Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Будущее прошлого (вечер третьего дня)


Будущее прошлого (вечер третьего дня)

Сообщений 31 страница 60 из 91

31

Инглорион рассмеялся и смех был горек.
- Ты думаешь, кто-то из них способен на раскаяние?

0

32

- Я верю, - пожал плечами Алькарин. Потом медленно, словно нехотя, проговорил: - Считать же всех врагами, без разбора, не дав хотя бы возможности оправдаться... мало чести. Я не настолько хорош сам, чтобы судить всех и сразу. И руки мои недостаточно чисты для этого.

0

33

- Ни в одном из них нет раскаяния! - Лайресул вскочил - мир собрался было завертеться, но передумал. - Я смотрел сегодня в глаза одному из их лордов - только высокомерие там! И что мне их раскаяние?! Оно вернет мне родителей?! Вернет ему брата?! - Он указал но кого-то в толпе. - Ничего оно не изменит уже! И месть тоже..не изменит - так что пусть убираются!

0

34

Турукано с тяжелым сердцем слушал говоривших.

- Они уйдут на свой берег, это вопрос дней... И я призываю всех и каждого набраться до той поры терпения. Об этом же просит вас мой отец. И если вы уважаете его волю, сохраните мир в нашем лагере. Это наш дом, не пятнайте его кровью. Не вынуждайте Короля ставить перед Палатами Исцеления стражу - стражу, которая вынуждена будет стоять преградой для своих же - ведь, хотим мы этого или нет, мой отец отвечает за жизнь Майтимо и его братьев, пока они находятся в этом лагере.

0

35

Алькарин посмотрел на Лайресула, тихо сказал.
- Видел одного, судишь о всех? И... не надо трогать мертвых, незачем тревожить их память и их имена, размахивая своим горем, словно флагом. Моя жена тоже не дошла, но я не хочу, чтобы ее имя звучало там, где говорят о мести.

0

36

Лайресул опустил голову и сказал тише:
- Я не хочу мести. Но и дружбы с ними - не хочу. Они сами выбрали другой берег, не мы.

0

37

Ночь третьего дня----------->

Где точно собрал Турукано недовольных, Нолофинвэ не знал, но их голоса в ночном полумраке над озером разносились хорошо, так что искать не пришлось. Собравшиеся сидели кругом на больших камнях, те, кому камней не хватило или кто не мог усидеть, стояли за их спинами. Скрип шагов по озерной гальке, более тяжелых, чем у обычного эльда, услышали не сразу, потом некоторые повернулись. Нолофинвэ нашел взглядом Арассэ, дальше даже говорить не пришлось, его верный поднялся, освобождая дорогу, а потом быстро дотронулся рукой до впереди стоящих, чтобы те тоже разошлись. Взгляд у него был изумленный, но никаких вопросов эльф задавать не стал.
Нолофинвэ же скользнул взглядом по собравшимся, отмечая, кто из его свиты и личного отряда тоже здесь. Всего двое...

0

38

Рыжие волосы того, кого Нолофинвэ нёс на руках, в сумерках казались почти серыми. Тёмный тёплый плащ, в который он был укутан, почти скрывал фигуру. Но лицо, не смотря на резко заострившиеся черты, не узнать было невозможно. Майтимо не прятал лица, не отворачивался, смотрел широко распахнутыми глазами на собравшихся, молчал.

0

39

При появлении Нолофинвэ, по рядам собравшихся пронесся шепот. Многие вставали с камней, кто-то уважительно склонил голову, и большей частью на лицах было удивление. Однако были среди собравшихся и те, в ком удивление и уважение боролись с возмущением при виде ноши, которую нес государь. Кое-где это возмущение чувствовалось: оно, как и шепот, расходилось волнами где-то затихая, а где-то разгораясь сильней. И кожей можно было ощутить его тогда, когда взгляды недовольных останавливались на Нолофинвэ и феаноринге.

0

40

Инглорион нахмурился, скрестил руки на груди и отступил на шаг. Он хотел ответить Алькарину и пареньку, но не успел, а сейчас, при появлении государя, это было уже неуместно.

