Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Нолофинвэ навещает Майтимо


Нолофинвэ навещает Майтимо

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Вечер следующего дня. Уже сутки прошли с момента, когда орёл принёс Финдекано и Майтимо в лагерь на северном берегу озера Митрим. Палаты исцеления.

Второй раз к палатам исцеления Нолофинвэ подошел уже поздно вечером, когда по небу уже рассыпались звезды, а в лагере закончили работу и отдыхали. Издалека доносилась музыка - кто-то перебирал струны, вызывая мелодию, не слишком веселую, но и того тяжелого, отчаянного надрыва, что звучал в песнх первых дней, в ней не было. Нолмэ вошел, спросил у дежурившего целителя, проснулся ли раненый и, получив утвердительный ответ, попросил сделать так, чтобы они могли поговорить наедине, без присутствия кого-то из братьев Майтимо. Показавшемуся из комнаты племяннику он коротко кивнул и вошел, притворив за собой дверь.

Майтимо лежал на постели и с интересом смотрел на входную дверь. Выглядел он бледным и исхудавшим, и только слегка поднял от подушки голову. В лице кроме худобы появилось ещё что-то незнакомое, и это незнакомое лишь отчасти было похоже на то, что сын Индис видел в лицах соратников по ледовому походу в те моменты, когда было особенно тяжело. При виде Нолофинвэ во взгляде раненого промелькнуло удивление. Промелькнуло и исчезло. Он явно узнал вошедшего.

Нолофинвэ помедлил на пороге, слишком противоречивыми были мысли и чувства, впыхнувшие при виде Майтимо. Он знал, о чем и как собирается говорить, но не был уверен, что в голосе не отразится то, о чем он предпочел бы сейчас не думать. Потом негромко сказал:
- Доброй тебе ночи. Не возражаешь, если я зайду?

- Доброй, - ответил Майтимо немного хрипловатым голосом и чуть приподнял и опустил левое плечо, будто хотел пожать плечами, но то ли сил не было, то ли особой уверенности в том, что это стоит делать. - Заходи конечно.

Нолмэ огляделся, поднял легкую табуретку и поставил так, чтобы сидеть не вплотную к кровати, а на некотором расстоянии. Некоторое время молча смотрел на племянника, потом чуть улыбнулся:
- Я на самом деле рад видеть тебя живым. Как бы, возможно, странно это не звучало. Никто из эльдар не заслуживает... такого. Так что до тех пор, пока тебе не станет лучше, можешь считать себя гостем, и принимать тебя будут, как гостя. Я сделаю для этого все, что в моих силах.
Он снова вспомнил вчерашнюю беседу с Макалаурэ и те разговоры, слухи, что ползли по лагерю с утра. Нелегко это будет, особенно, когда Майтимо сможет выйти отсюда.

Майтимо сперва еле заметно подался вперёд, слушая Нолофинвэ, но так же еле заметно чуть отпрянул назад и подобрался, услышав слово "заслуживает".
- Я тоже рад видеть тебя живым... ни смотря ни на что, и не считаю это странным, - раненый замолчал, явно подбирая слова. - Я не знаю, понял ли ты уже, куда ты пришёл и привёл тех, кто решился последовать за тобой. Но здесь каждый имеет тот или иной шанс оказаться там, где был я. Не зависимо от заслуг. И, попав туда, есть очень мало... почти нет шансов вернуться. - Майтимо перевёл дыхание. - Спасибо за гостеприимство. И... нам о многом стоит поговорить.

- У нас... были потери, так что я знаю, - Нолофинвэ постарался произнести это спокойно хоть в груди все сжалось от боли и в горле застрял комок. - Но об этом мы в другой раз поговорим, не сейчас.
Он выдохнул, но почему-то в этот момент у него в голове окончательно прояснилось, и он перестал следить за голосом, словами и жестами. "Он в этом не участвовал"...
- Я жестко сказал, извини меня, - Нолофинвэ развел руками. - Слишком много зла и боли, прошлое крепко держит. Но сейчас я не хочу об этом помнить и думать. Я действительно рад тебя видеть, хоть то, что я вижу, рвет мне сердце.

