Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Пара вопросов


Пара вопросов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Встреча оказалась неожиданной. Атаринкэ за тем и пришёл на берег, что искал одиночества. Но, зайдя за валуны, отступившие крохотную бухточку, заметил, что место уже занято. Артафиндэ Искусный узнал сразу - и в первый миг нерешительно замер - говорить с сыном Арафинвэ желания не было, но и уходить вот так, демонстративно не хотелось - и так отношения между лагерем и кораблями едва не дымятся.

Лагерь мог бурлить, сколько угодно, но ссоры ссорами - а еда едой. С самой Лебяжьей Гавани Артафиндэ упорно избегал всяческих выяснений отношений - и делал то, что мог. Пресекал возмущения, удерживал от резких слов и необдуманных поступков, утешал нуждающихся в утешении, ободрял впавших в уныние. Помогал раненым. Следил, чтобы запасы не истощились.
И ловил рыбу. Рыбалка с сетью могла быть ему сколько угодно не по нутру, но как иначе наловить и заготовить достаточно? И сколько будет достаточно, если уж на то пошло?
В очередной раз разогнувшись, чтобы расправить сеть, из которой уже отпустили всех мальков и отобрали крупную рыбу, благодаря морских владык и прося у них прощения за такой разор, Артафиндэ оглянулся и заметил Куруфинвэ, замершего с таким видом, словно тот не мог решить, поздороваться или плюнуть от досады.
Его можно было понять, конечно. Куда бы он ни шёл - вряд ли рассчитывал наткнуться один на один на тех, кто пошёл за арафинвиони.
Оглядев тех, кто вместе с ним рыбачил - некоторые из них заметно помрачнели при виде сына Феанаро, Артафиндэ отряхнул руки и приветственно махнул кузену. У него на сердце тоже было тяжело - лица матери, увидевшей кровь родичей на белых мостовых Альквалондэ, он не забыл. Но дважды проклятым ему быть, если его словом или делом рознь разгорится вновь.

Его таки заметили - а значит, уйти незамеченным не выйдет. Тогда он кивнул - как мог вежливо, и произнёс:
- Хорошего дня, эльдар.... Если такое возможно. - И потом уже отдельно кивнул Артафиндэ - немного теплее, и как-то....виновато, что ли.

Ответные приветствия прозвучали так же подчёркнуто вежливо -  от тех, кто счёл нужным ответить, оторвавшись от работы. Но, по крайней мере, проклятий не послышалось, даже произнесённых шёпотом себе под нос, - что Артафиндэ счёл хорошим знаком.
- И тебе хорошего дня, - вполне искренне пожелал он Куруфинвэ, коротко улыбнувшись и набрасывая на плечи тёплую тунику, лежавшую рядом на валуне, - стоило на секунду отвлечься от дела, и тут же промозглый ветер вцепился холодными пальцами в разгорячённую спину. - Пусть такое станет возможно, если даже пока это не так.

Улыбка Атаринкэ стала заметнее, хотя сарказма в ней не убавилось.
-  С кем и говорить о надежде, как не с домом Арафинвэ. Я.... пожалуй все же рад видеть тебя, Финдарато. Как у вас в лагере? Я слышал, что Нолофинвэ никак не может навести порядок.

Артафиндэ одновременно захотелось ответить колкостью и от души рассмеяться. Ох уж эта их неподражаемая манера явиться и с места в лоб ляпнуть что-нибудь эдакое, да посаркастичнее... хорошо, что ни Айканаро, ни Ангарато с ним не пошли.
- Я тоже рад тебя видеть, - он беззлобно усмехнулся и покачал головой. - И даже без "пожалуй". Что до лагеря, то, если желаешь, можешь навестить меня в моём шатре и сам посмотреть. Тем самым, глядишь, поможешь успокоить тех, кто недоволен, и покажешь, что мы всё ещё единый народ.

В ответ Курво покачал головой.
- Не стоит. Я слышал ещё, что у вас там ведутся не очень....приятные разговоры - боюсь не сдержатся, если услышу что-то подобное.
Он зябко повёл плечами и поглубже натянул плащ - почти весь перекинутый на левую сторону.

