Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Об ошибках и последствиях


Об ошибках и последствиях

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Примерно через неделю после рейда и ранения Каламирэ

То ли он перестарался, зашивая сапог, то ли нога еще болела, но ходить было неудобно. Каламирэ решил перешить его пошире и сейчас сидел возле шатра, на наспех сделанной лавке. Тут было некое подобие стола и достаточно света, так что работать получалось быстро. Проще всего было попросить кого-нибудь, но с утра все уехали, и только он обещал, что еще пару дней останется в лагере.

Из-за спины незаметно появился Лоссэлин - молоденький эльда, которого Макалаурэ периодически отправлял с разными поручениями.
-Каламирэ? Как себя чувствуешь? Лорд Макалаурэ просил тебя его навестить, - выдал тот с порога.

- Прямо сейчас? - удивился Каламирэ. - А он у себя?
Он посмотрел на свои босые ноги, на распоротый по голенищу сапог. Потом пожал плечами, работы тут все равно на несколько часов. Поднялся. Можно и без обуви дойти, по лагерю недалеко.

- Ага, - Лоссэлин явно собирался бежать куда-то дальше и нетерпеливо ждал, когда Каламирэ даст ответ. - У себя.

Каламирэ пересек лагерь, стараясь идти по той траве, которую еще не успели вытоптать. Вокруг царила суета, шатры были натянуты, но теперь, казалось. все занимались бревнами и досками. Только отстроили на прежнем месте, и теперь все заново...
Он похлопал ладонью по пологу шатра Макалаурэ, вошел, не дожидаясь ответа.
- Ты за мной посылал?

Макалаурэ сидел за столом, чуть ссутулившись и опёршись локтями на столешницу. При появлении Каламирэ поднялся тому навстречу, кивнул.
- Да. Садись.

- Спасибо.
Каламирэ, стараясь не хромать, дошел до стула, сел, постаравшись убрать подальше с глаз босые ноги. Потом вопросительно посмотрел на кузена.

Босые ноги Кано вряд ли бы смутили, а вот за походкой он внимательно проследил. Ненавязчиво, и тот, кто его похуже знал, мог бы и не заметить вовсе.
- Как себя чувствуешь? – спросил он, садясь на прежнее место. Сам Макалаурэ выглядел усталым и чуть отрешённым даже.

- Хорошо, - пожал плечами Каламирэ. - Раз меня Лостарин отпустил, это уже значит, что хорошо. А так, я же верхом обычно езжу, верхом вообще отлично.

При упоминании о «верхом» Кано чуть вскинул правую бровь, но говорить ничего не стал. Только заметил:
- Молодец.
Побарабанил пальцами по столу.
- Хочу послушать историю про ваши приключения, - продолжил нейтральным тоном. – Она должна быть захватывающая… Должен сказать, что я её уже вкратце слышал от твоих, но любопытно послушать и от тебя.

- Ничего там захватывающего, - мрачно сказал Каламирэ. - Нам местные сказали, что орков видели и с ними пленный вроде бы был. Нужно было срочно что-то делать, ты же понимаешь? Мы решили догнать... а их оказалось больше, и пленного мы не нашли, только в бой ввязались. Меня ранило, тогда решили отступить. Но мы их больше половины перебили.

Макалаурэ сжал губы и отвернулся. Молчал почти минуту, потом снова посмотрел на Каламирэ:
- Почему никого не позвал на подмогу?

- Потом? Я решил, что рана несерьёзная, мы еще весь день потом там по оврагам и лощинам рыскали, искали, может мы не тот отряд нашли, вдруг всё-таки есть пленный. А когда понял, что серьёзно всё, то мы сразу вернулись. Ну, то есть меня привезли сюда.
Каламирэ если и понял, что вопрос был не совсем о том, то виду не подал.

- Каламирэ, - Макалаурэ остановил на нём взгляд и глаза начали темнеть – тревожный признак. – До.

- Я же сказал. Нужно было торопиться, да и синдар говорили, там меньше десятка, - нехотя ответил Каламирэ. - Что, из-за десяти орков помощь звать?

