать это еще лучше и удобнее. Пальцы наткнулись на коробку с резцами, он открыл её, задумчиво рассматривая, потом улыбнулся.
Нолдо выбрал место недалеко от лагеря, там, где на небольшом возвышении тянулись к далекому небу чистые и ровные кристаллы льда. Окинул взором, склонил голову, прикидывая.
- Затем ли мы идем, - задумчиво пробормотал эльда, присаживаясь и раскладывая рядом инструменты. Были тут и пилки по камню, из тонких, но прочных, для точных работ и резцы для разных форм. И немного спустя запел лед под сталью зубцов. И вот уже обозначились контуры моста, ведущего к возвышению. И вдоль по отвесному склону «горы» протянулась лестница. Лаурэфиндэ вернулся к мосту и вот уже ажурная вязь перил украсила пролет, а высокие арки вознеслись над устоями. Тогда он добрался до возвышения и через время стали заметны контуры стен.
Он увлекся работой, чистый голос поднялся, смешался с ледяной крошкой и пылью, и оживил их песней. Словно мелкие звездочки, сверкая отражением своих высоких родичей, танцевали льдинки в морозной воздухе.

0

2

Еще один переход остался позади. Который по счету? К чему считать, если неизвестно, сколько их еще предстоит. Раньше, когда его спрашивали, когда же конец и в вопросе звучала надежда, Турукано знал, что спрашивают о Льдах. Теперь же в этом вопросе звучало отчаяние и казалось, что спрашивающим уже всё равно, будет ли это конец Льдам или конец им самим.

Турукано с тяжелым сердцем  закончил обход своей части лагеря. На душе было черно, а сил, скрывать это, уже не было. Он вышел из лагеря, собираясь побыть один и собраться с силами.

Откуда-то совсем не издалека послышалась песня. Турукано остановился и прислушался, полагая, что это - игра его воображения. Но песня продолжала звучать и Турукано пошел в том направлении, откуда она слышалась.

- Лаурэфиндэ?! - только и смог сказать Турукано, обнаружив, наконец, и певца, и его сверкающее творение, - Я должен был догадаться, что только ты на это способен!, - и он рассмеялся, едва ли не впервые со времени начала их похода.

0

3

- Это неправда, мой друг, - Лаурэфиндэ отозвался, не отрываясь от работы. Но глаза его смеялись в ответ на радость Турукано и он был доволен, что не только к его удовольствию привели труды. – Ты и сам уже можешь не хуже. Ведь так?
Он встал, протягивая Турукано резец.
- На тебе дворец, - он указал на самый высокий кристалл льда посередине. Изящно поклонился, приглашая принца к работе, но в тот момент то была шутка, какую могут себе позволить друзья, - мой лорд.
И тут же сменив тон, вздернул подбородок, наставительно проворчал:
- И не забудь о гармонии, - но не выдержал, рассмеялся. – Турукано, не стой столбом, лучше выпили его.

+1

4

- Ну ладно, так и быть, - Турукано отсмеялся и взялся за резец, - дворец выпилю, но петь - и не проси. О музыкальной гармонии придется и дальше заботится тебе, мой друг...

И он принялся за работу.
- Так, значит, дворец...  Вот здесь будет парадная лестница..., -ступени выходили  гладкие и очень скользкие, - Будем надеяться, - сказал Турукано, смахивая ладонью ледяные осколки со свежевырубленных ступеней, - что Снежный Король, живущий в этом дворце, очень твердо держится на ногах. Иначе он рискует съехать вниз к своим подданным прямо на собственном седалище.

0

5

- А может это у них такой обычай? И дружина следом, вот шуму-то будет. Представляешь, щиты положили и за королем!
Представленная картина поражала воображение своим величием и эпичностью. Она столь ярко и четко представилась, что Лаурэфиндэ прямо на ходу принялся напевать песенку о непоседливом короле и его верной дружине, которой тяжело приходилось с таким лордом. Нет, песенка шедевром не была, с резцами и пилками у нолдо выходило куда как лучше. Но король получился живой и веселый. А пока пелась песня, в городе начали появляться улицы, дома, беседки.

