Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Араман. Огонь в ночи.


Араман. Огонь в ночи.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Араман, на другом берегу пылают корабли.

Ледяной ветер трепал полы плаща, рвал его из рук, от темной воды тянуло сыростью - но Иримэ любила приходить на берег. Только здесь можно было остаться одной - а младшая дочь Финвэ с некоторых пор полюбила одиночество. Можно спокойно разобраться в своих мыслях, обдумать происходящее в лагере....или просто смотреть в даль, представляя, каким окажется противоположный берег....
Дева подняла голову, привычно обводя взглядом горизонт - и замерла. Там, у противоположного берега, куда ушли недавно корабли, разгоралось темно-красное зарево.
Что же происходит там, на другом берегу?! Иримэ привстала на носки, вытянулась, словно пытаясь заглянуть за горизонт - и, конечно, ничего не увидела - только зарево там разгоралось все ярче. Что же может так гореть там? И ответ тут же родился в сознании - корабли. Те самые корабли, которые с такой надеждой ждет Инголдо....
Дева испуганно отступила на пару шагов назад, словно далекое пламя могла обжечь ее, окинула взглядом берег - и увидела брата, так же стоящего у воды.

0

2

Палатки, в которых разместили раненых, находились недалеко от берега, но огромные валуны, больше напоминавшие скалы, немного защищали от ветра, а жаровни позволяли если уж не согреться, то по крайней мере не замерзнуть.
Турукано пришел проведать тех, кто все еще находился под опекой целителей. Говорили о том же, о чем и везде в лагере - об уводе кораблей,  о том, сколько времени уйдет на высадку и когда можно рассчитывать на прибытие судов, о замыслах Феанаро - двинется ли он вглубь новых земель или дождется их прибытия.

-Едва ли корабли вернутся скоро, - сказал Турукано, - Думаю, Феанаро будет оттягивать отправку кораблей насколько возможно. Он явно не соскучится по нам, даже если наше пребывание в Арамане затянется.

Стараясь не вмешиваться в дальнейший спор, Туракано отошел к входу в палатку.

Полог откинулся и вошел Аланель, один из приближенных Турукано. В отличие от своего лорда, Аланель верил в возвращение кораблей с минуты на минуту и часто часами простаивал на берегу, в надежде первым увидеть белые паруса. Но сейчас в глазах его не было надежды - в них читался ужас.

Турукано взглянул на лицо Аланеля и слова приветствия замерли у него в горле. Он сделал ему знак молчать и быстро вывел из палатки.

- Милорд, там... там, - Аланель указал в сторону залива, - там огонь... огромный пожар на той стороне залива...

- Что?!- Турукано пытался осознать услышанное, - Идем, скорее!

Через несколько мгновений они были на берегу.

- Эру...- Турукано смотрел на огненные сполохи, - Как это возможно?

+2

3

Финдекано бродил по берегу в одиночестве.
Странное предчувствие чего-то необратимого и грозного лежало у него на сердце тяжелым камнем. Лорд Феанаро со своими воинами были уже на том берегу, там был и Майтимо, с которым последнее время не удавалось толком поговорить. Правда друг-приятель сказал, чтобы он, Финдекано, готовился переправляться следующим рейсом. Может тогда и удастся пообщаться.
Нолофинвион плотнее завернулся в плащ и решительно зашагал вдоль кромки воды, махнув рукой на дурные предчувствия. Сейчас он доберется до палатки, выпьет горячего настоя, пахнущего дымом костра, завернется в плащ и попробует заснуть и согреться.
Приятные мечты прервал какой-то гомон на берегу. Несколько его лучников бежали  к морю и махали руками в направлении переправы. Финдекано резко поднял голову, обернулся и увидел зарево у противоположного берега.
Горело высоким ясным огнем. Это не была  цепь лагерных, или сторожевых костров. Пожар?
"Наверное твари с того берега напали на переправу, - мелькнула мысль, - говорили же, что там их сотни. Подкрались незамеченными, и... Гореть так может лес, или..."
Финдекано уже стоял в воде, чуть не зачерпнув ее сапогом. Кроме зарева он ничего не видел, но нехорошее предчувствие оформилось в нехорошую уверенность.
"Любой враг прежде всего подожжет корабли. Чтобы не пришла подмога."
Волна ударила его по ногам, и Финдекано выскочил на берег, все таки черпнув воды сапогом. Пошел вдоль берега, потом побежал туда, где последний раз видел отца.