- Что, всё так плохо? - с кривой улыбкой переспросил Майтимо, кивнув куда-то в сторону собственного одеяла. В какое-то мгновение улыбка очень сильно напомнила улыбку его отца, но потом сходство пропало. - Не пугай меня, я и сам боюсь. Но целитель, который имел дело с таким, говорит, что всё одолимо. И... поверь, это огромное, неизмеримое счастье - снова быть среди эльдар. Я... я не знаю на самом деле, каково в залах Мандоса, но я не раз и не два успел позавидовать тем, кто попал туда... даже без надежды на скорое возвращение. - Майтимо на мгновение пристально посмотрел прямо в глаза Нолофинвэ. - Прости, что я снова о потерях.

- Ну... так, - нарочито дипломатичным тоном ответил Нолофинвэ и улыбнулся, хоть вышло и кривовато. - На танцы тебе сегодня идти не стоит. Но все будет хорошо, мне тоже сказали, что ты должен скоро поправиться. Что до мыслей... я думаю, такое может быть с каждым, на чью долю выпадает горе или страдание, которое невозможно пережить. Хочется прекратить все, и если боль нельзя исцелить, то можно желать от нее уйти. Но все-таки ты здесь, а не в чертогах, а значит - все не зря.

0

2

- На танцы, - повторил Майтимо и неожиданно рассмеялся. - Если речь о танцах, пусть даже и не сегодня, всё вообще... гораздо лучше, чем...
Он замолчал, то ли потеряв мысль, то ли не найдя слова, то ли просто не желая произносить лишнее вслух.

- Я совсем недавно это говорил твоему брату, скажу еще раз, - Нолофинвэ помолчал. - Главное - что жив, все остальное можно изменить, каким бы страшным и безнадежным оно не казалось.

- Нолофинвэ, - тихо сказал Майтимо, - даже если кто-то в Чертогах, это страшно, но не безнадёжно. Нам сказали "долго", а не "до конца времён", помнишь? И... я ещё раз повторю, есть вещи пострашнее. Я не жалуюсь, просто... просто стоит знать об этом.

- Я тоже верю, что не безнадежно, - без тени сомнения ответил Нолофинвэ. - Но во всяком случае, это пока настолько неопределено... Что же касается вещей страшнее, ты уверен, что об этом стоит говорить сейчас? Мне нужно и важно знать, что там было и что ты видел, потому что сам я видел лишь внешние ворота... но я думаю, у нас будет время об этом поговорить.

- Я не думаю, что о страшном вообще стоит. Меньше знаешь - крепче спишь. Только... - Майтимо чуть приподнялся на локте, - есть вещи, которые стоит знать просто ради того, чтобы меньше эльдар туда попало. И чтобы это место вообще перестало существовать... Не только знать, а и сделать. И поэтому нам точно надо много о чём поговорить. Возможно, не сейчас, согласен. Только всё равно придётся, как бы ни было неприятно.
Майтимо смотрел на Нолофинвэ вопросительно, точно взглядом хотел измерить, насколько тот понял, что ему говорили и насколько согласен.

- Разумеется, - кивнул Нолофинвэ. - Мы же.... не просто так сюда пришли, найти вас и спросить о... о разном. Эта цель не стоила бы того. Будет война, это ясно, она уже идет. И нужно знать, с чем мы собираемся воевать. Просто мне думается, несколько дней ничего не изменят. Сейчас же я пришел не за сведениями, а просто, чтобы увидеть тебя. Мы поговорим о делах. Позже.

- Дело ведь не только в сведениях, - Майтимо вздохнул. - Позже так позже. Всё равно мы никуда теперь не денемся друг от друга.

0

3

Майтимо помолчал чуть-чуть и продолжил.
- Попытку деться трудно назвать ничем не спровоцированной... но эта попытка явно закончилась неудачей. Благодаря вашему подвигу. - Майтимо немного судорожно перевёл дыхание и продолжил. - Нам не удалось ужиться вместе на том берегу, и теперь, с грузом прошлого, придётся найти способ ужиться на этом. Я не знаю, как мы это сделаем, но... у нас нет выхода. По одиночке мы не справимся, мы и вместе-то...
Раненый замолчал, глядя куда-то в никуда.