0

6

Турукано усмехнулся:
- Ты так всё здорово сочинил, как будто сам был знаком с парой непоседливых королей и прекрасно знаешь их обычаи. Мне-то все знакомые короли казались воплощением благонравия, но ты знал их и в их ранние годы. Быть может тогда, Финвэ или Ингвэ и в самом деле вытворяли что-нибудь удивительное... - Турукано задумался, вспоминая деда. Невозможно было поверить, что его больше нет.
- Расскажи мне про Финвэ, пока мы работаем... Каким он был тогда, в Эндорэ, в самом начале?

0

7

- Нет, - ответствовал Лаурэфиндэ, - но я знал пару непоседливых принцев и не одну. Или ты что же, считаешь, что твой отец, Нолофинвэ и брат его, Арафинвэ, были такими умудреными и рассудительными, когда едва до горна дотянулись? Да и теперь есть на кого посмотреть, для примера, - пилка в его руках указала на самого Турукано. Нолдо едва сдерживал смех, который мог испортить так тщательно выпиливаемый свод арки, больно хрупок был лед, осторожность и точность требовались как никогда.
- Да, Финвэ, Ингвэ и Ольвэ, - все три имени он произнес, не дрогнув голосом, обо все трое они были правителями эльдар, - не всегда были королями. Мы все были юны когда-то. И если тела наши были теми же, что и сейчас, но дух был столь же юн, как и у детей. И вытворяли мы не меньше, чем вы. Разве что, журить и наставлять нас было некому.
Защищать и учить тоже было некому. Но Лаурэфинвэ улыбнулся, вспоминая те дни.
- Что же, раз спросил, расскажу. Но только, по-моему, не сильно он отличался от того, что был в Амане. Он был смел, невероятно смел. Еще он был любопытен безмерно, всегда что-то искал, то камень новый притащит, то съест чего-нибудь и потом животом мается. Всё попробовать хотел. Кажется, именно он придумал слово «синяк». – Лаурэфиндэ улыбался все шире и шире, а ведь и правда, счастливое было времечко. -  Изобретал много полезного и бесполезного, для нас это были игрушки, совсем как для вас. Его любили и как-то так получилось, многие стали спрашивать у него совета. Так что, неудивительно, что именно он пошел с Оромэ.
Работа спорилась, на месте ледяных глыб вставал город. Его очертания были уже видны. Широкие улицы и площади, сады и фонтаны, колоннады портиков и контуры домов.

0

8

Турукано заканчивал дворцовые башни, прислушиваясь к словам Лаурэфиндэ.
- Интересно, мог он себе представить вернуться когда-нибудь обратно? Не навсегда, но навестить земли своей юности... Я думаю, я никогда не смогу забыть Тирион, даже если нам удасться превратить Эндорэ в землю молока и меда. Посмотри на этот ледяной дворец, на площать, на эту аркаду - я не задумывал, но сходства с Тирионом нельзя не заметить.

0

9

- Не могу ответить тебе за него, Турукано, но могу ответить за себя. Я не представлял себе возвращения и не тосковал по тому, что оставил. Ибо перед моими глазами лежал дивный и мирный Аман. И мне не было нужны искать свои воспоминания об Эндорэ.
Он оторвался от работы, рассматривая дворец, таинственно поблескивающий в свете холодных северных звезд. Улыбнулся, ибо сходство с Тирионом воистину нельзя было не заметить.
- Но я буду тосковать по Аману, это знаю точно, - нолдо обернулся, в ту сторону, откуда начался их путь наперекор всему. – И, когда я сделаю всё, что будет в моих силах, я вернусь. Хотя бы пред справедливые очи Мандоса.
Он помедлил немного и снова взялся за резец, ажурная вязь узора ложилась на стену дома у края стен.
- Но в ответ я хочу спросить тебя, зачем мы идем?
Резец сорвался, скользнул вбок, но узора не нарушил.
- Нет, не так. Я хочу спросить не лорда Турукано, а моего друга – Турукано. Зачем ты идешь вперед?

+1

10

Турукано еще раз осмотрел готовый дворец, смахнул последние осколки и повернулся к Лаурэфиндэ:
- Когда поэты воспоют Исход Нолдор, они скажут, что некоторые из нас решили идти и их решение было твердо и неизменно, подобно глыбе льда. А про меня, думаю, они песен не сложат, ибо не удастся им высокими словами описать решение, подобное снежному кому... - он улыбнулся, - я был против похода, но находилось всё больше причин, которые звали меня в Эндорэ. Я не мог оставить тех, кто доверяет нам и решил идти, я не мог оставить отца и не хотел, - он снова улыбнулся, - бросать братьев без присмотра. Потом я думал, что если уж так складывается наша судьба, то должна быть у нашего переселения великая цель - принести толику здешнего света, умения и защиту в подзвездные земли... Да, друг мой, отсвет твоих мудрых слов. А огонь Арамана стал чертой - я понял, что мы должны дойти. Именно в Арамане поход Феанаро стал моим походом. Тогда, когда они бросили нас, я обрел мир, даже если это слово и прозвучит сейчас странно. Мы больше не идем не за Феанаро, над нами не довлеет больше темное пламя его души, мы идем не по его подстрекательству. Мы идем, потому что решили идти по доброй воле, потому, что сделали свой выбор.