+2

4

Нолофинвэ молча смотрел в черную даль, сейчас расцвеченную далеким заревом. Пламени видно не было, но столб невидимого огня был, очевидно, таким огромным, что всполохи разрезали тьму и теперь впереди словно горел маяк. Расстояние было огромным, но ему казалось, что он слышит треск дерева, видит, как истлевают от немыслимого жара, опадают невесомым пеплом белоснежные паруса. Как выгорают выточенные из дерева крылья кораблей, превращаясь в черные остова... Внутри что-то рвалось, стало больно дышать. Он шагнул вперед, споткнулся, но сделал еще пару шагов, не глядя под ноги, не отрывая взгляда от зарева. Здесь берег был пологим, на нем кое-где намерзла ледяная корка, покрывая камни, а дальше черные волны гоняли битое ледяное крошево. На кромке воды Нолофинвэ опустился, почти упал на колени и набежавшая волна показалась ему горячей, так холодно и стыло было сейчас внутри. Он слышал голоса и тревожные возгласы где-то рядом и за спиной, знал, что должен сейчас что-то сделать, сказать, решить, но это казалось невозможным. Сперва вспомнить как дышать. Дать себе несколько секунд, чтобы перетерпеть боль и загнать ее глубже. Потом... потом все остальное. Он опустил руку в воду, вода стекала между пальцами, оставляя на ладони мелкие округлые льдинки. Вдох. Выдох. Еще вдох.
Зарево все разгоралось, словно кто-то зажег на той стороне огромный маяк.

+3

5

Мысли взметнулись ураганом. Подойти? Но вдруг он тоже пришел сюда ради одиночества? И все же.... нельзя быть одному в такой час...
В этот момент Нолофинвэ шагнул вперед, к кромке воды и опустился на колени. Все мысли тут же вылетели из головы и дева побежала к брату, оступаясь на камнях.
Но когда Иримэ оказалась рядом - Инголдо уже вставал, и она остановилась в шаге чуть растерянно - что можно сказать сейчас?
Потом просто нашла его ладонь и сжала холодные после воды пальцы.

+1

6

- Мы... мы должны известить милорда Нолофинвэ, - почти прошептал Аланель, глядя на пламя.

С трудом оторвав взгляд от огненного зарева, Турукано посмотрел на темную линию берега:

- В этом нет нужды, он уже знает, - Туркано указал на темные фигуры у самой кромки воды. Он старался говорить спокойно, не давая прорваться нараставшей ярости, -Возвращайся, Аланель, сообщи Финдарато и постарайся успокоить панику в лагере, если она начнется.

Турукано кивнул Аланелю и быстро двинулся вдоль берега к тому месту, где он заметил отца и Иримэ.

- Уж не отсветы ли огненного духа нашего родича освещают тот берег Арамана? - в его голосе слышалась горечь, - Воистину, пророчества сбываются быстрее, чем можно было представить!

0

7

Повстречавшийся на полпути Аланель показал Финдекано, где искать отца и брата. Подойдя поближе, Финдекано увидел их обоих, и тетушку Иримэ, стоявшую рядом с отцом. Зарево разгоралось - резкий багряный свет в мире, знавшем только сумрак да нежные полутона светоносных древ.
- Атаринья, - сказал Финдекано, стараясь выровнять дыхание, - на том берегу наверное бой... На наших напали, возможно те жуткие существа, о которых рассказывали эльдар из старших. Нужно что-то...
Он замолчал. Пока бежал сюда, понял, что здесь и сейчас сделать ничего нельзя. Надежда была на отца - атаринья мудр, он что-нибудь придумает. Но странным холодом веяло от трех фигур на берегу.
- Они же погибнут, - сказал почти с отчаянием, - все...
"И Майтимо тоже", - добавил про себя, - а мы ведь так и не договорили"
Ему показалось, что Турукано с трудом сдерживает ярость и гнев, но у этой боли совсем другие причины,чем волнение за судьбу родичей. Отец и Иримэ стояли, держась за руки. В их молчании было что-то жуткое.
Желание действовать немедленно переполняло душу Финдекано, но что делать он не знал.

