Непокой нолдор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » В тишине


В тишине

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

После: Ночной разговор. Арельдэ и Туркафинвэ
Перед: Утро четвертого дня

Линтаура разбудили чуть раньше, чем он ждал, но он не слишком расстроился. Ночной воздух взмахом холодного ветерка распутал волосы и лайквендо окончательно проснулся. Его попросили подменить на страже у постели спасенного пораньше и он согласился. Отчего бы и нет.
Кромка неба еще не начала светлеть, но он уже чувствовал нарождающийся свет, самое сонное время в лагере. Было тихо, только треск факелов у некоторых шатров и домов. Шаг лесного эльфа был неслышным, когда он шел мимо, так же неслышно он прикрыл дверь в комнату, где спали двое. Рыжий нолдо и его брат.
Линтаур встал у двери, пытаясь уловить их сны, прежде, чем пройдет дальше.

0

2

Туркафинвэ дышал глубоко и размеренно, похоже, его сон был глубок.

off

/С Турко согласовано/

А вот дыхание старшего было более быстрым, свистящим. Он словно был где-то на грани между тревожным сном и явью.
- Не ходи, - прошептал он довольно отчётливо, хоть и еле слышно. С эдакой настойчивостью отчаяния прошептал.

0

3

Линтаур прикрыл дверь плотно. Возможно, это утро тихим не будет. Мысль была тем более острой, что вокруг, в комнате и за ее пределами тишина была разлита с щедростью.
Сел рядом с подопечным, не касаясь, провел теплой ладонью по его руке, лежащей поверх одеяла.

0

4

Майтимо безошибочно повернул голову так, будто смотрел Линтауру в глаза. На мгновение залёгшие на лице раненого морщины разгладились, напряжение почти исчезло... чтобы тут же появиться снова. На лбу опять проступили две вертикальные складки, губы сжались в ниточку, а потом верхняя словно поползла вверх, делая лицо похожим на маску с приоткрытым ртом и смоченным носом.
- Не надо... не надо снова... хватит... - голос раненого был тих, но настойчив, будто он верил, что его слова что-то значат и могут кого-то остановить, уберечь от чего-то... безусловно ужасного и почти неизбежного. Верил и в то же время боялся, что этого не случится. Смотрел он на Линтаура, но кого и что видел, оставалось не ясным. Не ясно было даже, обращается ли он к кому-то или просто говорит вслух, надеясь, как и любой из квенди, на силу произнесённого слова.

+3

5

Линтаур смотрел в глаза нолдо и старался ничем себя не выдать. Это был сон, наверное, очень своеобразный сон, но сам целитель никогда не называл подобное сном. Очень редко встречая подобное, он ни разу не придумал названия. Не потому что ничего в голову не приходило, а потому что не хотел он такому придумывать имени.
Майтимо был не здесь, пожалуй, но его взгляд, независимо от его воли и воли Линтаура, сделал последнего участником своего видения. Проще всего было сидеть молча и делать вид, что его тут на самом деле нет. Но, если суметь войти в "сон", можно исцелить то, на что в иное время уйдут годы. А можно и делов натворить. Да и страшно к тому же немало. Вряд ли что-то хорошее могло его ждать за порогом видения Майтимо.
Линтаур невольно вздохнул, поняв, что все это время, пока смотрел в глаза нолдо, не дышал.

0

6

Майтимо вцепился рукой в запястье Линтаура,  словно не хотел позволить ему уйти. Покачал головой.
- Я не хочу никого убивать,  - заявил он на одном дыхании и продолжил более сбивчиво. - Мы знаем... все...  мы можем... у всех есть мечи...  у них... у нас... только... молчи, мы должны отплыть тихо... молчи... мы три раза брали эту палубу... хватит, я не хочу драться за неё снова... тише...

0

7

Сначала Линтаур ничего не понял. Не было ничего удивительного про "убивать" и "мечи". В Белерианде, во всяком случае. Поэтому, не делая попыток высвободиться, лайквендо просто слушал, стараясь не попасть под власть звучания, не увидеть то, о чем говорил, говорил, говорил Майтимо. Но одно слово махом прорвало его защиту, он увидел. Нет, не слова Майтимо, то были его собственные воспоминания. Эта "палуба" и многие другие, объятые огнем, черными остовами, погружаясь в темную воду, которая даже звезд не отражала от покрывшей ее копоти. Он не просто был уверен, что эта та самая палуба, он знал это уже наверняка. На многие вопросы он не получил ответов и черные провалы непонятного имели слишком четкие границы. И вот именно из-за этой самой границы и шел голос Майтимо.
Линтаур судорожно всхлипнул, понимая уже, что ни совесть, ни осторожность целителя не остановят его. Он открылся для голоса нолдо, для того, что крылось за ним. Да, он был готов ждать долго, пока сможет узнать так или иначе то, что скрывалось с такой болезненной тщательностью, то, что заставляло по ночам стонать Макалаурэ, что жуткими призраками иногда проносилось по обоим лагерям, оставляя на коже ощущение противной липкости и жуткого холода. Но теперь не с ним, а потому были откровенными, говоря о мечах и нежелании убивать, как с тем, кто все и так понимает.
"Они отплыли молча, чтобы не драться снова за корабли... И ведь я даже не могу сделать вид, что не понимаю - с кем он не желал драться. От кого они уплывали."
Лайквендо сглотнул. С кем же они дрались за нее? Ведь это было еще там, далеко от темных земель, в Благословенных землях, где Темный убил Финвэ, но был там один, без своей орды. С кем мог сражаться Майтимо?
Он не хотел гадать, тряхнул головой, отгоняя собственные видения-фантазии, вслушиваясь только в этот тихо, различимо только для него, звучащий голос.
Его собственный голос дрогнул, когда он так же негромко произнес:
- Всё будет тихо.