- И правда, - Кано скривился. – Зачем вообще кого-то о чём-то предупреждать, когда речь идёт о такой мелочи, как погеройствовать на дальних рубежах, - на этот раз в голосе уже отчётливо прорезалась злая ирония. – Каламирэ, скажи, я может чего-то не знаю про тебя и твой отряд и у вас по две жизни у каждого?

- Решение принимал я, все остальные не при чем, - быстро сказал Каламирэ. - И... ну правда же, не было времени ждать!

- А-а-а, - протянул Кано. – Так вот чего  я не знаю. Раз остальные не при чём, то попало бы от орков только тебе, и остальные в случае чего вернулись бы целехоньки.
Он вопросительно посмотрел на Каламирэ, выгнув бровь, мол, скажи ещё, что у тебя две жизни.

- Да, нужно было сказать, подумаешь, пленный. Ерунда какая. Вы подождите, пока мы позовем помощь, а то нам одним страшно, так? - вспыхнул Каламирэ. На бледных щеках проступили яркие пятна румянца, он вообще легко краснел, когда нервничал.

- А тебе их ряды не терпится пополнить, я смотрю, - у Макалаурэ стремительно белели губы. – И чужие ошибки ничему не учат.

- Вот именно чужие! Мало одного.... одного такого? Пусть больше будет, да, лишь бы ничего не случилось?

- Двоих, - Макалаурэ говорил тихо, только в устремлённых на Каламирэ глазах играли тёмные огоньки. – Оба из которых решили, что справятся сами. И утащили в пропасть не только себя, но также и тех, кто пошёл с ними. И ты тоже был не один. И я у тебя ещё раз спрашиваю, почему ты, имея перед глазами два таких примера, не потрудился подумать, хотя бы несколько минут? Не могли сами, но попросить синдар предупредить нас – несложное дело. Орков было не больше десятка? А орки с пленным по-твоему будут сидеть и ждать рядом или быстро помчатся к Тангородриму, на земли, где их с вероятностью может ожидать подмога?
По мере того, как он говорил, голос повышался, но до крика не дошло. Макалаурэ ударил кулаком по столу и резко поднялся так, что стул покачнулся и едва не упал. Отвернулся. Добавил уже спокойнее:
- Каламирэ, почему я должен говорить тебе о таких вещах?

Каламирэ молча кусал губы, так, что казалось, вот-вот кровь брызнет. Но повторил упрямо:
- Я хотел его спасти.

- Каламирэ, я знаю, - Макалаурэ говорил с нажимом, но уже мягче и было видно, что он успокаивается. – И я тебе даже завидую, если хочешь знать,  - он обернулся, глаза сверкнули. – Но это ничего не значит. И не меняет. Можно сказать «я хочу повергнуть Моргота» и предпринять лобовую атаку на Ангамандо. Как думаешь, повергнем мы его? – он не стал ждать ответа и продолжил: - Мы сейчас просто не имеем права делать глупости. Нет, не рисковать. Ошибаться. А ты ещё и на особом положении… в некотором роде.

- Почему это я на особом положении? - Каламирэ поднял взгляд, глаза влажно блестели. - Я был не прав, да. Нужно было одному поехать.

- Когда я говорил про глупости, я имел в виду именно это, а не что-либо другое. Нарвёшься ты один или в компании, но ни тот, ни другой расклад никому радости не принесёт. Кроме врага, разве что. Я хотел сказать, что если уж ты рискуешь, то этот риск должен быть просчитан. А то, что вы устроили, было в большей степени порывом. Так нельзя, понимаешь? – он посмотрел Каламирэ в глаза, тревожно хмурясь, но уже не злясь. – Прошло время неоправданных, безумных рисков. И нам надо этому учиться, всем, иначе у нас не будет шансов. А про тебя… вообще-то я думал, что ты и сам понимаешь. 

- Ничего я не хочу понимать, чем это я особеннее других, - мрачно буркнул Каламирэ. -  Ну, пусть порыв. Зато мы перебили почти всех, а Линтаур сказал, тот отряд мог много чего натворить, раз был так вооружен. Разве плохо? В следующий раз такого не будет, да.