0

41

В наступившей тишине резкий, судорожный вздох прозвучал вдруг очень громко. Антаурель, прижав ладони к щекам, смотрела на того, кого принёс на берег король. На того, из-за кого она три дня назад сбежала из целительской - испугавшись, что позовут к сыну Феанаро.
Теперь она смотрела на него широко открытыми глазами - и перед перенесенными им страданиями, и перед силой духа, давшей силы вынести их и пережить - вдруг очень мелкими показались ей и собственная ненависть, и все из дрязги здесь, на берегу. Словно водой холодной вдруг окатили....
Целительница произнесла очень тихо:
- Я не знала.... Эру, если бы я видела....
И принялась пробраться поближе к государю и его ноше - на всякий случай.

0

42

Турукано несколько мгновений молча с изумлением смотрел на вновь прибывших. Стало быть, отец и Майтимо решили разом разрубить этот узел. Быть может, это и удастся -  столь явным было потрясение на лицах многих из собравшихся при виде изможденного существа на руках Нолофинвэ.

Но Турукано знал, что далеко не у всех дрогнут сердца. Достаточно одного отчаявшегося и решившегося, чтобы Майтимо поплатился жизнью за свой рискованный поступок.

Турукано приблизился к отцу, приветствовал его наклонением головы и указал на один из стоявших рядом валунов - если Майтимо расположится на нем, то он, Турукано, сможет прикрыть его с одной стороны, а Нолофинвэ с другой. Ропот не стихал и Турукано поднял руку, прося тишины.

- Сегодня здесь было произнесено немало слов. Дадим возможность и тем, кто только что прибыл, сказать то, с чем они пришли.

+2

43

- О нет, лорд Турукано. - Раздался голос из задних рядов, - Я пришел сюда говорить с тобой и слушать тебя. Короля предателей я слушать не хочу. Ты говорил ранее, что мы вольный уйти отсюда - я ухожу.

Отредактировано Мапер (2015-05-09 20:55:41)

0

44

- Не знаю, зачем он явился, но уж если унего хватило мужества прийти посмотреть нам в глаза - пусть говорит, - прозвучал с другой стороны угрюмый голос, - но потом и мы зададим ему пару вопросов.

0

45

Лаурэфиндэ удивился не меньше остальных. В особенности потому, что он-то знал, в каком состоянии Майтимо, он его видел после возвращение, в отличие от большинства тут.
На мгновение у него все внутри свело, словно судорогой. Нечто похожее на отвращение. Но не к сыну Феанаро оно было направлено. Тогда, в самом начале, когда его несли на носилках от берега, он мог показаться просто раненым. Сейчас же никакими иллюзиями нельзя было заглушить осознание того, что может сделать Враг. И с эльда, и с этим миром.
Тут Лаурэфиндэ заметил жест друга, шагнул ближе. Он не думал, что кто-то может напасть на Майтимо сейчас. Но готов был прикрыть и Турукано, и Нолофинвэ, и Майтимо. В первом ряду обороны, а там может дальше и не зайдет. И все же, не хотелось думать, что кто-то способен на худшее, чем просто уйти сейчас.

+1

46

Нолофинвэ прошел сквозь расступившуюся толпу. Лицо у него было спокойным, как будто ничего особенного не происходило, но Майтимо мог слышать как быстро начало колотиться сердце. Снова недовольная толпа, ночь, холодный ветерок от воды. Там, в Арамане, он не смог настоять на своем, и вот, все повторяется. Если не получится и сейчас, какой он после этого король, раз собственный народ его слова ни во что не ставит.
Взглядом поблагодарив Турукано за удачно найденное место, он наклонился, опуская Нельо, чтобы тот мог сесть. Потом выпрямился, оглядел собравшихся. Выкрик, обращенный к Турьо, неприятно задел, но Нолофинвэ сдержался, чтобы не ответить резко. Вместо этого негромко, сразу настраивая всех, что слушать придется тихий голос, сказал:
- Каждый может уйти, если не находит в себе сил слушать и слышать. Кроме Нельяфинвэ, сюда пришел и я... которому еще недавно вы громко кричали "Айя!"и клялись в верности, кто провел вас через Вздыбленные Льды. Вы можете не слушать его, но меня вам выслушать придется. Сейчас или позже, это вы вольны выбирать, я никому не приказываю оставаться.

+1

47

Движение Турукано не укрылось от Майтимо, узнаваемое движение, от которого он успел отвыкнуть. Сплочение рядов. Сердце нехорошо защемило.