0

11

То, что он хотел доделать, еще не было сделано, но Лаурэфиндэ отложил резец. Подстелив плащ, сел на ледяной бугор рядом. Его же собственный вопрос и ответ Турукано всколыхнул сознание и мысль. Они были припорошены холодными снегами тяжелого похода, но сейчас обнажились, подобно ледяным глыбам перед ними.
- Да, мы нашли свой путь.
Эльда, чтобы занять руки, оставшиеся без дела, принялся переплетать косу. Обыденное занятие, помогавшее высказать то, что бередило душу, но не укладывалось в сознании.
- Знаешь, о чем я думаю? – он решился открыть другу затаенные мысли. – Феанаро много говорил о свободе. Может быть, - его речь сбилась, но, вздохнув глубоко, Лаурэфиндэ продолжил, - быть может, сжигая корабли, он освобождал нас от себя.  Отрезая себе обратный путь, а нас оставив на берегу Амана, не дал ли он нам свободы принять решение самим, а не следовать за ним. Тот огонь освободил Нолофинвэ от клятвы.

Отредактировано Глорфиндейл (2014-06-17 09:51:31)

+1

12

- Да... Огонь уничтожил все... Все, что еще связывало нас, - Турукано задумчиво смотрел на лагерь, - Мы свободны, но платим за это высокую цену.  У многих уже не хватает сил и все меньше остается тех, кто еще в состоянии помогать другим. Я вижу столько отчаяния и боли, Лаурэфиндэ, и не в состоянии помочь. А дети? Я не могу смотреть им в глаза. Они редко плачут теперь.. Знают, что на это нет сил.

+1

13

- Если бы огонь мог уничтожить то, что связывает нас, - Лаурэфиндэ в подобное не верил, да и не хотел. Но черты лица исказились отсветами того пламени, пепел которого всё еще обжигал их души. Эльда дернул косу, выдохнул резко, отгоняя дурные видения.
Турукано наверняка никому не говорил того, что сказал сейчас ему. И Лаурэфиндэ понимал, что и не скажет больше никому, не имеет права себе позволить. Нолдо поднялся, обнял друга, накрыл обоих плащом, старясь отдать хоть чуточку тепла, и тела, и души.
- Мы платим только за свой выбор. Ибо, даже если что-то предрешено, никто не отменял того, что это будет сделано нашими собственными руками. Поэтому, друг мой, перестань оглядываться назад.
Возможно, утешение было бы сейчас более к месту, но Лаурэфиндэ не был целителем. Да и разговор у них был не о том, чтобы плакать. Если есть минута, когда они могли раскрыться друг другу, то потом её может уже и не быть. Турукано всё верно говорил. Но, порой не утешение, а осознание, сколь бы жестоко оно не было, дает силы.
- Ты прав, сейчас тяжело. Но думал ли ты, что нас ждет впереди?

0

14

Турукано улыбнулся, когда Лаурэфиндэ накрыл его его плащем.
- Спасибо, Лаурэ. Как в детстве, когда я прибегал к тебе со своими неразрешимыми проблемами... Сломанный лук Финьо, помнишь? А мое последнее место в состязании ваятелей в первый год ученичества? Как давно это было... И тогда, и сейчас ты учишь меня смотреть вперед... Ты прав, мы должны думать о будущем. Об Эндорэ, о тех, кого мы встретим там, о друзьях и врагах, о жизни, которая нас там ждет... Хотел бы я знать, какой она будет.