Финдарато задумчиво переступил босыми ногами по гальке - сапоги он снял и штаны закатал, чтобы не мочить в солёной воде - но пока обратно их натягивать не стал.
- Что ж, разумно, - он кивнул и оглянулся на остальных рыбаков - они сейчас как раз закидывали другую сеть. - Свои слабости знать, несомненно, полезно. Может быть, хочешь нам помочь? Здесь тебе точно никто не скажет дурного слова.

Атаринкэ покосился на Финдарато с подозрением - не издевается ли, но придратся было не к чему, поэтому он просто покачал головой и откинул таки полу плаща, показав левую руку, висящую на перевязи.
- Боюсь, помощник из меня пока скверный. - Задумался на пару секунд, и все же спросил: - Финдарато, а ты сам что думаешь? Об этих разговорах? - Взгляд у него стал пристальным и колючим в этот миг.

- Тянуть сети я и не собирался тебе предлагать, - старший Арафинвион покачал головой. - Скорее уж, потом, когда вытянут, хотел попросить помочь мальков выбрать и отпустить, для этого и одной руки достаточно.
Больше он топтаться на месте не стал и вернулся к возне с сетью, пока не начал совсем мёрзнуть.
- О каких именно разговорах ты сейчас меня спрашиваешь? Возможно, мы слышали разные разговоры.

У Куруфинвэ стало такое лицо, словно он случайно гнилой орех раскусил - на миг. Потом он справился с собой и кивнул:
- Хорошо. Если вам и в самом деле нужна помощь.
Это было совсем ему не по душе, но и отказываться показалось....неправильным. С этих ведь станется потом лишний раз напеть о высокомерии сыновей Феанаро.
Подойдя немного ближе, Искусный ещё раз проткнул собеседника взглядом и ответил:
- Я имею в виду слухи, что доходят до кораблей. О том, что многие в лагере готовы отречься от своего короля.

Помощь, скорее, нужна тебе, сын моего дяди, подумал про себя Артафиндэ, но вслух этого не сказал - только благодарно кивнул. К ним подошло ещё несколько эльдар, помогая распрямить и нужным образом сложить сеть.
- Ты правда хочешь знать, что я об этом думаю? - он ответил на пристальный взгляд ровно таким же, пронизывающим и цепким. - Или хочешь, чтобы я успокоил твои опасения? Или подкинул дров в пламя подозрений?

- Я хочу знать, что там происходит на самом деле, а не собирать сплетни. Опасения - это ты хорошо сказал. Они вообще северная вещь. Мы вот стражу у кораблей из опасений держим - а ваши в ответ могут вытворить что-то ещё - тоже из опасений.
И тут же подумал: а когда мы успели разделиться на "ваши" и "наши"?
Помощь его рыбакам не особо требовалась, и он остался стоять, где стоял, на всякий случай скинув на камень плащ.

Сложенную сеть передали Менельнаро и Айалассэ - они на пару лучше всех её закидывали. Оба, как и Артафиндэ, были наполовину тэлери, но мрачные взгляды на сына Феанора бросал только один из них.
- В лагере холодно, тревожно, мало топлива, не слишком много припасов. Многие устали сердцем и боятся, что это их король от них отречётся, потому что он держится от них наособицу и отчего-то отгораживается вооружённой охраной. Многие слишком глубоко ранены тем, что случилось в Тирионе и потом в Лебяжьей Гавани, и не в силах мыслить здраво, и, думаю, таких достаёт не только в лагере. Вероятно, истоки слухов, что доходят до кораблей, именно в этом, - Арафинвион говорил спокойно, не обвиняя и не оправдываясь.

Куруфинвэ выслушал его спокойно, но словно бы витая при этом в своих мыслях. А когда Артафиндэ закончил говорить - спросил, снова внимательно глядя ему в лицо:
- То есть, слухи о том, что многие в вашем лагере были бы рады видеть своим королём Нолофинвэ - ложь?