- А придётся понять, - Макалаурэ сощурил глаза и в этом вопросе видимо отступать не собирался. - Потому что ты - наш родич, и нет, это не привилегия, а обязанность. На тебя тоже смотрят. А ещё, случись что, твоя голова будет для Моргота ценнее, чем голова кого-то другого. Или ты думаешь, что… - Макалаурэ прервался, явно едва не сказав что-то, чего не хотел говорить и продолжил уже о другом: - Это не значит, что её надо прятать. Это значит, что обстоятельства надо понимать.
Он поморщился и потер лоб рукой.
- Надо было поговорить с тобой раньше, что ли… Слушай, у меня ощущение, что сейчас я пытаюсь погасить огонь, и не могу сказать, что мне это нравится, огонь всё-таки должен гореть. Я могу даже прекратить это, если ты сейчас, сам, хорошо подумав, с полной уверенностью скажешь мне, что был прав.

- Я не знаю, - с отчаянием в голосе сказал Каламирэ. Потом, зная, что это не ответ для того, кто командовал этим рейдом, добавил, уже тише: - Я, конечно, был неправ. Но иначе я не мог. Я бы... себе потом не простил, понимаешь? Всё время бы думал, а если он там был и мы просто опоздали?

-Понимаю, - спокойно ответил Макалаурэ. - Но по поводу того, что вы вообще туда поехали, я тебе кажется даже слова не сказал, ты не заметил?

- Заметил. Но звать подкрепление, это терять время. Мы и так их еле догнали, так что это всё равно, что никуда не ехать вообще.
Каламирэ встал, потому что сидя чувствовал себя совсем неуютно. Он же не угощаться пришел, так нечего и сидеть.

Макалаурэ ничего не ответил, молча сидел и наблюдал за его действиями.

- И я не верю, будто ты и в самом деле считаешь, что мы туда поехали просто погеройствовать и покрасоваться, - с вызовом сказал Каламирэ.

-Не верю. Я знаю, что не ради этого, - просто ответил Макалаурэ.

- Ну, а что тогда? Зачем это всё? Я и так знаю, что риск был слишком большой, что кого-то могли убить... но иногда никак нельзя выбрать так, чтобы всё было правильно, что-то всё равно будет плохо.

Макалаурэ неподвижно смотрел на него.
-Если не понимаешь, значит, тебе пока не стоит ездить так далеко, - сказал он. - Извини.

- Да вообще отправь меня куда-нибудь, что там. На кухню, хотя нет, туда тоже нельзя, там острые ножи. Когда ты валялся, придавленный своей лошадью, а вокруг бегали орки и волки, надо было мне тоже посидеть под камешком, подождать помощь. А то мало ли, что могло бы случиться. Что-то тогда ты не спорил!
Каламирэ понимал, что его несет, но остановится уже не мог. Да и не очень-то пытался, все равно терять было уже нечего.

Макалаурэ побелел, словно из него разом вытянули все краски, оставив только белую и чёрную. Несколько секунд он неподвижно смотрел на Каламирэ и, казалось, даже не дышал. Потом медленно поднялся.
-Если ты сейчас пытаешься изменить моё решение, напомнив мне о моих ошибках, то ты зря это делаешь. Будь уверен, я о них прекрасно помню. И о тех, кто там остался, по моей же глупости – тоже, - он говорил спокойно, хотя было видно, что давалось ему это непросто. – И нет, ты моего решения не изменишь. Ни ты, ни твой отряд в ближайшее время дальше окрестных лесов не поедут. Благо, - он чуть скривился, - в связи с переездом у нас и в лагере навалом работы. А со временем, когда и ты, и я успокоимся, мы вернёмся к этой теме. У меня всё, можешь идти.

- И зачем ты так со мной? - тускло и уже без прежних эмоций выговорил Каламирэ. - Это несправедливо. Я не об ошибках твоих говорил. Но... твоё право.
Он развернулся, не глядя больше на Макалаурэ, пошел к двери. Забыв, что до того пытался не хромать, теперь уже не важно было.