0

15

Да, он помнил, но не хотел вспоминать сейчас и здесь.
- Она будет такой, какой мы её сделаем, Турьо, - нолдо крепче сжал объятие, чувствуя тепло дружеского плеча. – Все вместе, своими собственными руками. Это теперь зависит только от нас.
Перед ними из снега и ледяной крошки высился маленький, полупрозрачный город, над ними резко и светло поблескивали звезды, а впереди простирались, сколько видит глаз, ледяные торосы и белый простор. А двое стояли под одним плащом и смотрели на восток.
Лаурэфиндэ вынырнул из-под плаща, встал напротив младшего, положил руки ему на плечи.
- И я уже не твой учитель, Турукано, - он улыбнулся и глаза его были светлы. – Ты мой друг. А потому, когда тебе нужно будет моё плечо, оно будет рядом, когда болит душа, поделись со мной своей болью, если тебе нужны силы, возьми мои, если есть чаша с вином, передай по кругу, если нужен будет меч, обнажится мой. И я попрошу тебя о том же, если будет нужда. Ибо там, куда мы идем, не будет более ни защищающих нас, не направляющих, ни учителей. Только друзья и враги.

0

16

- Лаурэфиндэ, - Турукано сжал руки друга, - ты не представляешь, как я рад тому, что ты рядом. Спасибо за твои слова и за этот город - спасибо. И то, и другое - знаки надежды в темное и тяжкое время... - Турукано взглянул на точеные грани башен и мостиков, - Нечестно любоваться такой красотой в одиночестве. Думаю, завтра стоит показать Ледовый Град остальным, - он улыбнулся, - Взрослые, пожалуй, могут счесть нас потерявшими рассудок, но дети точно обрадуются... Не знаю, переживет ли Город детскую радость, но настроение им поднимет.

0

17

- Ты сам додумался или подсказал кто? – Лаурэфиндэ тихо рассмеялся. – Неужто думаешь, что я его для себя начинал делать?
Эльда порывисто обнял друга, хлопнул по плечу, стащил с него свой плащ. Но лучшее средство от холода, как известно, труд. Так что Лаурэфиндэ поднял резцы и направился к их творению, еще не доведенному до завершения. Но на полдороге внезапно остановился, оглянулся на Турукано:
- Ты говоришь переживет ли детскую радость? Должен! – от удовольствия от собственной идеи хлопнул в ладоши. – Мы к городу еще и инструменты приложим. Надо только найти побольше. Ты смотри, - он указал на ледяные дома, - здесь еще много работы. Пусть это станет их город. Пусть уже сейчас они начнут творить то будущее, ради которого мы идем. А там, на востоке, мы построим новые города. И наши дети будут творить их вместе с нами. Турьо! Не в этом ли будет лучшая радость, которую мы им можем сейчас подарить? Ты говоришь, у них нет сил плакать. Они и не должны, дети должны смеяться. Даже здесь. И это наш долг тоже.

0

18

Тихо было в лагере.  Нолдор отдыхали после последнего длинного перехода.  Лаириэль не спалось.  Лаурэфиндэ, присматривающий за ней, куда-то ушел, и девочка решилась. Она тихо встала со своего места, оглянулась вокруг, убеждаясь, что не привлекла внимание никого из нолдор, и крадущимся, тихим шагом направилась прочь от лагеря.  Отчаяние и холод владели ей, не прошеные слезы, на которые казалось не оставалось сил, щипали уголки глаз. Красивая, холодная сказка обернулась трагедией  для нее и для многих. Лаириэль шла, кутаясь в плащ, и почти не смотря по сторонам.  Она отошла недалеко от лагеря, когда послышались знакомые голоса и тихий смех. Поколебавшись мгновение, Лаириэль направилась на звук голосов и вскоре тихо ахнула, захлопала в ладоши и рассмеялась, впервые  со дня смерти родителей. Из-под капюшона, который девочка сдвинула, чтобы лучше рассмотреть открывшийся ледяной город,  восторгом, радостью сияли  голубые глаза Лаириэль.

0

19

- То, что должно случиться, обязательно случается. Независимо от наших планов на то. Похоже что так? – Лаурэфиндэ подмигнул другу. И уже к девочке: - Нравится?

0

20

Лаириэль кивнула, посмотрела на Лаурэфиндэ, продолжая улыбаться, и добавила: - Очень. Младшим понравится там играть.

0

21

- А тебе самой? – Лаурэфиндэ старался не спугнуть такую редкую радость. – Видишь, он ещё не достроен, этот город. Хочешь помочь?
Протянул ей резец.
- Можешь выбрать любой дом. И придумать, кто в нём живёт.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » И звезд отраженье на льда резного гранях