Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Силой Эстель


Силой Эстель

Сообщений 91 страница 101 из 101

91

/Из скайпа/

Кашлять Майтимо перестал почти сразу, дыхание опять стало поверхностным и частым. Бинты присохли друг к другу. Под ними обнаружился чистый, ровный срез в районе запятья, а выше него - широкая полоса кожи, заметно отличающаяся от соседних участков. Широкая, как браслетом охватывающая руку, красная, покрытая язвами. Кровь из раны не шла.

Мэолоссэ поежилась - выглядело это плохо..  изъязвления и воспаленные куски, кое-где со свежеотодранной коркой - можно было догадаться, что корка отодрана примерно одновременно с ампутацией,  а воспаление под ней было старое,  плохозаживающее, тлевшее. Выделялась  полоса чуть уже,  полукругом охватывавшая руку - воспаленная, незажившая. Остальные воспаленные участки были расположены хаотично либо по краям всей покрасневшей зоны - более широкой, охватывавшей руку, как широкий браслет.

- Мэолоссэ, осторожнее, пожалуйста. Сейчас - просто напоить. А ты, Артанис, пожалуйста, проследи, чтобы Финдекано все-таки отдохнул.
Убрав бинт в сторону, Альдвэ взял руку Майтимо в свои, накрыв ладонями поврежденные участки кожи и что-то тихонько пропел. Прислушался, пытаясь понять, насколько жизнеспособны ткани.
Тем временем целитель, все еще стоявший в комнате, принес лоточек с инструментом и бинтами, поставил на столик возле кровати, что-то шепнул Альдвэ и вышел.
Раненый задышал чуть ровнее. Ткани оказались ослабленными, но нежизнепособного там практически не было.

Мэолоссэ продолжила по капле поить водой раненого.
Раненый пил с заметно большим трудом, чем раньше. Когда глотал, а когда и нет. Той жадности, что была сперва, больше не было.

- Мэолоссэ, - Альдвэ посмотрел девушке в глаза, - я сейчас буду делать Майтимо очень неприятно и больно, и мне нужна твоя помощь. Не просто обезболить, но и убрать чувствительность на руке, совсем. Сможешь?

- Н-не знаю.. - инструменты ее ощутимо пугали, "неприятно и больно" тоже, и то - что другому - только хуже. - Я попробую.
Она накрыла ладонью обрубок немного выше среза.. задумалась, а скорее - вспоминала.. под пальцами стыла тишина, почему-то холодная, звездная, и очень белая - как Хэлкараксе. Там, в морозном воздухе засыпали-замерзали даже чувства, тем более - ощущения.. боль застывала, покрываясь белым инеем, не в силах больше шевелиться и ранить..

Дыхание раненого стало еще чуть размереннее. Рука как была прохладной на ощупь, так и осталась.

Альдвэ одобряюще кивнул девушке "мол, правильно все, молодец". Затем, аккуратно, руками сдвинул мышцы на культе вверх, обнажая кость. Взял из лотка с инструментами небольшую пилочку и принялся пилить кость на несколько сантиметров выше ампутации. И звук и запах были соответствующие. Еще и из-за этой манипуляции Альдвэ не хотел, чтобы Финдекано остался в комнате.
Целитель краем глаза посмотрел на Элатариэль.

Раненый не реагировал, даже дыхание и ритм сердца не изменились.

Девушка побледнела, но смотрела внимательно.. и не отпускала "заморозку". Теоретически она знала, как это.. но видела впервые..  и тоже не хотела, чтобы Финдекано это видел.. а еще даже сама не заметила, что второй рукой поглаживает ранеого по волосам.. просто чтобы ему не было страшно.. чтобы он не видел и не думал, что сейчас с ним делают, не ощутил там, где сейчас находится..

- Если кость не укоротить, - негромко произнес Альдвэ, обращаясь к девушке, и одновременно убирая отпиленный кусочек на край лотка, - то мы не сможем укрыть ее мышцами и кожей, и ничего не заживет

По раненому трудно было сказать, чувствует ли он что-то, по крайней мере его чувства никак не ощущались, словно глухая стена отгораживала его от целителей. Но по крайней мере тело не реагировало так, как будто бы ему больно.

- Так срезано же вровень. - озадачилась. - А еще мышцы и кожа тянутся.

- вот именно что вровень, - Альдвэ взял инструмент, подозрительно похожий на напильник и принялся стачивать острые края кости, - они натянутся, а потом кость их порвет.

Мэолоссэ едва заметно поморщилась - от звука даже зубы сводило... вот не зря ей всегда больше нравилось чистое целительство, без ковыряния в живом теле железками.. только тут просто целительством не обойтись.

Альдвэ какое-то время молча продолжал, потом, сочтя края достаточно гладкими, отложил инструмент. Легко мысленно коснулся плеча девушки, но сказал вслух
- Увы, такое приходится делать иногда. Ты теперь потихоньку отпускай этот холод.
Целитель укрыл кость мышцами и кожей, потянулся за иголкой, но почему-то остановился на полпути, пальцами свел края раны и снова негромко запел. Ладони были теплыми и ткани под пальцами как будто "склеивались" между собой.
Края раны поддавались медленно, нехотя, словно каждый кусочек плоти спал, свернувшись клубочком, и не хотел разворачиваться. Альдвэ уже приходилось видеть такое - во льдах, у тех, кто был совсем ослаблен.

- А Майтимо больно не будет, если отпустить? - обеспокоено.

- А ты отпусти то, что холодно, - Альдвэ еле заметно улыбнулся, - я теперь страшного делать ничего не буду, так что достаточно просто обезболить, - потом на мгновение задумался и посмотрел на девушку, - устанешь - скажи.

- Хорошо. - кивнула. - я подумаю.. и пока все в порядке.
Мороз потихоньку выдувало ветром - тёплым и влажным... а тишина осталась - теперь ласковая и уютная.

Раненый сделал более глубокий вдох.

Альдвэ, казалось вокруг ничего не замечал. Он сосредоточился на ране.

Отредактировано Ангарато (2014-08-12 17:52:30)

+2

92

Фингон написал(а):

- Угу.... пойдем. Хотя нет. Нельзя. Я должен еще ко-сто закончить. И... Турьо, вместо твоего шатра я бы помылся сначала. А потом мне нужно вернуться. - Он мотнул головой и отстранился. - Понимаешь?