Камень был шершавым и холодным, но сидеть было хорошо... куда лучше, чем вставать. Только сидя Майтимо чувствовал себя совсем неуютно.
- Я встану... поможешь мне? - тихо спросил он дядю.

Майтимо дышал так, будто проделал часть пути пешком - тяжело, глубоко. Воздух был прохладным, но удивительно вкусным. Сейчас надо было как-то умудриться не говорить тихо. Как тогда, когда он пел на скале, когда, казалось, всё тело исчезло и остался только поток воздуха, идущий горлом. Отчего-то стало страшно закашляться, но об этом просто некогда было думать.

Он не очень понял, как оказался на ногах, чьи руки помогли ему подняться. Стоял Нельо не очень твёрдо, и со стороны было не понять, сможет ли он устоять, если отпустить, и как долго.

Теперь самое страшное - говорить. По дороге сюда в голове роилось так много длинных, замысловатых фраз... и все они исчезли сейчас, когда взгляд Майтимо встретился с глазами тех, кто сидел и стоял напротив. Словно волной смыло, оставив только то, что всё равно нельзя не сказать. Не смотря на... много на что не смотря.

- Если... - Майтимо показалось, что он говорит очень тихо, и он набрал побольше здешнего живительного воздуха и повторил снова, - если вы можете, я прошу меня выслушать. Между нами было много... разного. Спасибо, что вы здесь. Я хочу, чтобы вы знали. Никто из тех, кто жёг корабли, не желал смерти никому из тех, кого мы оставили на том берегу. Мы желали вам того, что хуже смерти. Позорного возвращения. И я... как глава Первого дома... хочу попросить у вас прощения за это. Прощать ли - ваше дело и право. Но знайте, мы виновны в этом и скорбим об этом, хоть... не у каждого достанет сил сказать об этом вслух. Я... не знаю имён тех, кто погиб при переходе, но я скорблю о каждом. Поверьте, я знаю, что значит терять.

Майтимо смотрел прямо перед собой, ни разу не повернувшись к стоящим рядом, прикрывающим его, будто от врагов. Смотрел, но ничего не видел: внезапно оказалось, что у него ещё остались слёзы. Неизвестно как и откуда взявшиеся, они стояли в глазах и предательски туманили взор. Может, и к лучшему... было то, что он был готов видеть на этих лицах, и было то, что очень боялся увидеть.

+5

48

Нолофинвэ стоял рядом и пока молчал. Он поддерживал Майтимо под локоть, а потом, поняв, что это не слишком надежный вариант, придвинулся и, сунув руку под его плащ со спины, крепко ухватил за пояс. Со стороны это было не очень заметно, встал он вплотную. Когда Нельо закончил говорить, Нолофинвэ тихо выдохнул, и чуть сжал руку, которой его обнимал, пытаясь выразить не то поддержку, не то уважение.

0

49

Мир упорно пытался раскрутится вокруг него - но Лайресул все равно вскочил на ноги, слушая речь Нельяфинвэ. И заговорил - закричал первым, когда тот умолк:
- Почему? Почему вы отвернулись от нас? Мы же были одним народом, мы шли за твоим отцом. Я шел! Он ведь сам позвал нас в этот поход - а потом бросил там, как ненужный хлам! И к чему эти слова теперь?! - Боль и обида звенели в его голосе.

0

50

В наступившей тишине был слышен только стук собственного сердца. Или Инглориону лишь показалось, что все затихло вокруг? Но ее прорезал голос. 

Лайресул написал(а):

- Почему? Почему вы отвернулись от нас? Мы же были одним народом, мы шли за твоим отцом. Я шел! Он ведь сам позвал нас в этот поход - а потом бросил там, как ненужный хлам! И к чему эти слова теперь?!

Он молча шагнул вперед и положил парню руку на плечо. И лишь потом заговорил, сам удивляясь собственному спокойствию.
- А ты храбр, Нельяфинвэ Майтимо, если нашел мужество прийти сюда. Достойный поступок, хоть и безумный, и страшно смотреть на тебя. Но ты один... Где твой народ? Твои братья? Думают ли они так же, как и ты?

0

51

Турукано молча выслушал Майтимо. Да, тот произнес именно то, что должен был и говорил от сердца - просьбу о прощении и слова раскаяния.

