Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Почти королевский совет. Хэлкараксэ, первые дни


Почти королевский совет. Хэлкараксэ, первые дни

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

орг. момент

На начало разговора участвуют те, кто перечислен, потом могут еще желающие спонтанно появиться.

Укрытие было ненадежным, но оно защищало хотя бы от ветра. Огромные глыбы вздыбленного льда позволяли разместиться небольшими группами у их подножия, и Нолофинвэ специально выбрал такое место, чтобы оказаться рядом с Турукано и Лаурэфиндэ. Финдэкано продолжал сторониться всех, уходя в разведку едва ли не в одиночку, и специально звать его Нолмэ не стал, они и так поговорили достаточно ясно.
Он сидел, закутавшись в плащ, прижимаясь спиной к ледяному выступу и медленно пил из чаши подогретое питье. Забытое уже тепло разливалось внутри, почти обжигало. Потом он передал чашу Турукано, спрятал руки под плащ и заговорил:
- Я не просто так просил вас не ложиться отдыхать сразу, а сесть рядом. Мне нужен ваш совет, прежде чем я приму решение. Я уверен, что прав, но могу не видеть каких-то последствий. Будем считать, что это такой... почти королевский совет. Вы согласны и готовы разделить со мной ответственность в той мере, в которой каждый из вас может?
Он посмотрел на обоих, задержался взглядом на Турьо, отмечая и побелевшие от холода скулы и обветренную кожу. Сложно привыкнуть к тому, что сыновья выросли и сами выбирают свой путь, и нельзя их больше уберечь и защитить. Зато можно спросить совета.

0

2

Турукано принял чашу и отпил глоток. Он чувствовал, как согреваются пальцы, сжимавшие края и наслаждался этим ощущением несколько мгновений, прежде чем передать чашу Лаурэфиндэ.

- Мы всегда готовы помочь тебе, отец, и словом, и делом, ты знаешь. Если вопрос важный, не послать ли за Финдэкано?

Нолофинвэ
- Не нужно. Во-первых, я с ним уже об этом говорил, несколько часов назад и он все знает. А во-вторых... Финдэано сейчас сам не свой и в его голове куда больше мыслей о том, что произошло, чем о том, что будет. Не хочу нагружать его еще и этим. То, что он мог сказать, я услышал.

0

3

Лаурэфиндэ был удивлён внезапной просьбе Нолофинвэ о разговоре и не скрывал того. Обычно, в оставленной за плечами жизни, мягкие и безмятежные черты лица его теперь обострились, в них обозначились сдерживаемые волей сильные чувства. И теперь, услышав желание Нолофинвэ, он нахмурился, но взгляд его потеплел.
Эльда принял чашу из рук друга, сделал большой глоток. И только потом ответил:
- Не буду скрывать, что мою сейчас владеет гнев и ярость. Но, коли ты просишь совета, мои слова будут обдуманы и искренни. А за слова свои и деяния я всегда готов несли ответственность. Какой совет тебе нужен, Нолофинвэ?
Он вернул чашу, замыкая круг.

0

4

- Хорошо же, значит, я не ошибся, - Нолофинвэ посмотрел на обоих с благодарностью. - Не буду долго тянуть и тратить время, оставшееся на сон и отдых. Я решил, что молчать больше нельзя, с каждым днем эта неопределенность все сильнее давит и меня и всех вокруг. Я собираюсь вернуть себе власть, отданную мне отцом и сказать об этом всем, кто идет со мной. Феанаро бросил нас, отрекшись от своего народа и я считаю, что теперь свободен от клятвы. Финвэ же повелел мне править народом нолдор, до его возвращения... и не вернулся.
Это было не все, но он замолчал, давая возможность высказаться. Слишком шаткой была сейчас его уверенность в том, что пришло время.

0

5

Удивление сменилось во взгляде Турукано радостью. Он поднялся, забыв о ледяном ветре.

- Воистину, отец, час настал! И воистину, ты свободен от клятвы. И мы - свободны. Нас ничто больше не связывает с теми, кто предал нас - ни долг родства, ни дружбы.  Преступление уничтожило всё. У нас свой поход и своя цель. И свой вождь, - Турукано улыбнулся, с гордостью глядя на отца, - наш король. Государь Нолофинвэ, - и он склонил голову, принося клятву верности.