- Многие, - это слово Артафиндэ выделил, - слишком растеряны, чтобы с уверенностью сказать, чего хотят. Такие, кто предпочёл бы идти за тем, кто к ним сейчас ближе и в полной мере делит их тяготы у них на глазах, есть, и ты сам прекрасно понимаешь, что это неизбежно. Большинство ли их - не мне судить, я не считаю своих и чужих среди братьев. Но Нолофинвэ идёт за Феанаро и не отступит от своей клятвы брату, а те, кому он по сердцу больше, чем твой отец, не предадут его - и, следовательно, тоже пойдут за Феанаро, - он смотрел на Куруфинвэ открыто и всё с тем же неколебимым спокойствием.

- Хорошо бы, что бы все так и было. У нас впереди война - и начинать её стоит единым народом, без этих шепотков и раздоров. Мы ведь и охрану потому выставили, что опасаемся.....отец опасается, и я с ним согласен, что кто ни будь из лагеря вздумает отнять корабль - а ничем хорошим это не кончится. - Взгляд Куруфинвэ был задумчив. Помолчав немного, он добавил ещё:
- И отец никогда не отвернется от тех, кто желает идти за ним. Всем тяжело сейчас, но на кораблях никто не жалуется.

- Воистину так. Любой раздор и предательство среди нас сыграет на руку нашему Врагу, - Артафиндэ кивнул, потом обернулся и обвёл берег взглядом. Вторую сеть, раздутую и блестящую серебристыми боками рыб сквозь ячейки, как раз вытаскивали из воды. - Но не думаю я, что найдётся хоть кто-то, кто пожелает ещё раз драться за то, что и так взято... такой ценой.

- Я тоже надеюсь, что не найдётся. Алое от крови море видели все. Но....только Намо дано знать все о будущем - а потому корабли будут охраняться. На всякий случай.
Искусный тоже перевёл взгляд на море, и дальше, на линию горизонта. И спросил задумчиво:
- Финдарато, а почему ты остался? Твой отец ведь вернулся в Тирион, и немало нолдор повернуло за ним. - Что он думает об этих нолдор, было ясно по его лицу и голосу.

Артафиндэ мог бы сказать, что вооружённая охрана и болезненная надменность Феанаро призовут беду куда скорее, чем любые страхи и обиды тех, кто остался на берегу. Мог бы он ещё сказать, что спрятаться за ратниками на кораблях от того, что они натворили, не выйдет, и оттого охрана бессмысленна вдвойне. Но затевать спор, который вряд ли принесёт добрые плоды, он не хотел и только пожал плечами в ответ на очередную, возможно, невольно вырвавшуюся у Куруфинвэ угрозу, на которые дети Феанаро нынче были столь щедры.
- Мой отец - это мой отец, а я - это я, - отозвался он с улыбкой. - У него своя воля и ответствнность, а у меня своя. Тебя удивляет моё решение идти дальше?

- Удивляет. - Куруфинвэ кивнул. - И ты не ответил на вопрос - не в первый раз уже.

- На все остальные твои вопросы я ответил, как смог, - возразил Артафиндэ спокойно и безо всякого раздражения. - Отвечу и на этот. Я остался потому, что с самого начала хотел увидеть иные земли и дорога, какая ни на есть, уже легла нам под ноги, к добру или к худу. Я остался потому, что многие из тех, кого я люблю, не могут повернуть назад, даже если бы и захотели, - он бросил на Куруфинвэ короткий взгляд и снова улыбнулся, - а я не могу их бросить, особенно теперь. И ещё я остался потому, что моё сердце говорит мне, что так должно. Я мог бы сказать ещё про надежду, но, кажется, беседы дома Арафинвэ о надежде тебя тяготят? - удержаться от беззлобной колкости было совершенно невозможно.
Увидев, что от кромки воды Менельнаро махнул рукой, Финдарато добавил короткое: "Прости, я скоро", скинул наброшенную на плечи тунику и пошёл тянуть вторую сеть, заранее предчувствуя укусы ледяной воды.

Атаринкэ как раз считал, что собеседник ответил не на все вопросы, и как раз хотел задать тот, что в последнее время смущал многие умы в лагере, но не успел. Артафиндэ извинился и отошёл к сетям - а бежать за ним следом с вопросами было бы уж вовсе глупо.
Но следом за кузеном Искусный все же пошёл - обещал же помочь. К тому же, наблюдая за возней с сетями, подумал, что не плохо было бы обсудить с Артафиндэ ещё кое-что. Занятый делом вместо нытья, Арафинвион показался ему вполне здравомыслящим, может и поймёт. Но это потом, а пока Атаринкэ просто встал у кромки воды, дожидаясь, пока вытянут сеть и может пригодится его помощь.