Турукано покачал головой и улыбнулся:
- Вот у меня и помоешься... Чан с водой не посреди же лагеря  ставить будем, а, путешественник? Вымоешься, поешь, расскажешь нам хоть в двух словах... Мы же всё это время словно и не жили... Понимаешь?

+1

93

от Нолофинвэ:

- Финдэкано, - Ноло покачал головой, - прислушайся к слову отца и брата: идем, позволь себе отдохнуть, а нам - порадоваться. Ты уже сделал многое, пусть теперь целители займутся своим делом. Ты вернешься сюда, когда будет возможность.

0

94

- Ты думаешь,  у меня получится отдыхать?
Финдкано грустно усмехнулся.
- Ладно, брат, идем к тебе. Вымыться и рассказать...  я смогу и там. Только сначала нужно позвать целителей сюда.
Он кивнул на дверь за спиной.

0

95

Разговор с позвавшими его разведчиками длился недолго. Ничего особенного нового и интересного они не сообщили, так что Артафиндэ поспешил вернуться в палаты Целителей. Сейчас его куда больше заботило состояние Майтимо - хотя тут он явно не мог ничем помочь, - и Финдекано. Упрямство старшего нолофинфиона было понятно, но позволить ему загнать себя было просто невозможно. И насильно ведь не уведешь - хотя по глазам Артанис эльф видел, что сестра готова уже и на это. Но Финдарато был убежден, что навязывать силой пусть даже самое хорошее и доброе - совершенно бесполезное, а порой даже вредное дело...
К его радости кузен все же, видимо, согласился уйти - и сейчас стоял у дверей с отцом и братом. Немного поколебавшись, арафинвион подошел к родичам. Судя по виду Финдекано, тот уже едва не падал...

0

96

Турукано переглянулся с подошедшим Финдарато и обратился к брату:
- Альдвэ и Мэолоссэ лучше сейчас не мешать... Дай им закончить неотложное. Пойдем, мы обсудим всё и примем разумное решение.

Турукано шагнул вперед и свободной рукой открыл дверь.

0

97

- Я не собираюсь им мешать. Тем более, что скоро там Альдвэ не будет. Поэтому, я хочу, чтобы сюда позвали настоящих целителей.
Объяснять все еще раз  он не хотел. Зато в душе снова поднял голову гнев. Что они тут стоят? И Финдарато вернулся... Финьо с вызовом посмотрел в глаза кузену, но тот не стал ни в чем его убеждать и  эльф промолчал, шагнув к входу.
- Я не хочу принимать разумное решение. Я хочу принять правильное решение.

0

98

Ушли сюда

0

99

Ангарато написал(а):

- Хорошо. -  Мэолоссэ кивнула. - я подумаю.. и пока все в порядке.
Мороз потихоньку выдувало ветром - тёплым и влажным... а тишина осталась - теперь ласковая и уютная.

Раненый сделал более глубокий вдох.

Альдвэ, казалось вокруг ничего не замечал. Он сосредоточился на ране.


После более глубокого вздоха Майтимо задышал, как и раньше, чуть шумновато, но относительно размерено. Чуть повернул голову, приоткрыл рот и снова закрыл.

Мэолоссэ-то и поняла, что он хочет.. пить - тоже мне загадка..  только - КАК - если Артанис вышла.. Альдвэ.. вот его явно отвлекать не стоит.. а чтобы Майтимо напоить нужно ДВЕ руки. Или подушку побольше, но сейчас до нее так же не дотянуться, как и до дополнительной конечности.. Но вода ему очень нужна, и это сейчас куда как важно... она вздохнула - хватит, так раздумывать - только сосредоточенность терять, толку точно не будет. Она отпустила культю, стараясь все же не выпускать из _осознания_ ленивую, блаженную _тишину_. Немного приподняла голову Майтимо и принялась его поить, неспешно, понемногу

Рана заживала хуже, чем хотелось бы... Но через какое-то время Альдвэ остановился. Он сделал меньше чем планировал, но рана все же уже не должна была разойтись. Целитель принялся бинтовать культю.

Раненый пил жадно, не давился. Несколько раз дрогнули ресницы. А потом он вздрогнул всем телом. Правая рука дрогнула почти незаметно, по сути оставшись на месте, а левая поверх руки Мэолоссэ схватила ложку. Судорожно схватила, целительнице было бы больно, не будь Майтимо настолько слаб. При начале движения на лице раненого поступила гримаса боли, но тут-же исчезла. Схватив руку Мэолоссэ, Майтимо глубоко вздохнул, словно это было большим усилием, после которого и передохнуть не грех. Смотрел он даже не на нее, а словно сквозь.

Мэолоссэ стало страшно - не за себя. Майтимо был слишком слаб, но все еще мог навредить - себе.. и она совершенно не знала, что с этим делать.. только осторожно дотронулась до его руки, сжавшейся на ложке.
- Майтимо, вода - здесь. - подвинула к нему чашку поближе.

- Майтимо, - Альдвэ позвал и вслух и с помощью осанвэ. Правую ладонь положил на лоб раненого, левой накрыл его левую ладонь, тихонько взял и попытался "отцепить" от девушки, - все хорошо, ты дома.

Ответом на осанвэ по-прежнему была глухая стена. Ладонь Майтимо не разжал. Посмотрел на чашку, потом повернул голову вправо. Глаза округлились от удивления, но взгляд то терял резкость, то она появлялась снова.
- Альдвэ? - голос раненого вообще не походил на голос эльда, это был не шепот, а какой-то неестественный хрип.

Узнал - уже хорошо - подумалось Мэолоссэ. И.. и собственно - ничего.. не дать ему вскочить разве что если попробует..

- Он самый, - Альдвэ улыбнулся, - а это Мэолоссэ. Отпусти ее, пожалуйста.

- Мне не мешает. - заверила дева. - Но, Майтимо, если хочешь попить - то из чашки правда будет удобнее. И если ты отпустишь мою руку, то я смогу помочь тебе попить.

Майтимо ничего не ответил и выглядел растерянным. Руку Мэолоссэ не разжал, но хватка ослабла - то ли понял, то ли просто устал, не поймешь.

"Мэолоссэ, не нужно так о многом сразу говорить, не воспримет", - осанвэ. Затем аккуратно перехватил ладонь Майтимо в свою, легко сжал. Рука целителя была теплой и уютной.
- все хорошо

- Майтимо, это правда мы.. - тихо проговорила целительница. Кажется, он не мог в это никак поверить.