+1

6

Нолофинвэ первые секунды смотрел несколько удивленно, ему хотелось сказать, чтобы Турьо сел, потому что он почти физически ощущал, насколько холоден ветер, взметнувший сейчас волосы сына. Но потом он поднялся сам, положил руку на плечо Турукано и негромко произнес, глядя ему в глаза:
- Я... рад, что первым сейчас это произнес именно ты. Я горжусь тобой по праву, и для меня большая честь быть тебе не только отцом, но и государем.
Потом улыбнулся и добавил уже проще:
- А теперь сядем, очень холодно. К тому же, это далеко не все, что я хотел сказать.
Он посмотрел на Лаурэфиндэ, тоже ожидая ответа.

Отредактировано Nolofinwë (2014-09-24 21:17:22)

0

7

Лаурэфиндэ про себя улыбнулся порыву друга. И еще это напомнило ему что-то очень старое и почти забытое.
Прежде чем сказать что-то, он задумался, успокаивая чувства и в то же время пытаясь понять их так, чтобы превратить в слова. Он знал, что тут его торопить не будут, да и легковесен совет, данный второпях. Когда же заговорил, он знал, что его слова точно созвучны его мыслям.
- Первое чтобы я хотел сказать: я считаю, что Феанаро отказался от твоего слова, от права на твою верность. Думаю, что ты можешь быть свободен от своего обещания. Однако, оно твоё и ты можешь быть ему верен или нет. Здесь тебе никто не советчик, только твоя душа.
Это было самое сложное, но лучше он не придумал как сказать.
- Теперь о твоей власти.., - он улыбнулся уголками губ. - Ты сын Финвэ и тебе кажется естественным, что власть должна перейти тебе, и да, Финвэ отдавал тебе такое распоряжение. Но мне бы хотелось напомнить тебе, что Финвэ сам не всегда был королём. Но стал им, потому что были те, кто пошёл за ним, кто выбрал его королём. Не родство делает настоящим королём, а признание. Тому примером Феанаро. Он мог бы стать королём для всех, но какое бы право на то не имел, еще до своего предательства, он потерял веру многих. И они не желали признавать его государем. Он бы не мог стать их королём, нельзя заставить быть верным.
Эта двойственность более никого не тяготила.
- Ты не можешь вернуть то, что уже есть у тебя. Ты можешь это только принять. Обернись, - он сделал широкий полукруг раскрытой ладонью, - вокруг те, кто уже идёт за тобой. И как бы ты себя не называл, они считают тебя своим королём, никого другого. Иначе они бы за тобой не последовали, шли своим путём. Но они здесь. Сомневаешься только ты.

+3

8

- Нельзя быть верным тому, кто не принимает этого, - покачал головой Нолофинвэ, в голосе слышалась затаенная горечь. - И в остальном я тебя понял. Не со всем согласен, одного признания мало, равно как и права старшинства. У меня есть одно, у Феанаро - другое и если мы не решим это раз и навсегда, мира не будет. Да, мне кажется, сила и правда сейчас на моей стороне, а это немало. Но вот тут и кроется то, что заставляет меня думать прав я или нет.
Пока мы идем, все кажется простым. Я думаю то, что я объявлю, поддержит многих, придаст им сил и уверенности. Я должен это сделать, хотя бы ради них. Но когда-то наш переход будет закончен. Мы придем в Эндорэ и встретим там тех, кто обрек нас на позорное возвращение или смерть среди этих льдин. Будут ли они нам рады?..
Он вздохнул, сделал глоток из чаши, которая снова вернулась к нему. Питья оставалось совсем немного, но допивать Нолофинвэ не стал, снова отдал ее Турукано.
- А главное, представьте, что может сделать Феанаро, если узнает, что я объявил себя королем. Не со мной, я привык к его словам, они больно жалят, но не оставляют ран на теле. А вот их мечи это могут.
Нолмэ потер невидимую точку на груди, она отзывалась болью каждый раз, когда он говорил о том, что случилось на совете или вспоминал это. Глухо сказал:
- Я боюсь этого. Новой крови. Вражды между нами. Тем, что утяну за собой всех, кто мне верен, поведу их не в новые земли, а навстречу братоубийственной войне. То, что Феанаро сжег корабли, означает - он готов на все.

+1

9

- Даже если ты не объявишь себя королем, едва ли это удержит Феанаро от кровопролития, если ему покажется, что мы стоим у него на пути. Вспомни телери...  - Турукано сел рядом с отцом и отпил из предложенной чаши, - зато, быть может, Король Нолофинвэ скорее удержит тех из нашего народа, кто захочет свести счеты с предателями, чем это удалось бы сделать, останься ты кано, поклявшимся в верности Феанаро... Да, отец, правда на твоей стороне. И все мы, - он обвел рукой лагерь, - на твоей стороне. Лаурефиндэ верно сказал, это самое важное, - кивнул он другу, передавая тому чашу.