Отредактировано Каламирэ (2014-12-23 19:52:28)

+1

2

Кано пришел, когда еще не совсем стемнело, но солнце уже наполовину зашло за горизонт. Сел на бревнышко напротив Каламирэ.
- Привет.

Каламирэ медленно снимал ножом кору с толстой ветки. На приветствие ответил коротким кивком, но движения стали более резкими, нож пару раз оставил зазубрины на древесине.
Кано проследил за его движениями и вздохнул:
Злишься?

Каламирэ глянул на него из-под неровно обрезанной челки, сдвинул ее тыльной стороной ладони, и еще какое-то время молча смотрел, потом ответил:
- Как можно? Это же глупо - злиться на командира, который имеет право решать и приказывать.

Макалаурэ спокойно выдержал его взгляд.
Я бы так не сказал, - заметил он

Каламирэ воткнул нож в бревно, на котором сидел, чуть привстал и поворошил палочкой угли под жарящимся мясом. Наклонился он довольно низко, лица было не видно. Потом повернулся.
- Чего ты хочешь? Я никуда не езжу, как ты и сказал, но что я по этому поводу думаю - тебе какая в том печаль?

- Большая. - Макалаурэ проследил глазами за его движениями, и продолжил с короткой задержкой: - На самом деле я пришёл извиниться.

- Что? - Каламирэ удивленно уставился на него, и напускное безразличие разом слетело. Он покусал губы, пробормотал: - Ты не обязан передо мной извиняться. Это же... не просто так всё было.

-Не просто, - Кано кивнул. - Но "непросто" может иметь разные формы, согласен? И ты действительно не заслуживал многого из того, что я тебе сказал. Это было... недостойно.
Он помедлил, а потом заговорил быстрее, словно опасался, что Каламирэ его перебьет.
-  И я горжусь тем, что ты, и такие как ты, пришли сюда с нами. И что доверяете мне здесь. Потому что сюда пришли лучшие, и самые смелые. Хотя порой мне действительно хотелось бы, - он усмехнулся, - чтобы этого огня было чуть меньше.

- Я... - пробормотал Каламирэ, потом порывисто схватил его за руку, сжал обеими ладонями. - Я же не перестал считать, что ты мой командир, что бы я не думал про твои слова. Мне было обидно, но... но мы же не дома. Сейчас война и обижаться нельзя, это глупо. Но я.... я даже не предполагал, что ты скажешь вот так, как сейчас. Это же не потому... ну, ты правда так думаешь?

Макалаурэ усмехнулся, невесело, но глаза потеплели.
- Правда. Хотя разозлил ты меня сильно.

- Я не то тогда сказал, что ты услышал, - Каламирэ поморщился, но руку Макалаурэ не отпустил, словно забыл об этом. - Я не про твои ошибки говорил и не про то, что ты мне чем-то обязан за... за то.

- А что? Хотя я злился не поэтому, к слову говоря.

- Что тогда ты мне доверял, и не выговаривал за риск, - хмуро ответил Каламирэ.

Макалаурэ какое-то время задумчиво смотрел в огонь, потом чуть сжал руку Каламирэ и выпустил.
- Смотри... давай попробую объяснить. Только веток подкинем, почти догорели, - он кивнул на костер.

- Я подкину, - кивнул Каламирэ. - Я же вроде как готовкой занимаюсь.
Он принес от поленницы охапку дров и начал выкладывать в костер, так чтобы мясо оставалось над углями.

Макаларуэ поправил одно вывалившееся из костра полено, потом спросил:
- А ты сам как думаешь, мы могли бы сделать что-то лучше, в том патруле?

- Мы много чего могли сделать там лучше, но если о том, о чём я говорил... - Каламирэ вздохнул. - Это даже говорить глупо, но раз ты спросил... Я ведь мог не искать тебя, а спрятаться, пока опасность не минует. Ведь риск и всё такое.