На легкое, едва заметное сжатие ладони реакция была мгновенной и неожиданно резкой. Майтимо дернул руку, пытаясь выдернуть ее из рук целителя. Дыхание сбилось, стало частым. На слова Мэолоссэ раненый не отреагировал совсем, было не ясно даже, понимает ли он, что она говорит.

Оймамочки.. что это?.. он нас..боится, что ли? Зато руки уже свободны...
- Майтимо.. - Мэолоссэ поднесла чашку едва не к его губам. - Пить будешь?

- Тише, Тише, - Альдвэ и сам говорил негромко, спокойно, руку его придерживал, не давая очень уж размахивать, но не сильно держал, - ты вернулся.
А вот девочка.. "Мэолоссэ, не надо", - осанвэ, при чем очень твердо, возможно даже несколько резковато.

Мэолоссэ испугано убрала чашку.. Думалось, что вода для Майтимо сейчас более веский повод сосредоточиться, чем разговоры.. ну если нельзя... На Альдвэ посмотрела испугано и виновато.. "Ему нельзя?"..

На манипуляции с чашкой Майтимо вообще не прореагировал - ни когда ее понесли к лицу, ни когда убрали. Дергать левую руку он перестал и весь замер, словно сжался внутри. Взгляд раненого застыл, словно он смотрел даже не на что-то видное только ему, а внутрь себя. Сбившееся дыхание стало лишь чуточку размереннее, он по-прежнему дышал часто, хоть и не настолько.

Получалось что-то не то.. вернее - совсем не то.. Мэолоссэ только растеряно-вопросительно посмотрела на Альдвэ.

На лице Майтимо было написано странное - брезгливая почему-то обреченность и глухая ненависть. Это все совсем было неуместно здесь, в пахнущей свежим деревом целительской.

Альдвэ не очень понимал, что со всем этим делать. Как можно помочь... Были догадки, предположения, но он ни в чем не мог быть уверен...
"Мэолоссэ, а завари, пожалуйста, что-нибудь общеукрепляющее. На твое усмотрение. Главное, чтобы пахло приятно и... - он на мгновение задумался, - по домашнему"
А потом Альдвэ снова запел. Чуть громче, чем в прошлый раз. Он пел об о  солнце и луне, деревьях и цветах... О мире вокруг.

Мэолоссэ кивнула.. тааак, что у нас такое, чтобы можно? Мед рановато, пожалуй, а вот шиповника можно.. и крапивы, и листьев смородины.. можно и сушеных ягод, немножко..  и мяту, она же и по домашнему так пахнет.. а еще - лимонник и чабрец.

Майтимо заметно расслабился, услышав песню Альдвэ. Напряжение ушло, он заверил головой, попробовал двинуть обеими руками и поморщился от боли в плече.

Мэолоссэ этого не видела.. она старательно запаривала и остужала, и наконец вернулась с чашкой вкусно пахнущего напитка..

Майтимо, услышав запах, поднял голову.
- Мы же опять уснём... - по-прежнему хрипло, но абсолютно благостно заявил он, втягивая ноздрями воздух. Закашлялся.

- Поспать полезно... - согласилась Мэолоссэ, хотя не поняла ровным счётом ничего. - А травника на сон? Будешь?

На несколько секунд Альдвэ замолчал, коснулся рукой плеча Майтимо, успокаивая боль, а потом снова запел, но уже не про природу а про то, как это важно, когда семья и друзья, самые близкие, рядом. И тем временем аккуратненько вправил вывих.

Майтимо кашлял не очень долго, потом поднял почти несфокусированный взгляд туда, где была Мэолоссэ с чашкой.
- Надо вставать, - сказал он всё так же хрипло.
Когда Альдвэ вправил плечо, Нельо повернул голову в его сторону. Вывих вправился легко. Раненый какое-то время недоверчиво смотрел на целителя, словно пытаясь понять, не чудится ли тот ему.
- Альдвэ, где я? - спросил и снова закашлялся. На губах появилась кровь.

- Н-не надо вставать. - Мэолоссэ чуть чашку не уронила. - давай я тебя просто напою...
Она обеспокоен притронулась к груди Майтимо,  пытаясь опять унять кашель и нахмурилась - пальцы "липли" в чем-то неприятном и едком.
" Альдвэ, там что-то есть, плохое... поэтому -кровь... что делать?"

Альдвэ кивнул девушке "Да, есть. Пока ты все делаешь правильно. Я сейчас с плечом закончу и помогу".- Майтимо, ты возле озера Митрим. В нашем лагере. Твои братья скоро приедут.
С одой стороны Альдвэ понимал, что это самое "плохое" вредит гораздо больше, чем травмированное плечо, с другой - вправлять вывих каждый раз, как только Майтимо попытается шевельнуться - не выход. Если накладывать повязку, то гипсовую. А это затруднит вдальнейшем перевязки культи.... Поэтому Альдвэ вновь положил ладони на плечо раненого. Петь не стал, но было видно, что он сосредоточен. Нужно было соединить порванные сухожилия...  "Лишь бы хватило сил..." - это уже не осанвэ, это уже самому себе.

Сухожилия  срастались медленнее и натужнее, чем хотелось бы, но не хуже, чем у ослабевших во льдах. Кашель унялся, Нельо втянул в себя воздух и, прикрыв глаза, откинул голову назад, ложась на подушку. Понял ли он слова целителей, было не ясно, но он не отреагировал

- Нужно эту гадость в слизь собрать. - задумчиво, даже не заметив, что вслух.. - тогда получится откашлять... а пока слишком сухое все.. нужна вода... - Мэолоссэ задумчиво посмотрела на чашку... на Майтимо.... еще раз на чашку, и решила, что с ложечки все же надежнее.. снова взяла ложечку и попробовала напоить, придерживая голову раненого...

Раненый сперва забеспокоился, попытался отстраниться, но, поняв, что его хотят поить, оживился и радостно выпил предложенное в ложечке

- Нужно, - кивнул Альдвэ. Только думаю для начала надо смыть то, что на коже, а потом уже заниматься более сложным... Мы можем организовать тут что-то помывочное?
Ткани поддавались плохо, но потихоньку срастались. А вот целитель, как могло показаться, был немного бледен.
- Майтимо, мыться будешь?