Острые и скользкие камни, прибрежный ледок, холодные брызги, которые швыряет в лицо промозглый ветер, - казалось бы, никакой радости рыбачить. Но не самое приятное, на первый взгляд, дело всё равно почему-то доставляло Финдарато удовольствие, даже несмотря на нелюбовь к сетям. И каждый камень, врезающийся в замёрзшую ступню, и каждый порыв ветра, раздувающий рубаху, как парус, и неподатливый вес сети - всё это было правильным и удивительно вещественным.
В прошлый заход рыбью малышню выбирал из сети Айалассэ - но на сей раз Арафинвион занялся этим сам, махнув Куруфинвэ рукой, чтобы присоединялся. Блестящие чешуёй вёрткие мальки так и норовили выскользнуть из пальцев - но всё равно оказывались в подоле его рубахи.
- Давай их сюда - чем быстрее соберём всех, тем им лучше.

Одной рукой действовать было неловко, но левое плечо ещё побаливало, и Атаринкэ не решился его тревожить.
В этом было нечто азартное - ловко перехватить рукой скользкую рыбешку здоровой рукой, чуть придержать раненой и торопливо сунуть Артафиндэ. Вспомнилось вдруг, как когда-то, казалось - неимоверно давно они ходили вот так вот рыбачить с Тьелпэ.... Такие беззаботные ещё были....
Кроме рыбы, в сети запутался краб - крупный, сердито шевеливший клешнями. Крабу Курво слегка наподдал ногой - беги, мол, домой, и разогнулся, ожидая, пока кузен выпустит собранную мелочь.

Отредактировано Куруфинвэ Феанарион (2015-11-23 23:13:57)

+1

2

Сегодня он лез ногами в воду в последний раз - и это тоже был повод для радости, не хуже полезного дела, засьавляющего немного позабыть о тяжести, лежащей на сердце. А уж как приятно будет натянуть сапоги...
- Спасибо за дары, владыки пучины, и простите, что берём так много, - негромко проговорил Артафиндэ, выворачивая нагруженный рыбёшками подол, - а вы, малыши, плывите с миром и больше в сети не попадайтесь.
На берег он после этого выскочил быстро и, благодарно кивнув кузену, торопливо пошёл к камню, где лежала вся тёплая одежда, отряхивая рубаху от чешуи.

Курво подошёл, тоже взял свой плащ и накинул на плечи. Некоторое время задумчиво смотрел, как спутники Артафиндэ сворачивают сети, потом произнёс так же задумчиво:
- Я смотрю, не все в вашем лагере ноют и жалуются.... Финдарато, а каких у вас, по твоему больше - тех, кто сожалеет о тёплой постели, или тех, кто готов мирится с лишениями, и вместо нытья занят полезным делом?

Вот ведь любовь к подсчётам у Куруфинвэ проснулась! А резкость в речах, похоже, и не засыпала. Артафиндэ, как раз натянувший сапоги и тунику, рассмеялся и покачал головой.
- Тот, кто в один момент жалуется, в другой может заняться полезным делом. Как ты их считать предлагаешь? Кто выражает недовольство, а кто что-то делает прямо сейчас? Так ведь это будет совершенно бесполезное знание.

Атаринкэ в ответ пожал плечами:
- Я бы посчитал тех, кто только ноет и больше вздыхает о прошлом, чем думает о будущем. Тех, кто уже, - Это слово он выделил, - Считает этот поход бессмысленным и чересчур тяжёлым.

- А зачем бы ты стал их считать? Как бы ты с ними хотел поступить? - в голосе Финдарато неожиданно прорезались жёсткие нотки. - И что тебе до чужих жалоб? Те, кто пошли, уже пошли, и пути назад им нет. И они не отступят.