- Видишь ли, - медленно сказал Нолофинвэ. - Ведь кроме народа, есть еще каждый по-отдельности. Вообще народ - это слишком обще, так мыслить нельзя. Я не буду говорить про себя, но Финдекано... чем он, интересно, спровоцировал?
Он резко оборвался, тряхнул головой:
- Хотя это нужно спрашивать не у тебя. Я, видишь, тоже не могу удержаться от того, чтобы не посчитать вас всех, как одно. А ведь сам не хотел говорить обо всем этом, довольно того, что весь лагерь гудит, как осиный улей, а ведь я не слышу и десятой части того, что говорят. Я не представляю, каких усилий будет стоить... то, о чем ты говоришь. Но иначе вряд ли мы сможем одолеть врага, распри и междоусобица не лучший способ выиграть войну. Мы ведь там были. Финьо говорил тебе?

- Я... - Майтимо нервно сглотнул, - я видел. Но недокричался до вас.

Нолофинвэ вздрогнул, как будто его ударили.
- Видел? - растеряно повторил он. - Если бы я знал, если бы мог хотя бы подумать о подобном... мы бы не ушли. Но никто из нас не знал о том, что ты в плену, откуда? Мне не за что просить прощения, но... я бесконечно сожалею, что так вышло.

- Я много о чём сожалею, - тихо сказал Майтимо, глядя куда-то в пол. А потом поднял взгляд и попробовал улыбнуться. - А вышло всё прекрасно, раз я здесь.

- Да, прекрасно, - Нолофинвэ ответил на улыбку. - Добрый знак.
Он помолчал, потом спросил другим тоном:
- Да, Майтимо, тебе нужно что-нибудь? Возможно, ты говорил братьям, но им сложно здесь распоряжаться, я же могу.

- Я... - Майтимо задумался, а потом растеряно покачал головой. - У меня всё есть... из того, что здесь возможно. Я... я бы хотел задать тебе один вопрос, но, боюсь, он снова будет на неприятную тему.

- Да я из-за тебя пытался воздерживаться от неприятных тем, - Нолофинвэ пожал плечами. - Мне казалось, сейчас тебе не стоит об этом думать. Но если хочешь, спрашивай.

Майтимо открыл рот, закрыл, потом сделал глубокий вдох и наконец выговорил:
- Скажи, из тех, кто кричал моему отцу в Арамане, мол, куда ты завёл нас, безумный, здесь туманы холоднее, чем в Тирионе... из них многие повернули назад?

+1

4

- Никто, - ответил Нолофинвэ. - Я никого не держал и не принуждал. Но я был благодарен каждому, кто оставался со мной несмотря ни на что. Я готов был разделить их боль и горе и страх, а они делили со мной мои. Все оказалось страшнее и сложнее, чем мы думали... и я не перестану себя винить за каждую потерю.
Он помолчал, потом тихо добавил:
- Если бы мы шли из желания отомстить твоему отцу, мы бы остались там все. Ты почему спрашиваешь?

Майтимо явно был поражён тем, что никто не повернул назад, и поражён скорее неприятно.
- Я должен был знать, - медленно проговорил он в ответ, - и, ни смотря ни на что, спасибо вам, что пришли.
Майтимо прикусил нижнюю губу, глядя куда-то мимо Нолофинвэ, а потом снова посмотрел ему в лицо.
- Поверь, когда всё сложнее и страшнее, чем ты можешь предположить, всё может закончиться куда хуже. Я видел вас, Нолофинвэ. Дошли очень и очень многие, верно?

- Тут как считать... - глухо ответил Нолофинвэ. - Дошло больше, чем погибло, это да. Но мне сложно этим успокаиваться, потому что смертей было слишком много. Турукано потерял жену...
Он потер ладонями виски, потом вдруг улыбнулся:
- Но знаешь, спасибо за то, что мы пришли - вот этого я никак не ожидал услышать от кого-то из вас. Все, что угодно мог придумать, кроме этого.

Майтимо слушал о погибших, глядя куда-то сквозь Нолофинвэ расширившимися невидящими зрачками. Было не ясно, слышит ли он вообще. А когда Нолофинвэ заговорил о неожиданной благодарности, на лице раненого проступила знакомая Нолмэ с детских лет кривая улыбка его старшего брата. Точнее, только ее половина. Левая. А потом Майтимо резко отвернулся.