Майтимо отчего-то вздрогнул и попытался отодвинуться, в частности, от рук Альдвэ. К счастью, снова плечо не вывихнулось

Мэолоссэ недоуменно глянула, но решила не прерывать - если Майтимо, конечно, не будет и от нее отмахиваться - и продолжила поить его из ложечки.

- Мэолоссэ? Так сможем? - Альдвэ слегка придержал руку Майтимо, когда тот дернулся

Майтимо попытался выдернуть руку, приподняться и рывком дотянуться локтем до Альдвэ с явно недружелюбными намерениями. Застонал от боли и упал на подушку снова. Как ни удивительно, снова рука не вывихнулась, хоть только что сращенное сухожилие и надорвалось слегка.

- Сможем... - ответила Мэолоссэ ошарашено... ситуация как-то как помывке не располагала.

- Майтимо, это я, Альдвэ. Помнишь меня? - еще бы чуть-чуть и было достаточно, чтобы можно было быть уверенным, что без большой нагрузки повторного вывиха не будет.
- Мэолоссэ, на нем не просто грязь. Это та же дрянь, что и внутри. И это мы можем убрать быстрее.

После слов Альдвэ Нельо расслабился и перестал дергаться. Дышал он тяжело, как будто только что быстро бежал.

- Да, я сейчас попрошу. - Мэолоссэ кивнула. Все равно Майтимо питье игнорировал. Вышла на несколько мгновений и вернулась. - через четверть часа все необходимое будет .

- Хорошо, - Альдвэ с трудом представлял, что нужно делать дальше. Его ладони медленно передвинулись на грудь майтимо, Альдвэ к чему-то "прислушался", поморщился. Еще раз попытался "коснуться" Майтимо с помощью осанвэ. Без слов, просто теплым и свежим ощущением, как летний ветерок.

На мгновение Альдвэ показалось, что Майтимо ответил на осанвэ, точно так же, без слов. Но контакт прекратился буквально через мгновение, сменившись привычным уже ощущением глухой стены. В легких было... грязно, они были забиты чем-то чужеродным, как нечищенная труба печки сажей.

Мэолоссэ беззвучно вздохнула. Ничего не понятно... но напоить его нужно все равно - вдруг теперь получится?  Она опять попробовала поднести к его губам отвар - уже в чашке, все так же придерживая голову.

Нельо, почувствовав жидкость, глотнул

- Ну вот, молодец, - Альдвэ улыбнулся. Потом снова запел. Об этом месте, об озере, куда пришли нолдор... Кто-то уже успел сложить песни... И тихонечко, едва касаясь, попытался показать это с помощью осанвэ.

Нельо слушал, затаив дыхание

Мэолоссэ продолжала поить его понемногу.. хорошо бы споить всю чашку, и хватит пока, подождать... а потом еще.. Тогда получится и гадость тут убрать немного... с водой.. Через кожу, откашлять... и не только...

Закончив эту песню, Альдвэ начал другую. Совсем простенькую, какую часто пели дети в Амане. Майтимо ее точно знал и любил тогда.

Майтимо с энтузиазмом пил, и попробовал ухватить чашку обеими руками. Движения раненого были в ритме песни Альдвэ

Левой рукой он все же ухватил чашку.. Мэолоссэ чашку не отпустила - уронить же, но особо сопротивляться не приходилось - просто подстраховывать.

Почувствовав, что правой рукой не удается схватить чашку, Майтимо посмотрел на свою руку и широко открыл глаза.

Песня вновь сменилась, и тут Альдвэ решил попробовать подойти с другой стороны... Конечно, было рисковано, но ему, наверное, тоже было бы сложно поверить вот так вот в то, что рядом сидит тот, кто по его мнению остался за морем. И целитель запел про переход через льды. Впрочем, песню выбрал не грустную, о гибели и вечном холоде, а о том что холод ушел, и что все невзгоды пути - в прошлом, о том что мы нолдор прошли по льдам и вел их Нолофинвэ.

Майтимо переводил напряженный взгляд с повязки на правой руке на Альдвэ и обратно. Вид у него был ошарашенный.  Дождавшись паузы, Майтимо спросил:
- Я ведь... с Финдекано вернулся? Скажи, с ним всё в порядке?

- Верно. - подтвердила Мэолоссэ. - С Финдекано. И он в порядке, даже не ранен,  устал только сильно.

- В порядке, поддакнул деве Альдвэ, - Майтимо, ты сам как?

- Я... - Майтимо снова закашлялся.  - Вы шли через Хелкараксэ?

- Да.. - это одно коротенькие слово Мэолоссэ почему-то пришлось почти выдавливать. - Там.. мы... в общем - дошли... - и сорвалось совсем уже само. - Не все...

"Ну зачем??" - осанвэ девушке. Без укора, лишь непонимание. Зачем рассказывать Майтимо _сейчас_ про ужасы и потери пути?
- Да, мы пришли через Хелькараксе, - тихо, но твердо Альдвэ повторил факт, сказанный Мэолоссэ.

- Я... никого... никто не вернулся, - проговорил Майтимо почти не слышно и невпопад.

Нехорошо получилось.. то есть - ответить по другому девушка просто не смогла бы.. другой ответ казался слишком нечестным... но можно было промолчать - а вот - не додумалась. В частности поэтому на реплику Майтимо она не ответила - все равно не поняла, кто и откуда не вернулся..

- Мэолоссэ, можешь проверить, что у нас там с помывкой? - Альдвэ попытался сменить тему. Сам все же положил ладони на грудь Майтимо, вновь "прислушался" и попытался "коснуться" того самого, которое чужое и липкое, пальцами - поддастся или нет?

Чужого и липкого было довольно много. Небольшое количество поддалось легко и сразу, а чем дальше, тем труднее шло. Это было похоже на растворение меда в чашке воды - немного растворяется мгновенно, а дальше нужно долго мешать ложечкой, и все равно на дне останется липкое, и пока не зальешь новой порцией воды - а лучше несколькими - не отлипнет от чашки.
Майтимо закашлялся снова, и целители могли почувствовать, что часть этого чужого, отделенная Альдвэ при первом прикосновении, откашливается, выходит.