+3

8

Когда его пальцы сжала чужая рука, Нолофинвэ мельком удивился тому, насколько она горячая. Потом, даже не поворачивая головы, понял, кто встал рядом, чуть сжал ладонь сестры. Хорошо, что она молчит и ни о чем не спрашивает. Как же это хорошо...
Волна с шуршанием набежала на берег, лизнула мокрые сапоги, отступила, перекатывая песок, гальку, ледяную крошку. Нолофинвэ смотрел на то, как скользят песчинки, как выглаживаются его недавние следы, стираются без остатка, будто и не было его здесь никогда. Потом заставил себя поднять голову и снова посмотреть на багряное зарево. Стиснул зубы.
Потом услышал быстрые шаги, встревоженный голос Финдэкано. Слова были, словно на чужом языке, колкие, ломкие, заставляющие мучительно вслушиваться в попытке понять, о чем он вообще говорит. Потом Нолофинвэ повернулся, глянул на него.
- Значит, и тебя тоже... - медленно проговорил он, сердце сжалось от боли, теперь уже за сына. - Я и забыл, что там твой друг. Значит, и тебя тоже.

+4

9

Иримэ все так же молча придвинулась ближе к брату, закуталась в плащ - он слетел с плеч во время бега, и ветер пробирал до костей.
Невозможно поверить в случившееся...Даже зная Феанаро - невозможно...Она посмотрела на брата - с болью - каково же ему сейчас?! Ведь Инголдо так верил брату...до последнего верил...

0

10

- Вы боролись до последнего - ты, отец, и ты, Финьо, - глухо сказал Турукано, - но нельзя договориться с тем, кто безумен. Он уничтожил телери, почему же мы думали, что с нами он обойдется иначе? Почему? ... Почему?... Потому, что мы - родичи? Он убивал друзей - чем же предательство родичей хуже? Разве есть у убийцы совесть? У одержимого - разум? Разве есть предел, дальше которого нельзя пасть? - Туркано шагнул вперед и сжал кулаки, с бессильной ненавистью вглядываясь в огненное зарево на горизонте, - Да падут его преступления на его голову!

0

11

Финдекано обвел всех троих ошеломленным взглядом.
- Меня? - переспросил, - что... меня?
Он подошел к Турукано и резко развернул его лицом к себе.
- Почему ты так решил? - спросил ровным тусклым голосом, - почему ты сразу решил, что это не нападение тварей, и не чудовища Моргота, о которых говорят легенды. Почему ты решил, что это предательство? Даже Феанаро не настолько безумен, чтобы оставить здесь две трети войска. Ему же надо спасать его камни - разве справится с врагом его небольшая дружина? Я уже не говорю об остальных - у каждого из отплывших здесь родня и приятели. Я не верю в то, что Майтимо мог вот так... не попрощавшись. Он сказал, что будет ждать меня со следующим рейсом. Может они там все уже мертвы, а мы... Мы зовем их предателями, еще не имея доказательств.
Финдекано отпустил брата и повернулся к отцу.
- Атаринья! Но ведь правда же...
Правда была в том, что и он чувствовал беду, чувствовал разрывающимся от боли сердцем. Словно Майтимо пытался докричаться до него с того берега, но не потому, что ему грозила опасность. Одно слово, еле слышимое - то ли "прощай", то ли "прости".
И, пытаясь заглушить это слово, Финдекано повторил упрямо:
- Я в это не верю.