Нолофинвэ молчал, раздумывая, не об этом ли говорил Линтаур, и пытаясь снова загнать подальше злость и обиду. Не Майтимо был их причиной, но он сейчас был так похож... Он сцепил руки, переплел пальцы так, ногти побелели и через  через несколько мгновений понял, что спокоен и может  продолжать.
- Ты хочешь еще что-то знать? У меня пока есть время, - спросил он. - Или ты устал?

Майтимо не сразу повернулся снова. Улыбка исчезла без следа.
- Знаешь, - сказал он изменившимся, сдавленным голосом, - пока всё сложней и страшней, чем ты думал, это ещё не совсем плохо. Это значит, что есть надежда. Совсем плохо это не сложней и страшней. Это - глупее и проще. Запомни это, Нолофинвэ.
И только сейчас Майтимо, смотревший куда-то мимо, сквозь, наконец взглянул Нолофинвэ в глаза. Во взгляде раненого плескались боль и отчаяние.

+1

5

- Надежда, наверное, всегда есть. Даже когда кажется, что все против и нет выхода. Прилетел же к вам орел... кто мог подумать. Но я тебя понял, Майтимо, хоть и не много знаю о том, как все было. За некоторые знания приходится платить дорогую цену.
Нолофинвэ протянул руку, собираясь коснуться его плеча, не задумываясь особо, стоит ли это делать. Как постарался бы успокоить любого.

- Хорошо, что они в Чертогах, - тихо и непонятно к чему сказал Майтимо. В сторону протянутой руки он даже не посмотрел.

"Кто?" - едва не спросил Нолофинвэ, но потом решил, что уточнять не стоит. Майтимо, похоже, стремительно терял то состояние ясного рассудка, которое удивило Нолмэ в первые минуты. Он потянулся к левому плечу, чтобы не касаться раненой руки, дотронулся.
- Все... хорошо.

В ответ на прикосновение Майтимо вздрогнул, напрягся и замкнулся в себе.  На слова он никак не отреагировал.

Нолофинвэ замер, убрал руку. Он чувствовал себя неловко и неудобно, как всегда, когда не знал, что делать и что должно быть правильным. Хотелось тихо выйти и прикрыть за собой дверь, но это точн было неправильно. Нельзя никого оставлять вот так...
Так что он просто ждал, сидя рядом и разглядывая обтрепавшуюся вышивку на рукаве. Когда-то изящная и тщательно выполненная, она потускнела, кое-где пропали лепестки и части стебля, в одном месте поперек узора пролегла штопка.

Майтимо, поёжившийся и нахохлившийся, будто от холода, лежал почти неподвижно, глядя бессмысленным взглядом куда-то в пустоту. Потом он прикусил нижнюю губу, судорожно выдохнул, снова вздрогнул и огляделся. Наткнувшись взглядом на Нолофинвэ, он какое-то время смотрел на него, словно пытаясь что-то разглядеть.

0

6

Нолофинвэ тоже поднял глаза, но пока молчал, пытаясь понять, в каком состоянии сейчас Майтимо и что вообще стоит говорить. Беспокойство он скрыть не мог, но через силу улыбнулся.

- Знаешь... - сказал Майтимо и замолчал, сделав немного судорожное глотательное движение. Было похоже, что глотает он что-то кислое или горькое. Раненый вообще выглядел немного потеряно, и по-прежнему не опустил поднятых плечей. Он вздохнул и продолжил. - Нам теперь жить за себя и за них.
Говорил он не очень твёрдо, будто сам пробуя эти слова на вкус. Но взгляд после сказанного стал твёрже, сфокусированее, увереннее.

- Я знаю, - мягко сказал Нолофинвэ, вспомнив недавний разговор с Лайрелином, где он убеждал его примерно теми же словами. - Ты прав. И жить, и сражаться, и сделать все, чтобы их смерть не была напрасной... и чтобы у них появилась надежда на возвращение.
Он вздохнул, но продолжать про смерти не стал. Покачал головой, виновато улыбнулся:
- Мне сложно сейчас. Я боюсь сделать тебе хуже какими-то словами или действиями, но и увиливать не хочу. Последний раз я так себя чувствовал с тобой много лет назад, когда не знал, как развлекать. Но тогда можно было подарить игрушечную лошадку и решить все проблемы. Ты вообще... как сам себя ощущаешь? Может, я зря так переживаю.