0

100

Девушка проследила действие Альдвэ.. не совсем зрением, конечно...
- Да, вода нужна.. - кивнула невпопад и вышла.. Вскоре в комнату внесли корыто и ведра с горячей и холодной водой.
- Все готово. - сообщила. - Можно в корыте помыть.. или как удобнее?
Раненый тихо, едва слышно застонал
Мэолоссэ обеспокоенно наклонилась к раненому, пытаясь понять_увидеть_ - где болит?
Очень сильно болеть по идее не должно было нигде, там, где были наибольшие повреждения, Альдвэ боль снял. Глаз раненый не закрыл, но взгляд был пустой
Получалось - дело не в страдании тела. Майтимо что-то вспоминает или видит и это его пугает? Или мучает? Девушка не знала, что с этим обычно делают целители... но обычное средство от приснившегося плохого - когда мама гладит по голове... она не мама, конечно, да и Майтимо уже давно как не маленький, но.. собственно - она и погладила.
Раненый вздрогнул.
Мэолоссэ испугано убрала руку.. получалось только хуже.. и что с этим делать то?
Давай-ка позовем кого-нибудь и потихоньку усадим туда Майтимо, - Альдвэ кивнул на посудину, предназначавшуюся для купания.

...Почти по центру комнаты, чуть ближе к левой стене, вошедшие могли видеть кровать, на которой лежал Майтимо. Его правая рука уже пребывала в нормальном положении, а именно - лежала на плаще, которым раненый был все еще укрыт, и на ней красовалась свежая повязка. На первый взгляд казалось, что Майтимо уже не такой бледный, но второй взгляд заставлял усомниться в этом. Глаза раненого были приоткрыты, но смотрел он куда-то мимо присутствующих.
Справа от кровати стоял усталый и сосредоточенный Альдвэ. Руки целителя лежали на груди раненого и он всматривался сквозь них, казалось, куда-то вглубь тела больного.
Мэолоссэ, растерянная и даже немного напуганная, стояла слева от раненого, а за ее спиной две кровати были сдвинуты, образуя свободное место, на котором стояло корыто и несколько ведер с водой.

0

101

/и ещё кусок/

- Давай-ка позовем кого-нибудь и потихоньку усадим туда Майтимо, - Альдвэ кивнул на посудину, предназначавшуюся для купания.

Артанис слышала за спиной далеко какую-то возню, но, в общем, так Финдекано за ней и не увязался - видимо, кто-то его остановил. От этой мысли стало легче. Девушка наконец дошла до дверей палат исцеления и тихо вошла внутрь.
Внимательно оглядев открывшуюся ей картину, она затворила за собой дверь и тихо подошла к кровати с Майтимо, перевела взгляд с Мэолоссэ на Альвдэ и раненого.

- Можно. - кивнула, пытаясь сообразить, сколько рук им понадобится. Ну тут появилась Артанис и вопросы разрешились - а больше и не нужно, только мешать будем друг другу.

- Нальешь воды? - попросил он Мэолоссэ, и кивнул Артанис "мол, поможешь"? А сам коснулся пальцами лба Майтимо и запел старую, еще доаманскую, детскую колыбельную.

"Что надо делать? Воды... а, вы собрались его купать?" - мысленно спросила у Мэолоссэ и тут же ответила сама себе Артанис. Она завязала за спиной открытые рукава-крылья платья, чтоб те не мешали ей, подошла к корыту, ухватила ведро и медленно, чтоб не шумела сильно, вылила воду из него в корыто, и так далее со всеми вёдрами. Подойдя снова к кровати с раненым, она снова отчего-то вопросительно - дева чувствовала определённую растерянность от того, что не знает, что тут было и как, - глянула на Мэолоссэ и перевела взгляд на лежавшего Майтимо, отслеживая, как он реагирует на колыбельную.

Мэолоссэ к ведрам не успела.. ну и ладно.. оглядела Майтимо, задумалась на мгновение.. а потом осторожно дотронулась до кожи над изъязвленными "кольцами" на ногах.. сейчас оно не болит, зудит разве что, фоном.. а вот от воды будет больно, и лучше поймать эту боль прямо сейчас, не давая ей проснуться..

"Будем купать.. " - согласно ответила на осанвэ. - "Тут гадость какая-то, на теле и в теле.. хорошо бы смыть.. сколько получится."

Не смотря на то, что плеск воды был совсем тихим, Майтимо явно заинтересовался, повернув голову в ту сторону, потом поискал что-то взглядом - там, где недавно стояла Мэолоссэ, печально вздохнул, потом нашёл таки её и посмотрел с надеждой.
Потянулся левой рукой к лицу.
И принялся тереть глаз.
Кулаком.
Потерев глаз, Майтимо поморщился и стал моргать.

Мэолоссэ смотрела слегка вопросительно и немного недоуменно - что-то не так или у Майтимо просто глаз зачесался?

"Раздеть нужно", - осанвэ девушкам, - а сам "прислушался" к тому что чувствует Майтимо. Попробовал прислушаться.

Левый глаз раненого слегка покраснел, видимо, не стоило тереть его не очень чистой рукой. Майтимо, моргнув ещё, прикрыл глаза

После осанвэ Альвдэ Артанис переглянулась с Мэолоссэ: "Иди, будешь стаскивать штаны со стороны ступней, я с другой буду следить, чтоб раны не задевались" - и стала развязывать завязки на штанах.

Видавшие виды штаны из небеленого полотна не нолдорской, но явно и не орчьей работы были скреплены по бокам почти что на живую нитку и густо пропитаны той самой липкой дрянью, которая покрывала тело Майтимо и мешала нормально дышать его легким.

- А лучше ножницами, - немного подумав, добавил Альдвэ, - ну их, эти штаны

Мэолоссэ согласно кивнула, посмотрела на раненого.

- Майтимо, мы штаны срежем. Чтобы ничего не задеть. Хорошо?

Майтимо пошевелился и даже издал какой-то тихий и малочленораздельный звук, но глаз не открыл и вообще никаких активных действий не предприримал.

Альдвэ все еще негромко пел, наблюдая за действиями девушек и за реакцией Майтимо.

Артанис поколебалась, поджала губы и решила, что стоит таки срезАть, раз уж никаких явных возражений не поступило, да и потом - что толку беречь эти штаны, тем более - насквозь пропитанные мерзкой слизью? Их бы ещё и сжечь, что ли, или каким другом способом уничтожить. Она поискала глазами ножницы, нашла их на столике неподалёку, взяла и принялась осторожно разрезать штанину сбоку.

Не то, чтобы понятно.. но вроде возражений нет. Мэолоссэ принялась срезать штаны по шву с другой стороны. Небольшие ножнички, которые использовались, когда требовалось срезать бинты, и тут вполне подходили.