+2

12

- Турьо, Финьо, не надо... - тихо сказал Нолофинвэ. Слова среднего сына больно и прицельно били куда-то в его голове, вызывая те мысли, которые Нолмэ сейчас пытался стереть из сознания. Братья спорили, и наверное, нужно было что-то сказать, больше и весомей чем просто "не надо", но Нолофинвэ молчал, снова глядя за горизонт. Только когда Финдэкано начал обращаться к нему, оторвал взгляд от багрового зарева, и, морщась, объяснил:
- Я не решил, я знаю. Иногда ведь знаешь точно, что произошло. Не глазами, не разумом, а вот здесь, - ладонь легла на сердце. - Феанаро бежал, бросил нас здесь. И сжег корабли... возможно, чтобы и своим отрезать путь назад. В огне все сгорит...

0

13

Иримэ хотела было сказать что-то злое - про ушедших, про того, кого она давно уже даже в мыслях не называла братом...Но после слов Нолофинвэ как-то расхотелось.
Дева не чувствовала себя преданной или обманутой особо - потому что не верила Феанаро, и в том, что корабли вернуться за ними - сомневалась. Но что-бы вот так, обрывая все связи между собой и оставшимися....Даже для него это было слишком!
Иримэ не выдержала все же, произнесла тихо и яростно, ни к кому не обращаясь:
- Как же...Как же он посмел!

+1

14

Турукано посмотрел на Финдекано и покачал головой:

- Почему я так решил? Всё просто, брат. Мы могли бы догадаться и раньше, не уповай мы так слепо на святость остатков родственных чувств. Да, две трети войска. Но Феанаро не верил нам. Он не верил, что мы будем исполнять его волю. А кто не с ним, тот против него. И не помошник в его великих замыслах. Балласт и источник недовольства. Если бы он еще видел нам применение - неужели бы он не пытался действительно подчинить нашу часть лагеря своей власти? Нет, брат, мы умерли для него еще здесь, в Арамане. А корабли - это всего лишь последняя нота прощального гимна. 

Турукано отвернулся от воды и взглянул на берег. Там собиралось всё больше народа, группами и поодиночке. Многие из тех, кто стоял ближе, с надеждой смотрели на короля.

- Отец... - негромко сказал Турукано, - указывая глазами на берег.

+3

15

Финдекано резко вскинул голову, готовый и дальше отстаивать свою правоту, но беспомощный какой-то жест отца, его рука, прижатая к сердцу, вдруг уверил его лучше любых доказательств, что их бросили тут, на стылом берегу словно ненужную вещь. И ждет их возвращение в Тирион, по следам Арафинвэ - проклятых и непрощенных. Мимо Альквалондэ. Он стиснул зубы. Вдохнул... Выдохнул... Еще.
Голос Турукано долетал до него словно сквозь шум прибоя. Брат всегда относился с предубеждением к Феанаро, и оказался прав. Да, если подумать, то дядя мог... А почему бы нет? Чему удивляться после битвы в Лебединой гавани, где эльдар убивали друг друга? И стоит ли удивляться, что Феанаро решил остаться единственным правителем нолдор - пусть трети нолдор, но единственным.
Но Майтимо... Нет, Майтимо не мог... Разве что Феанаро просто не обратил внимания на протесты старшего сына.
На берегу тем временем собирались эльдар, и Финдекано решил покамест прекратить спор. Он так и не поверил до конца в случившиеся - в глубине души старший Нолофинвион продолжал верить в нападение врагов, в несчастный случай, во что угодно. Пусть это было утешительной иллюзией - все равно.
Но что теперь делать-то? Все будут ждать отцовского решения - хотя выхода кажется нет.
- Но назад я не вернусь, - прошептал Финдекано, - все что угодно, только не это.

+5

16

Арэльдэ была недалеко от берега, и, когда небо отразило зарево, не связала это сперва с кораблями. Что-то странное, да... чему там светиться или гореть?
Найти родных было несложно, они стояли у самой воды: высокий, застывший какой-то Турьо, отец с Иримэ, Финдекано, который тряхнул брата за плечи и отступился растерянно...
- Турьо? Что... - начала она, почти подбегая ближе, но теперь, разглядев лица, по-настоящему испугалась, слова застряли в горле.
- Финьо?