- Их возвращение зависит не от нас, - довольно жестким тоном, хоть и очень тихо возразил Майтимо. Но тему развивать не стал.
- Наверное, ты прав, не надо о неприятном. Просто мне было важно знать. А ощущаю я себя... я не знаю, можешь ли ты представить себе, насколько здесь хорошо.

Нолофинвэ спорить не стал, пожал плечами. Объяснять свою точку зрения не было ни времени, ни желания.
- У нас будет время позже, я отвечу тебе на любые вопросы. К тому же я тоже хотел кое-что знать, не только про Тангородрим. А здесь...
Он огляделся, хотя речь явно шла не только про эту комнату.
- Наверное, отчасти могу. Когда после долгого перерыва удалось впервые помыться в горячей воде и лечь спать не на землю или снег, а на кровать, пусть и походную, я думал, что даже такие мелочи возвращают к жизни. Но думаю, у тебя больше причин.

- Значит, понимаешь, - на лице Майтимо снова промелькнула тень знакомой улыбки, - хотя бы отчасти. Твоего гостеприимства достаточно, и ты... не должен меня развлекать. Меня и так радует почти каждое мгновение.

- В этот раз меня никто развлекать и не просил, - ответил Нолофинвэ. - Все, что я делаю здесь, это исключительно добрая воля. И лошадки у меня все равно нет...

Майтимо сперва явно не понял, к чему тут была лошадка. А потом до него постепенно начало доходить.
- Скажи, а как вы... - он замолчал, снова подбирая слова, - что с вашими лошадьми?

Нолофинвэ посмотрел на него:
- Ничего. Надеюсь, они смогли вернуться к Тириону целыми и не пропали в пути. Тащить их с собой через льды было бы... бессмысленно и жестоко.
"Хоть это и тягловая сила и мясо"... закончил он про себя. Снова в который раз задумался, а верным ли было то решение. Но как заколоть и съесть того, кто доверяет тебе и считает другом?

+2

7

- К ним, я думаю, ни у кого не будет претензий, - в этот раз улыбка, тронувшая губы Майтимо, была более открытой. - А здесь с лошадьми явно лучше, чем без них. Посмотрим, что можно сделать.
Нельо едва заметно пожал плечами.

- Да, я думаю, лошадям можно возвращаться спокойно, - Нолофинвэ тоже улыбнулся. - Без них тяжело, конечно. И разведке, и просто... нам ведь пришлось много достраивать в этом лагере, а лес для постройки поблизости брать уже негде.  Многие задачи превращаются если не в невозможные, то в отнимающие слишком много времени и сил. Но все равно, я считаю, это было правильным, оставить их там.

Майтимо едва дёрнул левым плечом и еле заметно улыбнулся.
- Посмотрим.

Нолофинвэ промолчал. На его взгляд, смотреть тут было не на что. Вряд ли родичи заодно к лагерю поделятся и лошадьми, разве что через некоторое время, когда появятся жеребята....
- Тебе, наверное, это странно - вернуться туда же, откуда уехал и узнать, что все ваши здесь уже не живут. Хотя этот дом новый, я забыл. Вот за что я благодарен Макалаурэ, так это за лагерь и стены. У него были свои резоны встречаться  с нами как можно реже, но он выбрал не самый легкий способ это сделать.

- Этот лагерь строили мои братья? - переспросил Майтимо, и добавил тихо, - это они уже без меня. А этот дом и пахнет, как новый. Это уже вы строили?

- То есть, когда ты уехал... говорить, - Нолофинвэ сказал это медленно, потому что подбирал слова, чтобы обозначить попытку переговоров как можно нейтральнее. - Лагеря еще не было? Когда мы вышли к озеру, здесь была стена, внешние укрепления, и почти все хозяйственные постройки, не было только жилых домов. Их возвести не успели, как я понял. Мы расширили периметр, и достраивали то, что было нужно. До сих пор этим заняты. Но ты скоро выйдешь, посмотришь сам.

