Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Самый темный день. Финрод


Самый темный день. Финрод

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Лагерь ВД,  параллельно  событиям в целятне. Пока Феаноринги заняты своими делами, жизнь в лагере, тоже не стоит на месте.

0

2

Финдарато не спеша шел по лагерю, сам не знаю толком, куда. Наверное, к палатам Исцеления, ведь дядя просил его и Нарьо занять феанариони, когда они оттуда выйду. Но, наверное, это нескоро будет, вряд ли они захотят быстро оставить брата, который вернулся к им чудом. Чудом, который совершил Финьо...
Эти мысли, а так еже мысли о том, как все будет дальше между двумя лагерями, так сильно  занимали арафинвиона, что он не особенно смотрел по сторонам... и едва не наткнулся на идущего навстречу эльфа...
- Прости, Ригненаро.... я задумался. - виновато улыбнулся Атрафиндэ.

0

3

Эльф, на которого наткнулся Финдарато, вздрогнул, словно был погружен в свои мысли и не замечал того, что происходит вокруг и куда он идет.
- Простите. Это я виноват.
Голос его звучал хрипловато и странно.
- Вам не за что извиняться.
На его лице появилась кривая усмешка, больше похожая на гримасу.

0

4

- Наверное, мы оба задумались.
Финдарато внимательно посмотрел на эльфа. Как-то странно он говорил и странно выглядел.
- С тобой все в порядке?
Сейчас все - ну или очень многие - были в растерянности, многих терзали тревожные и невеселые мысли. Но Ригненаро... похоже, что-то мучило его особенно сильно.

0

5

- Да, все хорошо.
Эльф кивнул.Потом, словно решившись на что-то, выпалил:
- Это правда? Что эти... приехали?

0

6

Что-то непохоже, что все было хорошо. Финдарато не хотел насильно  вытаскивать ответ, и уже готов
был идти дальше, но тут эльф вдруг зада вопрос, который заставил его остановиться.
- Да, это правда. - спокойно подтвердил он, - феанариони приехали, они хотят увидеть брата.

0

7

- Почему? Какое право они имеют...
Он сжал кулаки и отвернулся.

0

8

- ... Увидеть брата?- закончил фразу Артафиндэ.
Он осторожно тронул эльфа за плечо, прося повернуться.
- Ригненаро... поослушай меня, пожалуйста. Я... наверное, не могу до конца понять, что ты чувствуешь, но... никогда ничего хорошего от ненависти и злости не получалось. - тихо сказал он.

0

9

- А без них получается?
Эльф дернулся от прикосновения, потом замер, словно закаменел.
- Какое они имеют право приходить сюда, после всего, что сделали?

0

10

- Прости....
Финдарато убрал руку, увидев, как дернулся эльф.
- Без них... без них надо попытаться. Я знаю, как это трудно, но не они должны вести нас вперед...
Путь, на который выводит ненависть... нельзя было на него сворачивать. А порой хотелось именно этого, и казалось, что так легче. И справедливей.
- Тут их брат, Ригненаро, - еще раз напомнил Финдарато. - Они пришли к нему.

0

11

- Это вы простите.
Он сглотнул и попытался взять себя в руки. Тем более, что прикосновение его ничем не обидело. Просто не мог он расслабиться настолько, чтобы невозмутимо выносить даже его.
- А зачем? Зачем делать вид, что все прекрасно м что им тут рады? Да пусть бы они все провалились! Брат? Ну и что? Сидели бы у себя, сюда-то что лезть?  Они же были бы только рады, умри мы все во льдах. А теперь будут ходить тут хозяевами и делать вид, что так и надо.

0

12

-  А кто делает вид, что рад? Зачем это нужно - лицемерие, которое все равно никого убедить не может? Но... неужели ты думаешь, что если мы будем продолжать считать друг друга врагами, если между нами не будет мира, то у нас получится то, для чего мы сюда пришли?
Как можно будет победить зло, если оно проросло внутри, в душах? То, что сейчас говорил и чувствовал Ригненаро, было понятно и объяснимо. Но это было - злом...
- Нет. - Артафиндэ говорил негромко и спокойно, хотя внутри совсем спокоен не был, - Это не так. Смерти они нам не желали. И не знали, что мы пойдем таким страшным путем.

0

13

- А как можно не считать их врагами? Как можно считать, что им место в этом лагере? Разве сказать так, не будет лицемерием? Я не могу думать, что они заслужили хоть что-то... кроме участи своего отца.
Он стоял, сжимая и разжимая кулаки.
- А чего они желали? Чего они желали тогда, когда обнажили против нас мечи? И теперь мы должны присмыкаться перед этими...
Он не договорил.