- Мог, - Макалаурэ и бровью не повёл. - А есть разница между тогдашней ситуацией и этой?

- Что ты хочешь от меня услышать? - Каламирэ искоса глянул на него. - Там у меня не было времени принимать решение, там я отвечал только за себя, и помощь я позвать не мог - головой крепко приложился. Есть ещё кое-что, но это я говорить не буду, потому что это глупо и мы снова... в общем, не буду.

- Ответ, - Макалаурэ улыбнулся. - Твой. И не прячься в раковину, я тебя ни в чём не виню. Позавчера я был неправ и груб, но я за тебя испугался. И это, - он обвел глазами строящийся лагерь, - и это,  - кивнул в сторону другого берега, туда, где они жили раньше, - не добавляет спокойствия. Но давай вернёмся к теме, я хочу тебя услышать, это важно.

- Ну, я же сказал, в чём разница. Могу дальше перечислять, она во всём. Кроме риска. Ну и я тогда тоже испугался, за тебя.

- Перечисляй, - Макалаурэ кивнул.

- Да ну тебя, - Каламирэ махнул рукой, улыбнулся. - Ну, разве что тогда я не командовал, так что я там вообще ни в чём не виноват. И мы не искали орков специально, они сами на нас вылетели.

Макалаурэ смотрел на него, явно ожидая продолжения.

- Ты хочешь услышать что-то определенное, да? Ну так скажи сам, я не умею угадывать. Я назвал достаточно, а в мелочах можно до ночи ковыряться - и было нас больше и задача была другая и много-много чего ещё. Я тогда об этом рейде сказал не для того, чтобы сравнивать... а.... я уже говорил, зачем. Что бы напомнить, что тогда ты мне доверял, хоть тоже было все плохо.

- Что ты под этим подразумеваешь?

- Ты не говорил, что я неправ и рискую. Ты не требовал объяснений, зачем и что я делаю. Может, тебе просто не до того тогда было, а из лагеря все иначе выглядит. Ты мне лучше скажи, вот если бы меня не задело в этом последнем бою. Если бы мы вернулись в положенное время, доложили о разбитом отряде орков... а мы бы их добили, если бы меня не ранили. Я был бы сразу прав во всём и герой? А если бы еще и пленного удалось найти и спасти...

- А ты как думаешь?

- Думаю, да. Хотя и так думаю, что... может, я и не во всём прав, но нам просто не повезло.

Макалаурэ усмехнулся.
- На самом деле ничего бы не изменилось.

Каламирэ пожал плечами, начал смотреть в огонь.

- Вы и без того совершили смелый поступок и дело тут не в везении и даже не в результате. Хотя от него я бы тоже не отказался.

- Позавчера ты меня чуть на клочки не порвал и по кустам окрестным не развесил, а сегодня говоришь - смелый поступок? - Каламирэ недоверчиво посмотрел на него. - Или это подготовительная часть разговора, а клочки начнутся позже?

Макалаурэ посмотрел на него устало.
- Видишь вон тот берег? - он указал рукой в сторону их бывшего лагеря. - Несколько дней назад нас, выражаясь твоим языком, чуть не порвало в клочки и не развесило по окрестным кустам войско Нолофинвэ. Потом мы переходили сюда и переезд этот тоже не обошелся без... споров. Некоторые из них дались мне дорого, - в голосе звучала злость, но относилась она не к Каламирэ. - А потом ты пришёл в себя и нужно было что-то решать и с вами. Не самая на тот момент главная наша проблема, но её хватило, чтобы переполнить чашу. В следующий раз постараюсь не вести такие разговоры не выспавшись, ты не заслуживал таких слов. Но я извинился и мне показалось, что извинения были приняты. Или нет?

- Да, конечно, - торопливо сказал Каламирэ. - Да я и не очень... ну, я злился и мне было обидно, но я понимаю, что это не потому, что ты... в общем, что дело не во мне. Просто мне показалось, что извинялся ты только за то, как ты это сказал, но ты по-прежнему думаешь, что я был неправ. А сейчас вдруг "смелый поступок". Я не понимаю. А с Нолофинвэ... там правда едва до боя не дошло или ты это образно?