Турукано на мгновение опустил глаза, скрывая боль. Он знал, что простить не сможет. Как и многие из собравшихся здесь. Но раскаяние будет основой, на которой им строить мир тут в Эндорэ.

0

52

Майтимо узнал мальчишку, но сперва ответил старшему.
- Мои братья не знают о том, что я здесь... но я знаю, что они думают.  Моего слова тебе должно быть довольно. И... - он перевёл взгляд на Лайресула, - у меня были основания не приводить их сюда. Не всё было так просто, как ты говоришь, - Нельо не удержался и после этой фразы посмотрел на одного из тех, кто очень громко роптал в Арамане. Хотел посмотреть на кузена, стоявшего рядом, но побоялся, что если повернуть голову, можно не удержать равновесие. Посмотрел, а потом снова поймал взгляд мальчишки, - хотя для кого-то было именно так, как для тебя. Я не знаю, считаешь ли ты сейчас нас врагами... похоже, что нынче утром считал. Но я хочу, чтобы вы знали. Все. Я не считаю врагом никого из вас... я слишком хорошо знаю, что такое настоящий Враг.

0

53

Нолофинвэ тоже посмотрел на Лайресула, потом на всех остальных. Голос у него был громкий, сильный, как у давно привыкшего командовать.
- О том, почему это было сделано, нужно спрашивать у Феанаро, а это пока невозможно. Нельзя судить всех разом, без разбора, как они поступили с нами. Нельяфинвэ говорит за себя и братьев, но он не может отвечать за своего отца. И, хотя  это не я настоял, чтобы он пришел, а он убедил меня, что должен поговорить с вами, я всецело поддерживаю его в этом и уважаю за смелость.
Он замолчал и после паузы продолжил.
- И вот еще что... Чтобы вы ни чувствовали, какой бы местью не горели ваши сердца, помните о том, что те, кого вы проклинаете - сыновья моего брата. Я же от своей семьи не отрекался там, и не стану этого делать здесь. Мы вместе прошли долгий и тяжелый путь, каждый из вас мне дорог, и я помню все, что пришлось нам испытать, но есть связи, которые разорвать нельзя.
Потом повернулся к Майтимо, и не пытаясь поймать взгляд, сказал тише, но достаточно различимо:
- Нельо, я принимаю твои извинения. Я не знаю, смогу ли я навсегда забыть о совершенном, смогу ли искренне простить каждого из вас, но это не ярость или жажда мести, а лишь горечь о потерянном. Но вы не враги мне. Ни ты, ни твой народ. К сожалению, сейчас и здесь я могу говорить лишь за себя одного.

+1

54

Вперед вышел нолдо со шрамом через лицо и черной повязкой, закрывающей один глаз. Поклонился королю и произнес:
- Государь, я услышал твои слова. Но не тебя я хочу услышать сейчас, а того, кто набрался смелости - или нахальства - прийти сюда - но так и не ответил на заданный ему вопрос. Так я еще раз повторю его: почему? Почему лорд Феанаро, если уж считал себя королем, так бездумно и равнодушно отвернулся от своего народа?

Отредактировано Мапер (2015-05-11 18:36:51)

0

55

Наверное, это было самым правильным. Как бы ни бессмысленно и горько звучало, как бы ни хотелось отвернуться, как бы не верилось. Но это было самым лучшим - просто попросить прощения. А ведь так всегда было. Ошибся, причинил кому-то неудобство или боль - попроси прощения. Потому что, если сожалеешь, значит понял, значит так больше не будешь. Раньше просили прощения за слова или проступки. Сейчас все было иначе, и боль была другая. И ошибки страшнее. Но суть оставалась той же. Пусть даже они и подзабыли это немного.
И все же, что-то изменилось. Потому что не прощалось. Но и гнев ушел. Только остро щемила теперь пустота, оставшаяся на месте ярости. Но он хотя бы был властен над тем, чем ее заполнить.
Лаурэфиндэ стоял молча рядом с другом, опустив голову. Потом понял как стоит, тряхнул головой, выдохнул резко, поднимая лицо, тяжело глянул на Майтимо, перевел взгляд на Турукано, а потом взгляд его принялся блуждать по ряби на воде озера. Словно он искал там что-то.