Майтимо никак не реагировал, было не ясно, заметил ли он происходящее вообще. Глаза были по-прежнему закрыты, он даже дышать стал ровнее.
Кожа под штанами казалась светлее, чище, чем то, что не было защищено тканью.

Штаны были наконец срезаны. Артанис взялась за верхнюю часть штанов, откинула её с Майтимо, переглянулась с Мэолоссэ: "Ну что, несём, что ли? Поддержи его со своей стороны".

"Держу.. " - подтвердила Мэолоссэ. - "Только не напугать бы..."

Майтимо сделал один чуть более глубокий вдох, но не проснулся.

Артанис подошла к Майтимо сбоку, продела одну руку под колени, а вторую - под бёдра.

Мэолоссэ осталось только придержать культю - чтобы не зацепилась и не повредилась.. она взялась за руу Майтимо чуть ниже локтя.

Майтимо чуть пошевелился, как будто его что-то беспокоило

Альдвэ подхватил Майтимо правой рукой под плечи, левой - поддерживая голову и шею.

Майтимо продолжал спокойно спать.

Вода в корыте была приятно-теплая, туда добавили отвары ромашки и зверобоя, как раз на пользу мелким ранкам и изъязвлениям.. раненого опустили в корыто мягко, как на перину.. может будет спать дальше.. а может и проснется.

Майтимо продолжал спать, казалось, даже лицо стало чуть менее напряженным

- Начинайте мыть потихоньку, - кивнул девушкам Альдвэ. А сам, поддерживая Майтимо, в корыто не убирающегося вследствии вполне взрослого роста, в полусидячем положении, правой ладонью коснулся груди раненого. Песен подходящих не было - яд не знакомый, поэтому Альдвэ просто прикрыл глаза и сосредоточился на том, чтобы этот самый яд из организма вытянуть. Через кожу, через легкие...

В Амане не водились жуки-древоточцы и грибы, поселяющиеся на еще живом дереве, чтобы превратить его в труху. Но те, кто укреплял сейчас лагерь на берегу Митрим, жаловались, что некоторые деревья, вроде бы живые и зеленые с виду, поражены этим недугом. 
Яд, похоже, делал ту же работу в теле Майтимо. И если та жирноватая темная пленка, что была на коже, смывалась легко, уходила сразу, открывая поры, давая коже дышать.... подобно тому, как легко отломить или срезать гриб с коры дерева, то, что было глубже, поддаваться не хотело, цеплялось черными иголочками за живую плоть, и вытащить его было не легче, чем выковырять из дерева грибницу. Майтимо закашлялся, и кашель был громче и надсаднее, чем раньше.

Кашель - это было правильно.. и неправильно одновременно. Кашлем можно выбросить лишнее.. как тогда, когда маленький Нибелин пожадничал и поперхнулся крошками от белкового печенья.. но крошки цепкие, как эта гадость, сами не пошли.. нужна слизь.. достаточно вязкая, чтобы "склеить" побольше гадости, но и достаточно текучая - чтобы откашлялась.. тело само может ее сделать.. и можно немного помочь - и опять вода идет в расход... а еще бы с потом эту гадость погнать - так потеть нечем.. ладно -  легкие важнее..
..Мэолоссэ поймала себя на том, что уже довольно давно елозит мочалькой по груди пациента.. ладно - слизь, так слизь.. а потом покашлять..

"Склеивать" было тоже... нечем или почти нечем - слепить вместе кусочки дряни, может, и удавалось, но текучести не было. Звук кашля чуть изменился, при очередном приступе Майтимо почти клонился носом в воду. Но кроме нескольких кровавых капель ничего не показалось снаружи.

Артанис пошарила вокруг и нашла маленькую мочалку, окунула её в воду и принялась осторожно и медленно стирать ею липкое неприятно нечто с лица Майтимо, аккуратно придерживая голову Майтимо сзади, чтобы она не откидывалась назад под давлением руки с мочалкой. Пальцы второй руки увязли в такой же дряни, которая, как оказалось, покрывала и волосы кузена, Артанис нахмурилась, но продолжила чистить его лицо. Провела сжатой мочалкой по щекам, под глазами, по лбу, смыла грязь с подбородка и носа... Грязь была очень приставучая - смываться сразу ей явно не хотелось, потому пришлось неоднократно полоскать мочалку в воде, отлепляя от неё противное нечто.

Майтимо кашлял, дёргаясь и мешая Артанис заниматься умыванием. На прикосновения к лицу он почти никак не реагировал, то ли не чувствовал, то ли не понимал, что происходит. Только поморщился один раз.

Альдвэ, не убирая ладони с груди Майтимо, негромко прошептал несколько слов, успокаивая кашель.
- Нет, так не пойдет. Плжалуйста, - обратился он к девушкам, - кто- то из вас может пойти и приготовить отвар? - он перечислил травы, только нужно чтобы горячий был, в маленькой кастрюльке, и ее тканью обернуть, чтобы не остывал.

- Я схожу. - кивнула Мэолоссэ. Отвар казался здравой идеей - тянуть гадость изнутри вот так - это только ранить..
Она вышла..

Артанис проводила Мэолоссэ взглядом. Тем временем Майтимо будто бы снова уснул, однако его дыхание Арафинвиэн совсем не нравилось; она оглядела уже куда более чистое и узнаваемое (с точки зрения того, каким они все его привыкли знать) лицо, вымыла руку, которой она придерживала его за голову, и отложила мочалку. Взяла маленький ковшик, зачерпнула им воды и осторожно полила ею его волосы сзади, а волосы, прилегавшие к лицу, намочила уже вручную. Артанис стала втирать воду с отваром чистящих трав в волосы, легонько также массируя кожу головы.

Вдруг звук дыхания изменился. Вроде бы слизь в легких не настолько мешала дыханию, но ощущение было такое, как будто бы Майтимо стал беспричинно задыхаться. Он дышал все чаще и чаще - чаще, чем билось сердце у целителей, громко, со свистом, вдыхая, и мучительно, с усилием, выдыхая. Ребра и живот так и ходили с каждым вздохом, но усилия никак не помогали надышаться, скорее, наоборот. Раненый попытался откинуть голову назад и начал бледнеть.