- Когда я уехал на "переговоры" - Майтимо таки произнёс это слово, впрочем, по интонации можно было легко понять, что он не думает о таком названии этого мероприятия ничего хорошего, - мы только договорились, что лагерь будет здесь. До этого мы были немного... хм... заняты. Сразу после высадки была стычка с орками, а потом и вовсе большая битва.
Майтимо хотел рассказать что-то ещё, но остановился.

- У нас тоже была, - медленно проговорил Нолофинвэ. - Сразу. Хоть ее сложно назвать большой битвой, но...
Он резко втянул воздух сквозь стиснутые зубы и добавил, другим тоном:
- Тогда да, для тебя это место совсем новое. Будет, что посмотреть.

Когда Нолофинвэ упомянул о своей битве, Майтимо бросил на него тревожно-сочувственный взгляд, но поддерживать тему не стал, тем более, что Нолофинвэ и сам довольно резко заговорил о другом.
- У меня теперь многое в планах. В том числе и посмотреть это место... и не только это. Выходит, ты целый день стройкой занимался? Это я вот... прохлаждаюсь.

- Соблазнительно, конечно, использовать тебя на стройке, раз уж ты здесь, - сказал Нолофинвэ, сдерживая улыбку, чтобы выглядеть серьезным. - Или твоих братьев... но чуть позже. Я же сегодня кроме стройки, очень много говорил, так, что под конец начал забывать, что и кому сказал. Ваше появление многих слишком взволновало, нужно было что-то с этим делать.

Майтимо мрачно подытожил:
- Нас рады здесь видеть ещё меньше, чем были в Арамане. Что же, логично, мы... за что боролись, на то и напоролись. - Феанарион взглянул на Нолофинвэ, в глазах мелькнул нехороший огонёк, как будто он хотел спросить какую-то гадость. Но вместо этого он спрятал взгляд и сказал совсем другое. - Знаешь, раньше бы у меня и сомнений не возникло, что делать. Я бы ни мгновения лишнего не остался там, где меня ненавидят. Пусть не все, да, Нолофинвэ, я знаю, что не все. Но их, тех, кто не хочет меня здесь видеть, было бы достаточно. Я сейчас могу путешествовать не больше, чем участвовать в строительстве, но при большом желании всегда можно что-то придумать... чем конные носилки хуже орла? Проверенная тактика, не первый раз ведь. - Майтимо шумновато перевёл дыхание. - Но сейчас... прости, Нолофинвэ, но я бессовестно воспользуюсь твоим гостеприимством. Не смотря на гудящий лагерь.  Мы... мы все эльдар, в конце концов, так? Или...
Он не договорил, вопросительно глядя на Нолофинвэ.

Нолмэ сидел выпрямившись и снова сцепив руки, только они и выдавали внутреннее напряжение. Голос был мягкий и ровный, когда он заговорил:
- Я ведь хотел просить тебя о том же. Думал, как объяснить, что это пока единственная нить, что удерживает всех нас. Но ты успел раньше и... и это хорошо. Потому что я, возможно, так и не решился бы. Дело не в тебе. Я рад тебя видеть, я уже говорил. Ты друг моего сына, ради которого он рискнул всем, ты всегда казался мне самым разумным и много чего еще. Но мне тяжело видеть остальных... Кого-то больше, кого-то меньше, но все же. Потому я медлил.... - он помолчал и потом добавил, уже более решительно. - Но если собираешься изменить народ, нужно начинать с себя. В Арамане у меня не получилось, но я и не чувствовал своей правоты. Сейчас все иначе. Так что да. Я предлагаю тебе остаться здесь до полного выздоровления и далее, если посчитаешь нужным. И буду принимать твоих братьев, верных и всех, кто захочет быть здесь с тобой.

- Знаешь, я хочу тебя кое о чём попросить. - Майтимо поднял глаза, - если ты почувствуешь, что больше не можешь и не хочешь нас видеть, или тебе больше не кажется... правильным удерживать остальных, пожалуйста, сразу скажи об этом мне. Ты ведь имеешь полное право изменить своё решение. Но, если так случится, я бы хотел сразу знать об этом. От тебя. Прости, что я об этом говорю, но я не хочу создавать тебе непреодолимые трудности своим присутствием. И ещё меньше хочу не понимать, что происходит.