Макалаурэ посмотрел ему в глаза.
- Позавчера мне хотелось порвать тебя в клочки и развесить по окрестным деревьям. А потом собрать и наградить. Но, - он помедлил. - Это неправильно. Каламирэ, когда будешь командовать отрядом побольше этого, да и сейчас тоже, пожалуй, никогда так не делай. И заслуги, и ошибки тех, кем командуешь, надо признавать в равной степени и желательно с холодной головой. Да, вы совершили смелый поступок. Но и наошибались вдоволь. А что касается Нолофинвэ - нет, не образно.

- Я понял... не буду. Но мне и не на ком особо упражняться в таких вещах.
Каламирэ встал, начал обструганной палочкой перемешивать угли, так, чтобы жар не уменьшался. Потом чуть передвинул куски мяса, чтобы не горели.
- Я каждый раз очень боюсь, что мое решение окажется ошибкой и будет стоить кому-то жизни или станет причиной увечья. Только ты никому не говори. Я ведь уже давно мог сказать, что маленьким отрядом может командовать кто угодно, а я готов на большее. Но мне каждый раз не по себе, и чем дольше я думаю, как поступить и что выбрать, тем сильнее боюсь ошибиться. А ещё - что решат, будто я чего-то испугался. Потому, наверное, мы так быстро и сорвались вдогонку. А когда я увидел, что орков много больше и что это вообще не тот отряд...
Каламирэ вздохнул: - Я так разозлился и на себя и на синдар, которые что-то напутали и испугался, что нас сейчас всех перебьют из-за меня, что просто рванул вперед. Ну, вроде как, пусть мне же и достанется, если всё из-за меня.

Макалаурэ смотрел на него, словно узнавая заново. Внимательно смотрел.
- Каламирэ, но ведь тебе не всегда командовать таким маленьким отрядом. Ты и сам это понимаешь.

- Почему бы и нет? - Каламирэ глянул на него. - Ну и... это еще когда будет. Может, я не доживу. А может - привыкну и научусь как-то.

- Будет тогда, когда ты сам решишь, - Макалаурэ смотрел на него пристально. - А бояться свойственно всем. И я боюсь. После того, что случилось, каждый день. Но главное не в том, боишься ты или нет, а в том, что ты с этим страхом делаешь.

- Ты знаешь, что я делаю, - Каламирэ пристально разглядывал свои руки, как будто увидел что-то новое.

- Пока мне кажется, что ты от этого страха то убегаешь, то не выдерживаешь и бросаешься ему навстречу, пытаясь взять порывом. Две крайности, - Макалаурэ усмехнулся. - Поправь, если я ошибаюсь.

- Ну да. Обычно мне не приходится решать или выбирать, не приходилось, во всяком случае. Рядом всегда был кто-то, кто командовал. А в рейдах стычки были мелкими... в большом бою опять же, времени думать не было, там всё понятно. А с таким я первый раз столкнулся, я выбирал между тем, чтобы догнать их и отбить пленного и тем, чтобы послать гонца и дождаться помощи, а значит - скорее всего упустить. И пока я думал, они все на меня смотрели, - Каламирэ передернул плечами. - Как будто я чего-то испугался и потому тяну время.

- Тяжелый выбор. И мне сейчас еще больше жаль, что позавчера несправедливо тебя обругал, - Макалаурэ вздохнул. - Но решения легче принимать на основании какого-то опыта, а если тобой всегда будет кто-то командовать, то и никакой талант не разовьется. И все-таки, - он искоса глянул на Каламирэ, - определенный опыт у тебя уже есть.

- Ага, есть, - согласился он и улыбнулся. - Чуть без ноги не остался. И главное, свалить было бы не на кого.