0

56

- Зачем ты это спрашиваешь? - Арассэ сделал шаг вперед. - Государь правильно сказал, спрашивать о том нужно у Феанаро. Надеюсь, ни одному из нас в ближайшее время такая возможность не представится. А просто говорить об этом, это лишь растравлять старые обиды, кто виноват, да кто что сказал, да кто что сделал. Хватит этих разговоров, мы не там, а здесь и сейчас. И спрашивать нужно за то, что есть сейчас. Чего ты хочешь, Нельяфинвэ? Зачем пришел сюда?

0

57

Майтимо чуть покачнулся, но на ногах устоял благодаря надёжной хватке Нолофинвэ.
- Давайте не трогать мёртвых, - ответил он куда тише. Хотел сказать что-то ещё, но прибавил только, уже более громким голосом. - Да, здесь и сейчас. Я пришёл попросить прощения. Сегодня. И знаю, чего я хочу в принципе...  а что завтра - не знаю пока. Пока - сегодня.
Тем, кто стоял ближе, могло быть видно не смотря на сумерки, что и без того бледное лицо вчерашнего пленника побледнело ещё больше. От своей короткой, но сбивчивой речи он явно выдохся.

0

58

Инглориону эта ситуация не нравилась все больше и больше. Мало того, что он считал все эти обсуждения бессмысленными, да к тому же еще и ранящими и без того измученные души, так еще и этот пришел...
- Государь, - он шагнул вперед и чуть поклонился, обращаясь к Нолофинвэ. - Прости мне мою дерзость, но... - он кивнул на сына Феанаро, - он же едва держится на ногах. Зачем? - в голосе звучало непонимание. - Нельяфинвэ, - теперь Инглорион обратился уже к феанорингу, - если ты пришел просить прощения, то ты выбрал неудачный момент. И я не понимаю тебя. Мы не рвем друг друга на части, мы не поднимаем мечи на тех, кто бросил нас, и нет необходимости говорить со всеми немедленно. Но ты пришел. И я буду откровенным, и прости меня за лишнюю, быть может, жестокость. Но говорить с нами... таким... нечестно. Спорить с тобой, таким, сейчас - все равно, что сражаться с раненым. Или с более слабым. Так нельзя. И да, глядя на тебя, я не могу сказать тебе "не прощу". Но и с твоей стороны бесчестно пользоваться своей слабостью, а ты сейчас делаешь именно это. Потому что простить тебя я не могу тоже. И что же теперь делать? - он покачал головой. - Поэтому... - вздохнул, говорить было неприятно, но это нужно было сделать. - Я скажу тебе так, Нельяфинвэ Майтимо. Вылечись. Поднимись на ноги. И приходи позже, когда жалость не будет сильнее боли потерь... Вот тогда мы и поговорим. На равных. А сейчас - нет. 
Голос едва заметно сорвался, словно Инглорион вспомнил что-то свое, рану, которая не заросла еще. И он опустил голову. Он не хотел показывать слез, так не вовремя навернувшихся на глаза.

Мирвенде подошла и взяла его за руку. Она хмурилась, потому что представляла себе каково сейчас говорить с сыном короля-предателя тому, кто в один день потерял во льдах и жену, и дочь... Каково говорить с тем, кто одним своим присутствием напоминает о боли.

+2

59

- Он прав, - поддержал Алассиан. - Говорить сейчас и правда не о чем. Но... я, наверное, понимаю, зачем ты пришел. Некоторые слова не ждут, их нужно произнести, потому что они жгут душу, - он невесело усмехнулся, вспоминая то, что недавно выкрикивал Куруфинвэ. - Мы тебя услышали. Все, кто здесь собрался. И да, нам есть зачем увидеться еще раз. Во всяком случае, теперь я вижу, что хоть с кем-то из вас можно говорить... за это - спасибо.

0

60

Майтимо казалось, он весь превратился в слова, которые он произносил, а всё остальное исчезло.
-  Спасибо, что услышали меня. Я был откровенен и прошу откровенности в ответ. Правда куда целительней - он долго подбирал слово,  но вместо цитаты из Пророчества Севера сказал другое - неопределённости. Я не мог отложить этот разговор... У меня нет роскоши  ждать, пока я нормально встану. Я сразу сказал, что прощать ли - это ваше решение. Как и... поднимать ли нож или другое оружие из мести. Только я предпочёл бы знать, станете ли вы это делать или у нас у всех есть время... хотя бы до следующего разговора.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » Будущее прошлого (вечер третьего дня)