0

10

Лаурэфиндэ принял чашу из рук друга, допил одним глотком уже остывший, но пока теплый напиток.
- То, что Феанаро сжег корабли, означает, что он готов отнюдь не на все. Он не готов видеть нас там, на берегах Эндорэ. И так ли важно теперь, обрадуются нам или нет. У нас свой путь, который мы избрали. Остановит ли нас их недовольство? - он передернул плечами. - Это последнее о чем все будут думать.
Главное, что он хотел сказать, он оттягивал, стараясь успокоиться, такая ярость снова поднялась в его душе в ответ на слова Нолофинвэ. Однако же, понимая его заботы, эльда старался смягчить свои собственные слова.
- И что же может сделать Феанаро, когда узнает, что ты объявил себя королем своего народа? Прикажет напасть на нас? Ты этого боишься, Нолофинвэ? Ты тоже считаешь нас бесполезной и трусливой толпой?
Он резко выдохнул, сдерживая себя.
- Так как было уже не будет. Наш народ не телери, которые не ожидали нападения и толком не были вооружены. Войны не будет, Нолофинвэ. Глядя в наши глаза, они не нападут. Потому что и Феанаро, и они все уплыли не за тем, чтобы умереть в братоубийственной войне. А они умрут. Нас больше, а сражаемся мы так же хорошо как и они. И ярость наших сердец велика. Так что прав твой сын. Это не Феанаро придется смирять своё недовольство, это тебе придется удерживать гнев своего народа.
Было еще кое-что. Но он не был уверен, что имеет право касаться столь личного. И все же.
- Нолофинвэ, позволь мне сказать откровенно. Ты слишком много думаешь о Феанаро, - он смотрел прямо, показывая, что говорит от сердца. - Ты его брат, я понимаю. Но прошло то время, когда ты был просто его брат. Теперь у тебя твоя собственная судьба, не связана она более ни отцом твоим, ни братьями твоими. И твой собственный народ, у которого есть свои цели, свои мечты и чаяния. Не народ твоего отца - твой народ. А впереди лежит огромная земля и те, кто жил там все это время. Огромный мир, и этот мир будет опасен и наполнен войной. Ведь мы идем туда и воевать тоже, не так ли? И придет время, когда тебе придётся думать не только о своем народе, но и о судьбах еще многих и многих, может быть даже о судьбе всей той земли. Кто знает. Поэтому... поверь в себя. И в нас.

Отредактировано Глорфиндейл (2014-09-25 21:22:38)

+1

11

На середине это речи Нолофинвэ дернулся, словно хотел вскочить, но сдержался, дослушал до конца. Только сжатые зубы и стиснутые пальцы говорили о том, что это требует от него немалых усилий. Но выдержкой второй сын Финвэ не зря гордился, к тому моменту, как Лаурэфиндэ закончил, он уже решил не говорить того, что собирался. Не к месту это было и совсем неразумно. Но все же, когда Нолофинвэ начал отвечать, голос не был таким спокойным, выдавая то, как задели его произнесенные слова:
- Не нужно обвинять меня в трусости, Лаурэфиндэ. Трус вернулся бы обратно, или же прикрылся словами никому не нужной более клятвы – кто посмел бы меня тогда обвинить? Я готов встретить судьбу, но должен был понять, готовы ли остальные ее разделить. Их дела говорят яснее слов, но мне нужно было это услышать.
Лаурэ, Турьо, вы оба правы в том, что обратного пути нет и все, кто ступил на эти льды, это понимают. Я же пытаюсь рассуждать так, слово вокруг нас Тирион, прекрасный и мирный и нет ничего страшнее трещины раздора, пролегшей между нашими семьями. Пытаюсь оградить тех, кто со мной, от моего давнего спора с братом, но поздно… мир сломан, война стоит у дверей и истинное зло и тьма пришли в наши дома. Я до последнего надеялся на лучшее и оказался не готов к тому, как быстро все меняется. Первые дни здесь я не мог ни с кем говорить, не мог ничего решать, кроме того, что не отступлюсь. Это слабость, и я оставляю ее в прошлом, там же, где оставляю прежнего себя.
Он не знал, как еще сказать то, что чувствовал, но в этот миг действительно тени прошлой памяти отступили на шаг, открывая новые горизонты и впервые за дни, минувшие после предательства, Нолофинвэ понял, что идет не только вопреки, но и ради чего-то. Посмотрел теперь только на Лаурэфиндэ, добавил:
- За последние твои слова спасибо.  Мне есть, о чем подумать.