0

17

Нолофинвэ повернул голову, глядя туда, куда показывал Турукано. Что они все от него хотят? Чтобы он прямо сейчас что-то говорил? Но тихий голос Финдекано вывел его из этой растрянности.
- Нет, Финьо. Никто туда не вернется против воли, - тихо, но уверенно сказал он. - И я не вернусь.

+1

18

Иримэ, не выпуская его руки, сказала тихо:
- Я с тобой. Куда бы ты не пошел.

0

19

Турукано повернулся к Арельдэ и попытался улыбнуться:
- Дорога не обещала быть легкой и, кажется, выполняет  свои обещания...

Услышав слова отца, он пристально взглянул на него, потом опустил глаза и сказал тихо:
- Возращаться нам поздно. Но как идти дальше?.. Разве есть путь?

0

20

- Должен же быть какой-то выход, - Финдекано тоже смотрел на отца с надеждой,  словно был уверен, что атаринья как в детстве решит все проблемы и разгадает все загадки. Потом его словно обдало жгучей волной стыда - он пытается переложить груз ответственности на отца, которому и так тяжело, вместо того, чтобы думать и искать решение.
Но ничего пока не придумывалось.
Он подошел к Арэльдэ и вздохнул.
- Кораблей нет, сестренка. Как верно заметил брат, наш путь стал довольно непрост.
"Вернее, его не стало совсем... " - хотел добавить, но сдержался. Он должен быть уверен, что путь вперед все таки есть, потому что дороги назад уже не было.

+1

21

от Арельдэ:

- Путь? - Арэльдэ поежилась, глядя уже не на зарево, а на волны.
- Феанаро совсем обезумел? - выдохнула тихо, взяв за руку Финьо.

0

22

- Путь... есть, - медленно проговорил Нолофинвэ. Смотрел он при этом не на сыновей и дочь, не на сестру, а в воду. Где черные волны с шуршанием выкатывали на берег белое ледяное крошево. - Феанаро даже думать о нем не хотел. Но... у нас выхода нет. Мы перейдем на тот берег. По льду. Я обещал моему брату, что последую за ним и о, да, я это сделаю. Там... там, где замерзло море.
Рука его указала на Север, где дыбились льды Хэлкараксэ, пусть невидимые отсюда.
- Но это будет страшно.

0

23

Пальцы Иримэ сжали его ладонь - хотя сама она и не заметила этого. В голове взметнулся ураган мыслей - опять в путь - и будет еще тяжелее, так немного запасов осталось, и не готовились они к такому переходу - и невероятно, невозможно повернуть назад - как бы не было тяжело впереди - любой путь лучше возвращения в Тирион - к оставленной там вине и осуждающим (как казалось ей)взглядам.
- Ты прав. - Дева говорила тихо, но твердо. - Мы должны идти - каким бы тяжелым не был путь. Не думаю, что будет много таких, кто захочет вернуться.

0

24

- По Льдам? - спросил Финдекано . Он почувствовал странное облегчение - выход найден. Хотя при одном слове "Хелькараксэ" у него по спине пробежали мурашки.
- Пойдут все, - сказал он, - но не все дойдут.
Затем добавил поспешно:
- Я тоже думаю, что вернуться мало кто захочет... Мои лучники так точно... нет.

0

25

Турукано смотрел в туда, куда указал отец, пытаясь представить себе вечные льды, бесконечные, непроходимые.

- Немногие захотят, - тихо ответил он Иримэ, - но многие должны будут остаться, должны будут вернуться. Они не выдержат этого пути. Мы не можем вести их на верную смерть.

0

26

Обернувшись к Турукано, Арэльдэ тихо, но отчётливо сказала:
-  Нельзя заставить остаться или идти.
Про себя она уже решила, но льды?!
У них не было ничего для такого похода, даже уверенности,  что там вообще можно пройти.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Араман. Огонь в ночи.