0

14

- Рингенаро... - арафинвион посмотрел в глаза эльфу, - То, что случилось... это страшно. И этому трудно найти оправдания. А может быть, и искать не стоит. Но скажи... неужели ты и правда желаешь им смерти? Неужели ненавидишь так сильно, что готов тоже обнажить меч? И, если это так... то не станешь ли ты после этого таким же, какими сейчас считаешь их?
А ведь то, что думал и чувствовал этот юноша... это же мнение едва ли не большей части лагеря. Страшно. И очень опасно, потому что из таких вот искр может вспыхнуть пожар, который потому будет сложно потушить. Если вообще возможно...
- Пресмыкаться перед ними никто не должен. Как и не перед кем другим... Они просто хотят увидеть брата. И вряд ли сейчас ждут чего-то от нас. Рингенаро... пусть прошлое останется в прошлом. Его уже не изменишь. Они уже сполна заплатили за содеянное.
Артафиндэ почти физически чувствовал ненависть, которой пылал эльф.

0

15

- Да, я ненавижу их.
Такие, казалось бы, простые слова. Эльф не пытался оправдываться, не пытался найти благовидный предлог для того, что сейчас сказал. Он ненавидел, и это было главным  чувством, которое захватило все существо эльфа.
- Что бы с ними не случилось, этого будет недостаточно для того, чтобы они поняли, почувствовали. Да, я желаю им смерти. Да, я хочу, чтобы она была не скорой. И мне все равно, кем потом будут считать меня.
Он посмотрел лорду в глаза.  Взгляд у парня был немного безумный.
- Они заплатили?
Он рассмеялся.
- Чем?

0

16

- Я знаю. - так же спокойно ответил Артафиндэ.
А ведь сам он тоже поначалу был близок к ненависти. Очень близок... И потому не мог осуждать Ригненаро. Но в то же время именно потому знал, как это опасно - позволить себе скатиться в ненависть. Опасно в том числе и потому, что очень просто.
- А ты говорил с кем-то из них? Ты слышал их слова? Читал их мысли? - он встретил горящий взгляд эльфа и не опустил глаз. - Откуда ты знаешь, что они  чувствуют, Ригненаро?
В этом ведь тоже была беда. И их, и феанорингов. Они все считали себя вправе судить и выносить приговоры. И почему-то им казалось, что они знают, кто и что чувствует, хотя так не было...
- Они заплатили... Ригненаро, ты видел Майтимо? Считаешь, что ему досталось по заслугам? На самом деле готов порадоваться тому, что он пережил? На самом деле рад смерти Феанаро? И если да.... то позволь тебя спросить.. чем это облегчает твою боль? Как это может изменить то, что произошло, вернуть твои потери?

0

17

- Раз знаешь - почему  тогда говоришь все это?
Если бы знал.. если бы знал, то понял бы, что он чувствует. И не доказывал бы сейчас, что Феанариони нужно простить за все, что они сделали.
- А ты говорил? Ты их мысли читал? Откуда же ты знаешь что я не прав?
Парень тряхнул головой.
- Если бы они не хотели... Неужели ты думаешь, что им было до нас дело?  Не армнишь, что они  говорили,  еще на том берегу? Как хотели от нас избавится. Они и избавились, не так ли. А как - им неважно было.
А мертвые они точно уже не помешают великим  планам Феанариони.
- Нет, не видел. Но... Да, я считаю, что он заслужил то, что произошло.  Только виноваты были все, а  заплатил только он.

0

18

- Потому что не хочу, чтобы нами правила ненависть. Потому что не хочу, чтобы мы стали такими, как тот, с кем мы пришли сражаться.
Артафиндэ видел, что парень едва ли слышит то, что он говорил. Но если не достучаться до него сейчас, ненависть будет так и расти в его душе, и ничем хорошим это не кончится. А сколько еще было таких, так же думающих и чувствующих?
- Нет. Не читал и не говорил. Потому не считаю вправе решать, что они думают.
Самое скверное заключалось в том, что Ригненаро было действительно плохо сейчас. Что его беды и потери мучили его, и самым простым было - найти виноватых, дать выход своей боли, проклиная и ненавидя. Но разве это кого-то вернет?
- Ригненаро... прости, что я тебе говорю все это... Наверное, я не могу, не должен учить тебя, как ты должен ко всему относиться. И только увеличиваю твою боль... Только... она сильней становится, когда мы ненавидим. Она... убивает в нас все, что есть хорошего.
У Финдарато не находилось слов, чтобы объяснить то, что он понимал. И в то же время найти их было нужно.
- Ты и правда хочешь всем феанариони такой же участи, Ригненаро? По-настоящему, от души хочешь? И будешь рад, если они умрут или сгинут в плену? Ответь... что ты тогда будешь чувствовать? Радость? Твоя боль пройдет, отпустит тебя?