Майтимо почти не реагировал на движения Артанис, только, казалось, еще сгладилось напряжение, ушло из уголков рта, из положения плечей. Дышал раненый по-прежнему хрипловато. И
вдруг звук дыхания изменился. Вроде бы слизь в легких не настолько мешала дыханию, но ощущение было такое, как будто бы Майтимо стал беспричинно задыхаться. Он дышал все чаще и чаще, пока наконец не задышал не медленнее, чем билось сердце у целителей, громко, со свистом, вдыхая, и мучительно, с усилием, выдыхая. Ребра и живот так и ходили с каждым вздохом, но усилия никак не помогали надышаться, скорее, наоборот. Раненый попытался откинуть голову назад, лицо побледнело и начало синеть.

А вот это было неожиданно. Хоть и не сказать, что очень страшно.
- Тихо, спокойно, все будет хорошо, - непонятно, к кому обращался Альдвэ, то ли к Майтимо, то ли к Артанис, его ладонь в этот момент скользила по грудной клетке пострадавшего, от нее исходило уютное, спокойное тепло, - дышим ровно, спокойно...

Постепенно дыхание Майтимо выровнялось, он перестал задыхаться, да и бледность перестала быть мертвенной. Было видно, что он больше не спит, а сидит и смотрит на окружающих ошалелым взглядом.
- Я... - попробовал сказать он, вышло тихо и хрипло.

Мэолосэ как раз вернулась с отваром. и поскольку предыдущий момент она пропустила - то смотрела тоже немно вопросительно - что тут и что делать дальше?

- Что - ты? - задал абсолютно бесхитростный вопрос Альдвэ.

- Приснилось... - выдавил из себя Майтимо в ответ, подняв левую руку куда-то как ямочке между ключицами. Глаза стали чуть менее ошалелыми.

Артанис подняла взгляд на Мэолоссэ и кивнула ей - мол, неси отвар сюда. А сама внимательно поглядела в глаза Майтимо, пока что молча.

Приснилось. хотелось бы знать - что? Или лучше как раз не знать? Мэолосэ только подала Альдвэ отвар. Тоже - молча.

Руки у Альдвэ были заняты.
- Мэолоссэ, планы немного меняются. Мне надо, чтобы перелила отвар в поильник, но так, чтобы уровень жидкости не доходил до носика. Поильник плотно закрыть и опять же тканью прикрыть, особенно носик, чтобы не горячо

- Вода... - внезапно сказал Майтимо и потянулся правой рукой к поверхности воды в корыте.

Альдвэ аккуратно перехватил руку Майтимо, не фиксируя жетко, но и не позволяя ему опустить раненую конечность в воду.
- Майтимо, пить не там. Сейчас, - и уже к Артанис, - воды обычной налей, пожалуйста.

Майтимо попытался потянуть руку дальше, но, наткнувшись на препятствие, настаивать не стал. Вздохнул, прикрыл глаза.

Кивнула и сделала, как сказано, все еще недоумевая - что это должно бы быть?

Майтимо кашлянул, левая рука сжалась в кулак и расслабилась снова.

Артанис кивнула, отвела взгляд, прополоскала мыльные руки в воде в корыте, подошла к столу, на котором стояло несколько графинов с чистой водой, налила воды в кружку и вернулась, протянула её вперёд.

Майтимо смотрел вперёд слегка расфокусированным взглядом

Артанис наклонилась, осторожно взяла Майтимо за подбородок и поднесла кружку к губам, чуть наклонив, так, чтобы вода лилась ему в рот, но медленно.

От прикосновения Майтимо вдрогнул, чуть не расплескав кружку. Мотнул головой, пытаясь высвободиться, потянулся к кружке обеими руками.

- Поставь пока сюда, - Альдвэ кивнул на тумбочку рядом с собой, обращаясь к Мэолоссэ

Кивнула, поставила. По логике стоило бы Майтимо помочь напиться. только ему уже помоали, и получалось как-то не так, как обычно с ранеными.

- Нет, нет, нет, - тихо и даже нежно, но тем не менее - довольно-таки настойчиво сказала Майтимо Артанис, осторожно, лёгким касанием, отстранив одну из рук - левую, - своей свободной рукой, поднеся снова кружку с водой к губам кузена: - Выпей, пожалуйста, - таким же тоном попросила она.

Правой рукой Майтимо неловко ткнул в чашку, поморщился от боли. Посмотрел в лицо Артанис почти бессмысленным взглядом, и, тихо пробормотав что-то нечленораздельное, снова потянулся рукой к чашке и таки стал пить.

Альдвэ не вмешивался, только продожал поддерживать Майтимо под спину.

Мэолосэ не вмешивалась тем боле, и пока притворялась, что ее тут нет. Как-то все получалось непонятно.

Мало-помалу чашка опустела, и Артанис отвела руку с ней.
- Хочешь ещё? - прежним тихим тоном, но уже без капли настойчивости, а только нежно, то ли по-матерински, то ли по-сестрински, спросила она.

Майтимо пил медленно, иногда останавливаясь. На вопрос Артанис поморщился, покачал головой.
- Спасибо, - сказал, почти прошептал.

Раненый снова выглядел каким-то нахохлившимся, будто ему было то ли холодно, то ли неуютно. При этом его ощутимо клонило в сон. Правая рука, постепенно расслабляясь, опускалась все ближе к воде.

Мэолоссэ вспомнила, что придерживать ранену руку - это ее задача, поильник поставила, куда сказали, и устроилась рядом с корытом, мягко взяла Майтимо за правую руку, не сжимая - он уже вполне показал, что ему так не нравится - но и не давая окунуть в воду. Вобще раненый выглядел так, что ему уже совсем хватит помывки. Да и чистота воды в корыте намекала на то же. Но еще оставалась благородная задача домывки волос. Даже, героическая задача, пожалуй -  волосы выглядели так, что срезать их явно проще и надежнее, но эта идея вызывала внутрений протест даже у нее, а Майтимо.. вот непонятно, что он скажет. Хотя волосы - не рука, отрастут.