- И на тот момент тоже был, -мягко сказал Макалаурэ. - Хотя нынешний, надеюсь, пойдет впрок

- Не знаю, - вздохнул Каламирэ. - Но вообще нужно было, конечно, немного по-другому сделать. Отправить кого-то из синдар сообщить или осанвэ попробовать. А самим ехать догонять. И уже на месте решать - либо проследить и дождаться помощи, если она близко, либо ввязываться в бой, если выхода нет.

- Осанвэ сложно, - Макалаурэ отвел глаза, но потом снова вернулся к Каламирэ. - Но можно было попробовать. И синдар. Понимаешь, если бы что-то случилось, или если бы это была ловушка, мы бы даже не знали где вас искать. И не забеспокоились бы, пока не прошли все сроки, а тогда было бы уже точно поздно. А синдар сами не предупредили. Но мы то не они. И наши правила установились не без причины.

- Вот об этом я вообще не думал, - вздохнул Каламирэ. - Я вообще как-то... знаешь, я ведь и ранен до сих пор ни разу не был. Царапины мелкие не в счет, а так, чтобы почувствовать, что вот... можно умереть. Или ногу потерять. По-настоящему, телом почувствовать, где грань, через которую шагнешь и все.

- О чем "об этом"? А эта грань... теперь ты знаешь больше, чем многие.

- Что мы могли там погибнуть все и нас бы даже не сразу начали искать. Я не думал. Наверное, тоже нужно привыкнуть...

- Или не погибнуть... - это Макалаурэ сказал тихо, и уже не глядя на Каламирэ.

- Или... - палочка, которую Каламирэ крутил в пальцах, с треском сломалась. - Кано, я же так хотел быть вместе с ним. Все ждал, ждал, дурак такой... пока сам предложит, не хотел просить. Дождался вот.

На этот раз Макалаурэ потянулся и сам взял его за руку. Крепко сжал. Он смотрел в огонь, губы сжались и на лице появилось упрямое и злое выражение. Помолчал недолго, затем, судорожно выдохнув, сказал:
- И это хорошо. Ты ведь жив, на свободе и можешь действовать.

- Жив, да. И на свободе. Только так погано... Извини, что я про это, тебе-то еще хуже. И тоже ничего не сделать, ты еще и отвечаешь теперь за всех и за всё.

Макалаурэ пожал плечами:
- Ну и кому было бы легче, если б ты пошёл? А то, что ты здесь, даёт шанс. И ему тоже.

- Отпустишь нас туда? - быстро спросил Каламирэ.

- А у тебя есть конкретные идеи? - Маклаурэ поднял бровь.

- Нет. Ну... просто... вдруг найдём что, - Каламирэ говорил тихо, понимая, что это совсем никуда не годится.

Макалаурэ наконец отпустил его руку.
- Ну вот будут конкретные идеи - приходи. Только, Каламирэ, ты же понимаешь, что война идет не только на том пределе. Если все уйдут в разведку, никого не останется, чтобы защищать лагерь или держать границу. Но когда мы поймем, что можно сделать с Ангамандо, тогда да, тогда понадобятся все силы.

- А мы... одни с ним собираемся что-то делать? - осторожно спросил Каламирэ. - Ты же сам сказал про войско Нолофинвэ. Раз уж они всё равно сюда пришли... не за нами же.

Кано пожал плечами:
- Если с ними удастся договориться.

- Враг у нас всё равно один. Даже если они не захотят иметь с нами никакого дела, они же всё равно будут воевать. Не просто так же они сюда пришли.

Кано просто пожал плечами:
- Пока нам удалось не передраться. А что будет дальше зависит от многого. Я пока не решил, как буду с ними говорить и о чём, посмотрим, что они будут делать, когда отдохнут.

Каламирэ глянул с уважением. Это ведь не просто - сразу поставить себя правильно, хоть и располагая меньшей армией, а Кано это сделал.
- Совсем ссориться с ними неправильно, у нас уже потери, а их много.

- Никто не собирается с ними ссориться, - сухо ответил Кано. - Если они сами не соберутся.

- Прйти сюда для этого - глупо, - пожал плечами Каламирэ, а потом вдруг спросил о другом: - Так значит, теперь нам снова можно выезжать? Я-то здоров уже.