Ответил Атаринкэ тихо и серьёзно, внимательно глядя на кузена:
- Финдарато, а ты понимаешь, куда и зачем мы идем? - И тут же поправился: - Впрочем, ты понимаешь, как мне кажется. А вот многие из вашего лагеря, видимо, не понимают. Им все ещё кажется, что это увеселительная прогулка, которую можно завершить по своему желанию. А что будет дальше? Никто не может сказать, что ждёт нас на том берегу - возможно, там придётся ещё тяжелее. И что же? Одной рукой держать меч, а другой утешать тех, кому не хватает удобной постели и вкусного завтрака? Много ли мы так навоюем, сам подумай.
Он помолчал немного, то ли переводя дыхание, то ли собираясь с мыслями, и продолжил уже мягче:
- Вам стоило бы избавится от тех, кто все ещё видит мир в золотом свете. Если они не находят в себе сил признать свою слабость и повернуть назад - помогите им в этом. Так будет лучше всем - и тем, кто вернётся домой и получит все то, чего им так не хватает здесь, и тем, кому не нужно будет тянуть за собой этот хвост.

- Они знают, куда идут, - Финдарато говорил тихо, но металла у него в голосе не убавилось. - Они прекрасно знают. Те, кто хотели уйти, уже ушли. И если бы не было этого недоверия между нами, этой вражьей отравы, никто бы и не подумал жаловаться на тяготы. Ты смотришь на проявления, но за ними не видишь причины.

Курво усмехнулся:
- Легко свалить на Врага собственные слабость и малодушие. Да, они знали куда идут - и за кем. Вот только из Тириона все виделось совсем иначе, а теперь иллюзии развеялись. И не все смогли с этим смирится. И я бы поостерегся начинать войну, имея такую смуту среди войска. Неизвестно ведь, что может прийти в голову тем, кто сейчас ноет. Это....все равно, что лезть на скалу, обвязавшись гнилой верёвкой - лопнуть может в любой момент.

- Ты не слишишь меня, - Финдарато покачал головой. Вздохнул, пополтнее запахнул только что накинутый плащ. - Боясь гнилых верёвок, вы останетесь без опоры. И точно так же полетите в пропасть.

- Как и ты меня. - Атаринкэ пожал плечами. - Да, за нами идут только те, кто уверен в себе и в нашей цели. И на кораблях нет разговоров о том, кто лучший король, или о недостатке удобств. В любом из своих верных я могу быть уверен. А ты? Ты уверен во всех в вашем лагере? Что в решающую минуту никто из них не сдаст, не струсит и не проявит слабости?

"Наша цель". Их цель - месть, их же цель - вернуть украденное сокровище. Негодная, строго говоря, цель, а средства, которыми феанориони пользовались для её достижения, и того хуже. Но об этом Финдарато предпочитал молчать, зная, что время таких речей давно прошло.
- Я уверен, - тихо сказал он. - Во всех и в каждом из них.
Сомнения, если уж на то пошло, вызывал у него Феанаро, ослеплённый собственным пламенем, но и об этом он с Куруфинвэ говорить не хотел.
- Но от того, что уверен я, твоё мнение не изменится, как не изменится и мнение твоего отца, правда ведь?

- Пожалуй, что нет. - Курво покачал головой. - А раз так, то и продолжать этот разговор я не вижу смысла - потому, что и твое мнение, похоже не изменится. К тому же, твои спутники уже ждут тебя. С погрузкой вопрос решится в ближайшие дни. - Он некоторое время задумчиво смотрел на сына Арафинвэ, потом коротко кивнул, повернулся и зашагал прочь по берегу.

Ради чего же Куруфинвэ задавал свои вопросы - чтобы выслушать мнение кузена и убедиться в очередной раз, что согласия между ними сейчас нет? Так это было ясно и так.
Но тех нескольких мгновений, когда сын Феанаро с почти беззаботным азартом вылавливал мальков из сетей, эта их беседа стоила. Предложи кто Финдарато подняться на корабли и остаться там среди феанориони - он бы не согласился, дорожа здравием собственного духа. А они в этом заразном мрачном безумии постоянно, без передышки и отдыха...
- Что ж, тогда до встречи, - он кивнул и коротко улыбнулся. - Спасибо за помощь.
И, глядя в спину удаляющемуся Куруфинвэ, он не мог не задуматься, как же всё решится - и какой эта грядущая встреча окажется.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Сыгровки » Пара вопросов