0

19

- А почему нет? Что хорошего в том, что ты будешь доверять кому-то, а он, раз  за разом - предавать тебя? Это не благородство, это - глупость! Как можно жить бок о бок  с предателями? Как можно быть уверенным, что завтра они не уйдут в бою,  открыв дорогу оркам к твоей спине?
Парень говорил тихо,  но голос его почти звенел от напряжения. Похоже было, что он сейчас сорвется на крик.
- Никто не знает,  что они думают. Так почему мы должны предполагать в них хоть какое-то раскаяние? Почему? Хоть что-то говорит о том, что оно есть? Или они, по прежнему, такие же наглые и плюющие на всех, как и всегда?
Эльфа начинало трясти и теперь это было уже заметно на глаз. Да и голос у него - дрожал и срывался.
- Это все, что у меня есть. Эта ненависть. Я шел сюда, чтобы поквитаться с этими поганцами. А теперь ты говоришь, что  я должен все им простить и жить дальше? Зачем?  Зачем ты снова спрашиваешь, хочу ли я их смерти? Ответ будет тем же. Радость! Они заслужили. Я не знаю, пройдет ли боль. Но я буду рад.

0

20

- Пусть глупость. Как угодно можно назвать, мне все равно. Я буду доверять. Буду верить. Раз за разом.
Финдарато тоже говорил тихо. Очень... только в глаза горел огонек. И голос слегка дрожал.
- Потому что прежде чем судить кого-то окончательно, мы должны _знать_. Ты сейчас говоришь одно, я - другое, но оба мы исходим лишь из того, что чувствуем сами. И мы ничего не знаем о том, что происходит в душе тех, о ком мы говорим. И пока я этого не узнаю, я буду верить в лучшее. Иначе... не имеет смысла вообще ничего.
Он видел, что Ригненаро уже плохо владеет собой. Видел - и не знал, как ему помочь.
- Я не верю в это. Слышишь?
Артафиндэ положил руку на плечо эльфу.
- Не верю, что переживший боль и горе может действительно желать кому-то другому пережить то же самое. Даже самому злому врагу. Радость твоя пройдет и сменится пустотой в душе. Я не прошу тебя не чувствовать то, что ты чувствуешь сейчас, я знаю, что это невозможно. Я прошу лишь на мгновение остановиться и прислушаться к себе - к тому, что глубоко, а не на поверхности. Я... верю, что там найдется не только ненависть. Не надо никого насильно прощать и тем более насильно любить. Попробуй... просто... отпустить все это.

0

21

- А к чему это приведет? Твоя вера?  Что ты будешь делать, если из-за нее твоя семья погибнет? Твои братья?
Легко было говорить о вере, когда они стояли посреди лагеря и ничем не рисковали. Пока. А потом, чем она могла обернуться? Если доверять тем,  кто уже доказал свою подлость?
- А мы не _знаем_? Говорим о том,  что только предполагаем? Или видели, на что они способны?
Видели ведь уже. Насмотрелись так, что до сих пор тошнит. И что - все еще верить? До очередной пакости?
- Может и сменится. Но я буду знать, что оно того стоило. Что в душе? А нет там ничего, кроме этой ненависти. И я не хочу их прощать. Я хочу, чтобы их проклятье настигло их, наконец, и они сами слихвой познали то, чего желали другим.
Он дернулся и попытался обойти лорда. Эти его слова про то, что нужно всегда верить, были смешны и наивны.

0

22

- Не знаю, к чему. Только уверен, что, если я буду думать лишь о мести и ненависти, моя семья погибнет быстрей и страшней.
Он по-прежнему не повышал голоса, только упрямо сдвинул брови.
- Нет, мы не _знаем_, Ригненаро. Ты можешь сказать, что не изменился за это время? Кто из нас может это о себе сказать? Могли измениться и они. Знаю, что ты не веришь этому... Прости...
Финдарато посмотрел на эльфа, чувствуя себя бессильным... А Ригненаро остранился и попытался его обойти. Арафинвион не стал его удерживать. Но потом все же не выдержал. Догнал и сказал тихо:
- Ригненаро.... я ни  чем не хочу тебя убеждать. Я... я помочь хочу. Если позволишь. Не уходи так...
Не мог он позволить парню вот так уйти - с душой, слепой от ненависти и гнева.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Самый темный день. Финрод