Майтимо почти не отреагировал на действие Мэолоссэ, только приоткрыл на мгновение закрывавшиеся было глаза

Артанис отставила кружку. Раз задача напоить Майтимо водой была выполнена, можно было наконец вернуться к завершению предыдущей, а то уж моющие травы наверняка давно успели подействовать, растворяя жир и грязь; конечно, всё равно придётся постараться, счищая липкое противное нечто... Артанис снова взялась за маленький ковшик и начала зачёрпывать воду и поливать волосы Майтимо сзади и сбоку, медленно, перебирая волосы пальцами. Некоторые пряди просто оставались на пальцах - и были сброшены в воду; шевелюра Майтимо постепенно начинала выглядеть хоть и чистой, но весьма обедневшей... Наконец оставалось домыть волосы над лбом; Артанис откинула их назад, пригладила руками и ещё раз зачерпнула воду и полила их, затем ополоснула руки в уже очень грязной воде, поднялась и отставила ковшик.

On 28/09/2014, at 13:52, Olga  Klimovska wrote:
> Майтимо чуть откинул назад голову и даже снова чуть опустил и расправил плечи. Можно было почти физически почувствовать, как уходит напряжение. Не до конца, нет, но его становилось ощутимо меньше.

On 29/09/2014, at 23:49, Olga  Klimovska wrote:
> Пока девушки занимались раненым, Альдвэ, снова запев старую колыбельную песню, свободной рукой потянулся к тумбочке. Взял лист бумаги, не сразу, но все же свернул из него одной рукой конус и вставил в носик поильника. Песня, сложенная еще до Великого Похода, повествовала о звездах и ветвях деревьев в вышине, об уютной постели и добрых снах.

Майтимо, чьи глаза и так закрывались, задышал чуть ровнее, но спит ли он, сказать было сложно.

Альдвэ перенес получившуюся конструкцию к лицу Майтимо - не вплотную, так, чтобы оставался зазор в несколько пальцев. Теплый, пахнущий травами пар окутал лицо раненого, с каждым вздохом проникая в дыхательные пути, туда, где клокотала наполненная ядом слизь. Альдвэ по-прежнему пел бесхитростную старую колыбельную, повторял рефрен, не давая ей закончиться. Взглянул на Артанис и Мэолоссэ, мысленно попросив "подпевайте". Сейчас ему нужно будет полностью сосредоточиться на другом, а песню лучше не прерывать.

Когда конус почти закрыл лицо раненого, тот забеспокоился сперва, открыл глаза, глубже вздохнул. В какой-то момент показалось, что он снова готов сжаться весь, будто пружина. Но нет, еще один глубокий вдох, и он расслабился и затих.

On 29/09/2014, at 23:49, Olga  Klimovska wrote:
> Пока девушки занимались раненым, Альдвэ, снова запев старую колыбельную песню, свободной рукой потянулся к тумбочке. Взял лист бумаги, не сразу, но все же свернул из него одной рукой конус и вставил в носик поильника. Песня, сложенная еще до Великого Похода, повествовала о звездах и ветвях деревьев в вышине, об уютной постели и добрых снах.

Майтимо, чьи глаза и так закрывались, задышал чуть ровнее, но спит ли он, сказать было сложно.

Альдвэ перенес получившуюся конструкцию к лицу Майтимо - не вплотную, так, чтобы оставался зазор в несколько пальцев. Теплый, пахнущий травами пар окутал лицо раненого, с каждым вздохом проникая в дыхательные пути, туда, где клокотала наполненная ядом слизь. Альдвэ по-прежнему пел бесхитростную старую колыбельную, повторял рефрен, не давая ей закончиться. Взглянул на Артанис и Мэолоссэ, мысленно попросив "подпевайте". Сейчас ему нужно будет полностью сосредоточиться на другом, а песню лучше не прерывать.

Когда конус почти закрыл лицо раненого, тот забеспокоился сперва, открыл глаза, глубже вздохнул. В какой-то момент показалось, что он снова готов сжаться весь, будто пружина. Но нет, еще один глубокий вдох, и он расслабился и затих.

Мэолоссэ успела удивиться бумаге - чистая ещё осталась? Во льдах книги и записи берегли до последнего, но чистую бумагу жгли без сожаления, иногда даже вырывая неисписанные листы из книг...
Но куда интереснее была сама процедура - как проводится и какое оказывает действие. Девушка ооочень старалась успевать смотреть и на то, как все делается, и что при этом происходит - _внутри_.

Что их попросили подпеть девушка не сразу, но все же поняла. Вздохнула даже _посмотреть_ да даже и _пощупать_ очень хотелось... но - надо. Она потихоньку подхватила песню, выплетая мелодию, как узор на нитяном браслете - покой... сон... мир...

Артанис, уловив взгляд Альвдэ, тут же едва заметно кивнула, прикрыла глаза, чтобы не отвлекаться, и начала подпевать знакомую с детства колыбельную; голос её звучал намного ниже, чем у присоединившейся вскоре Мэолоссэ, как течение где-то в глубинах реки; ей даже в какие-то моменты казалось, будто она сама себя сейчас убаюкает - так хорошо и покойно стало; и она очень старалась передать это состояние Майтимо...

Майтимо вёл себя тихо, слышно было только дыхание.

Услышав голоса девушек, и увидев, что Майтимо реагирует спокойно, Альдвэ оборвал пение после очередной строчки. Поглядел, не начинает ли раненый беспокоиться, а потом положил вторую руку на грудь освобожденного пленника. Теперь вся мерзость, скопившаяся в легких, оказалась между ладонями целителя. Сейчас самым главным было, чтобы непонятная черная гадость стала податливой и мягкой, но не растворилась, не разнеслась по телу, а ушла, выкашлялась наконец. Альдвэ прикрыл глаза, и, казалось, вовсе перестал воспринимать то, что происходит вокруг, сосредоточившись только на борьбе с ядом.

Какое-то время внешне не происходило ничего, но целители могли почувствовать, как слизь становится податливей. А потом Майтимо стал кашлять снова. Но на этот раз даже звук кашля был другим, а потом изо рта начали вылетать неприятно выглядящие почти черные сгустки. Приступ кашля заканчивался и начинался новый.

Артанис продолжила петь, раз Альвдэ не просил прекращать, однако открыла глаза и стала внимательно следить за Майтимо, даже с беспокойством, однако полагаясь на Альвдэ сейчас.

Выглядело жутковато - и эти черные комки, и судороги кашля, сотрясающие тело Майтимо. Зато теперь эта гадость не будет мучить его изнутри. Это существенно.

- Полотенце дайте, - коротко, стараясь не отвлекаться попросил Альдвэ.

Артанис умолкла, поискала взглядом полотенца, нашла аккуратную стопку на столе, взяла верхнее и поднесла его Альвдэ и Майтимо.

/завершение следует/

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Силой Эстель