Отредактировано Линтаур (2015-08-24 12:50:25)

+1

8

Майтимо сжал руку целителя сильнее и без всякого перехода прошептал:
- Это предательство... мы не хотели смерти, даже идиотам типа Турукано... - он прикусил губу так, будто ему было больно. Отчего-то в комнате вдруг пахнуло морской солью и стало трудно дышать, будто в лабиринте, откуда нет выхода, - и не проведёшь никак границу... а мы руками, своими руками... сами...  страх... предательство... и опять... сами.... в сердце своём...
Он пристально смотрел в сторону Линтаура, но так смотрят не на собеседника. Так смотрят на стихийное бедствие, на что-то ужасное, что трудно вообразить, но оно здесь, сейчас  и неотвратимо. Так бывает во сне или под воздействием злых чар, когда что-то хорошее превращается в плохое прямо у тебя на глазах - только что были знакомые лица, а уже орочьи морды. Раненый чуть приподнялся над подушкой, весь будто пружина.

+1

9

Непонятно каким чудом лицо лайквендо осталось спокойным. Эмоции Майтимо обжигали, но словно проходили сквозь кожу, не задевая даже выражение лица, и уходили глубоко, где Линтаур, точнее какая-то часть его, оставалась беззащитной, чтобы услышать голос Майтимо.
Сбивчивые слова... Линтаур чуть не задал вопрос, который рвался из глубины, но другая его часть, та, что хотела знать больше всего, остановила. "Почему?" Этот вопрос вырвал бы его из причастности. И, пока лайквендо то ли думал, то ли боролся с собой, видение лежащего изменилось. И Линтауру стало знакомо больно, созвучно.
Но он упрямо продолжил.
- Турукано... - лайквендо почему-то показалось, что этого имени точно не будет в новом видении, а потому может изменить его. - Он не брал эту палубу... - голос говорящего был задумчив и неоднозначно было вопрос это или еще что-то, как и речь незакончена, будто продолжение старого разговора.
Да, почему-то корабли. Почему-то в них было дело. Как и в запахе моря, который не мог быть таким удушающим, но был им.

Отредактировано Линтаур (2015-08-24 15:19:00)

0

10

Майтимо вздрогнул, услышав имя, и отчего-то посмотрел вправо, словно ожидал кого-то увидеть там. Вторая фраза Линтаура, сказання мягко, словно вырвала раненого из оцепенения...
- Какая разница теперь, - отозвался он словно эхом.
Казалось, последнее, страшное наваждение не ушло, но словно подёрнулось дымкой и ждало, набрать новой силы или рассыпаться на осколки.

0

11

И Линтаур отступил. Потому что темное наваждение пересекло первые видения, пропитало их, пожирало их, разрастаясь все больше. Так он чувствовал. А этого он уже не мог позволить.
- Никакой, - согласился лайквендо вслух. - Потому что его брат уже спас тебя. - "Слышишь, ты уже спасен... Ты уже вне пределов тьмы...", его голос набрал силу, хоть и оставался тихим. - Дыши свободно, Майтимо, скоро будет рассвет.
Горячая рука целителя в похолодевших пальцах нолдо, казалось, она готова согреть его всего.

+1

12

Уже было почти разжавший пальцы Майтимо снова крепко взялся за руку целителя. Не вцепился, как в какой-то момент их бредового разговора, а именно взялся, осторожно, но крепко. А потом его затрясло, из глаз полились слёзы.
- Сгинь, - прошептал он, обращаясь явно не к Линтауру. Отчего-то в этом коротком слове прозвучала смертельная усталость и горечь, холод камня и прибрежная, совсем не морская сырость... пахнуло свежим воздухом и искажённые ненавистью морды отступили в тень. - Это ложь. Хватит. Хватит.
Морская соль словно оттенком проступила в этих словах и делась куда-то, растворилась. Майтимо обессилено уронил чуть приподнятую было голову на подушку.

+1

13

Линтаур опустил руку Майтимо на одеяло, но не отпускал ее, продолжая согревать. Когда есть дело, можно сосредоточится на нем, не пуская из головы призраков видений, от которых, он знал, его будет трясти позже.

Туман от реки станет облаком, пронесётся вдаль, дождём прольется, подставляй лицо каплям, смейся, то подарок реки...

Песня была старой, очень старой. О щедрости и доброте мира, о простой радости. Он пел ее для Майтимо, для себя и для спящего Туркафинвэ. Она пришла из дальнего времени и лучше он бы сейчас не придумал.