0

12

- Не думаю, что Лаурэфиндэ обвиняет тебя в трусости, отец... Ты - наш вождь и это естественно, что ты не хочешь подвергать его свой народ опасности, которую, быть может, еще можно избежать. И слабость, о которой ты говоришь, не слабость. Ты держался того, во что верил, ты пытался сохранить основы, на которых держалась вся наша жизнь, ты пытался сохранить наше единство. И так оно и должно было быть. Мне не представить, что ты мог поступить иначе... Из-за этого наш народ и следует за тобой -  быть может, не благородство и верность делают королем, но без них король - не король. Феанаро тому прекрасный пример.

0

13

Лаурэфиндэ улыбнулся искренности друга, подошел, положил руку на его плечо, встал рядом. Взгляд его был устремлен к Нолофинвэ.
- Если мой совет тебе пригодится, значит я не зря сказал. И вслед за твоим сыном и моим другом я признаю тебя государем, - он склонил голову.
- Есть ли еще, в чем мы можем помочь и быть полезны сейчас?

0

14

Нолофинвэ чуть поморщился от упоминания о Феанаро, но промолчал. Лишь снова подумал о том, как много готов  высказать брату, когда его увидит и как ждет он этой встречи.
На слова Лаурэфиндэ кивнул, принимая их, потом сказал:
- Да, есть. Раз уж решили так, как есть, то откладывать не стоит. Нужно собрать... всех, конечно не получится, это не площадь в Тирионе, да и лед, боюсь, может не выдержать. Но собрать хотя бы по одному от каждой семьи, командиров отрядов, в общем тех, к кому прислушиваются и кто сможет потом рассказать остальным. Как думаете, это возможно вообще? Сейчас, пока все остановились на отдых.

0

15

Турукано задумался, прикидывая.
- Возможно, хотя займет немало времени, пока мы всех оповестим и соберем... Ты прав, это не площадь в Тирионе, но это сообщение будет слишком важным, чтобы кто-то пропустил его из-за того, что просто не успел дойти. Быть может, завтра? Во время перехода мы успеем известить всех, что ты хочешь сообщить нечто важное, привал сделаем немного раньше и место подберем, чтобы худо-бедно можно было собраться... Нужно будет известить Финдэкано, чтобы он препоручил разведку на это время кому-нибудь из своих верных и мог присоединиться к тебе.

0

16

- Согласен с Турукано, - кивнул Лаурэфиндэ. - Все ждут твоего слова и многие захотят его услышать несмотря ни на что. Завтра мы постараемся найти место побольше и получше, чтобы тебя услышали все, кто придет.

0

17

- Вы правы. Я тоже отправлю кого-нибудь, чтобы разнесли эту весть по всем. А кроме Финдэкано нужно, чтобы пришли дети Арафинвэ, это важно и для них тоже. Думаю, это возможно устроить.
Нолофинвэ посмотрел на обоих, улыбнулся:
- Редкая удача, что я сейчас разговариваю об этом именно с вами. Думаю, те, кто знает, как сделать дом или мост, которые не упадут и не развалятся, смогут найти и узнать подходящее место. Кроме того, что там должен быть прочный лед и достаточно свободного пространства, есть еще одно... что хорошо бы учесть. Если я буду говорить, то хорошо бы, чтобы меня видели и слышали. Если получится найти что-то закрытое от ветра или где ветер дует в нужную сторону... впрочем, я слишком много прошу, я понимаю.
Нолофинвэ с тоской вспомнил тронный зал или площадь в Тирионе перед дворцом, где даже негромкий голос многократно усиливался, отражаясь от правильно расположенных стен и сводов.

0

18

- Положись на нас отец, - Турукано улыбнулся отцу в ответ, - мы сделаем всё возможное. И невозможное тоже. Правда, Лаурэ?

0

19

Лаурэфиндэ кивнул.
Можно даже попробовать не только найти, но и кое-что сделать. Времени и средств мало, но тем интереснее задача.
Что-то тренькнуло внутри и отпустило. Что кроме гнева и горечи встало на пути.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Почти королевский совет. Хэлкараксэ, первые дни