- Я, как ты знаешь, принятых решений не меняю, - с невеселой улыбкой ответил Нолофинвэ. - И от своих слов не отказываюсь, какими бы последствиями они не оборачивались. До последних лет я как-то ухитрялся уживаться с твоим отцом в относительном мире, думаю, что и самых пламенных из его сыновей я как-нибудь переживу. Но для спокойствия твоего я могу пообещать: ты будешь знать, если что-то пойдет не так.

Майтимо не очень радостно слушал то, что Нолофинвэ говорил о неизменности решений. Помолчал, явно раздумывая о чём-то.
- Спасибо, для меня важно знать, что что-то не так. Лучше назвать всё своими именами.... в личном разговоре, чем ставить друг друга в ложное положение. Я... я пока мало что могу обещать взамен... но я же выздоровею....

- Майтимо, - с нажимом сказал Нолофинвэ. - Ты мне все-таки племянник. Мы семья, пусть и... не самая мирная. Так что не нужно ничего "взамен". Когда ты поправишься, я уверен теперь, ты будешь поступать мудро и взвешенно, и этого довольно.

- Будь мы просто дядя и племянник, было бы куда легче... После всего, что было, попробуй разбери, кто мы друг другу.... да и мудрость мою... не стоит переоценивать. - Майтимо говорил сбивчиво, периодически словно теряясь где-то. - Знаешь, если ты мне сейчас дашь чего-нибудь попить, будет вообще замечательно. Там у целителей... на столе...

- Ну вот пока ты не поправишься, я предпочитаю быть "просто". А там посмотрим.
Нолофинвэ огляделся, понял, о каком столике речь. Взял с него кружку, помедлил мгновение, но потом решил, что если тому нужна будет помощь, он попросит.
- Ты разве уже встаешь?

- Я и сесть без помощи не могу пока, - Майтимо старался говорить бодро, как о весёлом, но одолимом препятствии, типа игры, где участникам завязывают глаза, чтоб сложнее было и интересней. Но досада и злость всё равно прозвучали в его словах, проступили, как чернила сквозь слишком тонкую бумагу.

- Помочь? - спокойно спросил Нолофинвэ. не подавая вида, что заметил. - Сидя пить удобнее. Странно, что воду так далеко оставили. Хотя если рядом с тобой все время кто-то есть...

- Сесть? Нет, спасибо. Боюсь, от высоты голова закружится, - злая ирония так и звенела в голосе раненого, как-то вдруг её стало очень много. Потом Майтимо выдохнул, и добавил уже спокойнее, - немного приподнять голову будет достаточно.

Нолофинвэ кивнул, сел рядом и осторожно подвел руку ему под затылок, приподнимая над постелью и поднес кружку к губам.
- Это ненадолго, скоро будешь обходиться сам.

Майтимо принял посильное участие в том, чтобы приподняться, протянул левую руку к кружке, хотел что-то сказать, но жажда пересилила. Пил он жадно, старался делать мелкие глотки, но выходило не очень. Когда в кружке осталась где-то треть, остановился, чтобы перевести дыхание.
- Спасибо, - и продолжил дальше пить, направляя, но не полностью удерживая кружку левой рукой

Нолофинвэ удерживал его голову и плечи на весу, с болезненной ясностью ощущая, насколько же Майтимо худой. Он достаточно насмотрелся на истощенных и исхудавших, сам еще полностью не восстановился, но это казалось слишком даже ему. Говорить он ничего не стал, показалось, что жалость только заденет.

+2

8

Осушив кружку, раненый прикрыл на мгновение глаза, перевёл дыхание, а потом сказал с усталой улыбкой:
- Она вкусная. Спасибо.
Было видно, что для него это не просто дежурные слова.

Нолофинвэ осторожно опустил его, вытянул руку из-под затылка и, все-таки не удержавшись, кончиками пальцев провел по лбу и щеке.
- Выздоравливай.