Макалаурэ прищурился:
- Встань, пройдись.

Каламирэ быстро глянул на него. Потом отложил веточку, медленно встал и сделал пару шагов взад-вперед. Он почти не хромал, особенно, когда старался идти ровно, и рана не болела, но болело все вокруг, от колена и ниже. А еще, как он уже проверял, хватало его ненадолго, лагерь пересечь наискосок, не больше.

- И попрыгай.

- Издеваешься?

- Нет.
Макалаурэ наблюдал за ним внимательно и без улыбки.
- Прыгай давай, -заявил он тоном целителя, проводящего осмотр.
Каламирэ хотел было отказаться, но потом хмыкнул и несколько раз подпрыгнул. Только вот отталкивался и приземлялся он в основном на здоровую ногу, но старался, чтобы это было незаметно.
- Вот, пожалуйста.

Макалаурэ молча наблюдал за его перемещениями, потом коротко поинтересовался:
- Болит нога?

Каламирэ, уже приготовившийся что-то пламенно доказывать, резко выдохнул, помолчал. Потом пожал плечами:
- Не очень, раньше хуже было. Но прыгать я на ней не могу... но мне и незачем! И вообще, у меня конь есть, я могу не ходить, а ездить.

- А если придется сражаться пешим? Ты же знаешь, бывают разные... ситуации.

Каламирэ кивнул. Про "разные ситуации" он прекрасно помнил, до сих пор иногда снилось ночами, как он видит лежащего неподвижно Макалаурэ, придавленного собственной лошадью.
- Хорошо, пусть не к границам, но здесь тоже есть, что делать. На охоту я вон сегодня ночью ездил, нога не мешала.
Он кивнул на мясо, жарящееся над углями.

- Мир не рухнет, если ты не повоюешь еще несколько дней. Я понимаю, ты рвёшься туда, вперед, но хорошего воина отличает не только бесстрашие, но и терпение. А здесь тоже немало дел.

- Объясни, почему? - Каламирэ говорил уже без прежней обиды или упрямства в голосе. - Потому что решил наказать за... безрассудство или просто думаешь, мне нужно еще время, чтобы выздороветь?

- Мне неприятно наказывать, тем более, что ты себя и так уже наказал сам, - Макалаурэ усмехнулся, кивнув на его ногу. - Но ты же понимаешь, что если один за безрассудство не получит ничего, а второго оставят в лагере, это будет нечестно. Правила установились сами собой, и не тебе одному попало. Хотя лично мне хотелось бы, чтобы ты просто понял и больше не повторял ошибок. Из тебя получится хороший командир, и возможно даже раньше, чем ты думаешь. И да, выздороветь тебе тоже надо, - он улыбнулся. - Я бы радовался, на самом деле, что мы можем себе это позволить.

Каламирэ вздохнул, потом бросил взгляд на мясо и, торопливо поднявшись, начал выгребать из-под него угли, уменьшая жар.
- И сколько мне тут сидеть? - спросил он. - И моему отряду тоже, или ты решил найти мне замену на это время?
- Пока не будет больно прыгать на ногу с коня. На самом деле не больно, - Макалаурэ посмотрел на него и взгляд был остр. - А отряд  тебя дождётся. В конце концов, нам остраиваться заново, скучать не придётся.

- А махать топором на стройке мне, значит, ничего не помешает? - хмыкнул Каламирэ. Отрезал кусочек от большого куска мяса, снял зубами с ножа, пробуя. Потом глянул на Кано: - Хочешь есть?

- Ничего, - ухмыльнулся Макалаурэ, и добавил уже серьёзней: - На стройке орков нет и если оступишься, всегда можешь пойти и отдохнуть. А там, - он кивнул головой в сторону равнины, - они могут оказаться. А есть хочу. Уже готово?

- А вот я и проверю, готово или нет, - мстительно сказал Каламирэ. Жаль было, что придется еще несколько дней провести в лагере, но зато с Макалаурэ они больше не в ссоре. И это было хорошо.

+1


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Об ошибках и последствиях