Через мгновение после неожиданного прикосновения Майтимо оказался у противоположного края подушки, а левая рука раненого крепко сжалась на запястье Нолофинвэ. Далеко не так крепко, как мог бы здоровый, но куда крепче, чем перед этим та же рука держала чашку. Дышал раненый глубоко и быстро, как будто только что в темпе таскал брёвна. На лбу выступил пот. Майтимо поднял на Нолофинвэ немного безумный взгляд, положил на колени правую руку и стал медленно разжимать побелевшие пальцы левой.
- Не. Делай. Так. - Майтимо всё ещё пытался справиться со сбившимся дыханием. - не... надо...
Он разжал руку и уткнулся лицом в собственное плечо. Раненого била дрожь.

Нолофинвэ в первое мгновение дернулся, словно хотел отскочить, но вовремя удержался, побоявшись, что если начнет вырывать руку, то может как-то навредить. Шок был таким, что больше ни о чем он подумать не мог, только смотрел расширившимися глазами на Майтимо и даже не пытался высвободится. Когда тот отпустил, Нолмэ отпрянул на шаг, в полной растерянности. Позвать кого-то? Или не стоит пока отходить? Он медленно опустился на пол возле кровати, так, чтобы смотреть на лежащего на одном уровне и тихо, отчетливо произнес, хоть голос и вздрагивал:
- Я не хотел причинить тебе боль или напугать. Извини меня. Майтимо, ты слышишь? Позвать кого-нибудь?

Майтимо поднял голову.
- Я... я очень не люблю неожиданности... теперь... - дышал он всё ещё неровно, - это хорошо, что у меня пока мало сил, иначе... иначе... - В глазах раненого плескался неподдельный ужас. - Не надо так делать...
- Я не буду, - с некоторым облегчением сказал Нолофинвэ. - Майтимо, я не хотел... я не думал, что это можно понять... так. Но я не буду.

- Да я... не успел ничего понять, я не увидел твою руку... - Майтимо выглядел так, будто его только что топили: бледный, перепуганный и никак не могущий отдышаться. -  Прости...

- Я... я ничего, просто испугался. За тебя. Все хорошо, успокойся. Трогать я тебя теперь боюсь, так что ты как-нибудь сам...
Нолофинвэ нервно улыбнулся.

- Просто... я должен видеть.... и знать... - повторил Майтимо, - я ведь мог...
Он посмотрел на свою правую руку и замолчал.

- А я должен был подумать, прежде, чем что-то делать. Прости меня. И уж ты точно ни в чем не виноват. Иногда так получается... Финьо вчера тоже был сам не свой.

Майтимо повернул голову к Нолофинвэ.
- Ты ведь не знал...  Теперь знаешь. И я знаю.... я не ожидал от себя сам... А Финьо... прости его, он просто... насмотрелся. Я ведь... я умереть хотел... - признался Майтимо тихо, как будто это что-то объясняло.

- Давно простил, даже и не слишком сердился. Скорее больно было его таким видеть, - тут Нолофинвэ споткнулся и переспросил. - Умереть хотел? Когда он уже тебя нашел, раз "насмотрелся"?

Майтимо посмотрел на Нолофинвэ как на чужого.
- Найти и освободить - разные вещи. И... - он резко выдохнул, - не важно, в общем. Ему тяжко пришлось, он меня с порога вытащил. Если бы не он...
Нельо замолчал.

- Я понял, можешь не продолжать. А Финдэкано, он очень тебя любит, - Нолофинвэ чуть улыбнулся. -  Помнишь, ты приносил его домой, совсем маленького, когда он набегался и заснул у вас? Кто мог тогда подумать, как все выйдет...

Майтимо долго молчал, и было непонятно, здесь ли он сейчас.

- Я, наверное, пойду, ты устал, - Нолофинвэ поднялся, не опираясь о кровать, выпрямился. - На днях я зайду еще и мы поговорим. Или можешь попросить кого-нибудь, мне сообщат.

- Спасибо, - непонятно к чему ответил Майтимо и даже попытался улыбнуться. Вышло плохо.

- Пожалуйста, - ответил Нолмэ. - И... одна просьба. Сам скажи братьям, что намерен остаться тут, хорошо? Мне сложно будет объяснить им.

На этот раз улыбка Майтимо была более широкой... и явно иронической.
- Хорошо.

+1


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Нолофинвэ навещает Майтимо