+1

14

Несколько нот - и Майтимо спал. Посторонний наблюдатель не назвал бы этот сон безмятежным: напряжение неуловимо чувствовалось в изгибе бровей, в положении плеч... но по сравнению с тем, что было только что это, безусловно, был безмятежный сон. Будто облаком унесло и дождём смыло всё то, о чем только что сбивчиво говорил раненый. Только память осталась.

0

15

День свадьбы
/После Рыжие дежурят с рыжим. Четвертый день/

Когда Линтаура попросили подежурить сегодня днем, он согласился. После ночи была не его очередь, но для местных эта свадьба была каким-то особенным событием, а вечером еще будет возможность и попеть, и послушать. Хотя было жуть как интересно, но он не жалел отчего-то. А может просто ему нужно было то ли успокоиться, то ли наоборот. Или, что тоже вероятно, не иметь возможности ни с кем поговорить о том, что его волновало и не испортить кому-нибудь праздник. В общем, он пребывал в сложном состоянии духа, а потому как-то легко дал себя уговорить.
Туркафинвэ уехал, ему на смену приехали близнецы. Ребята они были хорошие, веселые, но в сегодня он отвел глаза, когда они радостно здоровались с братом. Впрочем, это быстро прошло.
В этот день в целительской было совсем тихо. Кто-то дежурил, но все равно постоянно отсутствовал, сбегая поглядеть на то и на это. Радостное возбуждение, царившее в лагере здесь почти не ощущалось. Разве что в этой самой тишине.

0

16

В какой-то момент Майтимо остался с целителем наедине, без братьев: близнецы ушли за водой, а потом в первой комнате палат исцеления - то ли прихожей, то ли приёмном покое - грели её для ванны, о которой раненый мечтал со вчерашнего дня.
Солнечные лучи проникали сквозь окно, квадратами ложась на одеяло, отброшенное Феанарионом в сторону, на простыню и простую "домашнюю" одежду раненого, украшенную нехитрой вышивкой.  Он помолчал какое-то время, а потом бросил на Линтаура короткий косой взгляд и, будто стесняясь чего-то, начал:
- Я давно хотел тебя спросить... - Майтимо замолчал, прикусил губу, но зато посмотрел в глаза.

0

17

Не то чтобы у лайквендо никто ничего не спрашивал, но такое начало было внезапным.
- Спашивай, за чем же дело стало, - улыбнулся, хоть и не сразу.

0

18

- Наверное, многие наши спрашивали тебя о союзниках... тех, кто в этой земле готов вместе с нами воевать с Моринготто... я тоже хочу это слышать, я знаю совсем мало и обрывочно, - Майтимо снова прикусил губу, ему явно с трудом давался вопрос, - но сейчас я хотел спросить тебя о другом. Так вышло, что ты видишь нас ближе, чем многие другие. И мне важно знать, как мы выглядим со стороны... я не знаю, говорил ли кто-то с тобой об этом.... но мне важно знать самому.
Феанарион замолчал, то ли не смог подобрать слов, то ли решил больше не объяснять.

+2

19

Линтаур отвернулся, совсем ненадолго, но он отвел взгляд. Еще вчера он бы с улыбкой ответил на этот вопрос и даже попытался бы в очередной раз задать свои. А сегодня все было не так просто. Но то, что Майтимо сам заговорил, сам задал такой вопрос отчего-то принесло облегчение. Будто лучик пробился сквозь густой покров туч. Это ощущение было нелогичным, иллюзорным, но именно оно позволило снова поглядеть в глаза нолдо, прямо и спокойно.
- Не так и многие мне задавали вопрос о союзниках, - качнул он головой. - В основном Макалаурэ. Но и он не спрашивал, что вижу я.
Он вздохнул, откинулся на спинку стула, глянул в окно, собираясь с мыслями.
- Ты правильно сказал, так уж вышло, что я вижу вас ближе всех других. И первое, что я увидел, были звёздные флаги под звёздами и горящие корабли.
Воспоминание о кораблях, не то, старое, а сегодняшнее, тревожное, снова заставило его прерваться.
- Так что я вижу больше, чем могут увидеть ваши будущие союзники, когда вы приедете заключать союзы. Тем более, - усмешка тронула его губы, - что молчите не только вы. Те, кто пришли следом за вами, пройдя свой путь через льды, тоже молчат. Но это-то как раз и виднее всего. Тень, что лежит за вами, что лежит между вами. Много вопросов, на которые никто не собирается давать ответов. Боль, которая вспыхивает каждый раз, когда эти вопросы задаются. Боль и холодная стена, что призвана защитить вас, но вот может ли...
Последнее было уже о другом, так что лайквендо снова прервался.
- Честно говоря, твоего вопроса я не ожидал. Чтобы ответить на него более полно, - Линтаур чуть улыбнулся, - нужно чуть-чуть подумать.

+1

20

Первые фразы Майтимо слушал, затаив дыхание, словно боялся спугнуть. Но от упоминания горящих кораблей он резко помрачнел и дослушивал Линтаура с совсем другим лицом,  словно не только слушая, а и думая о своём.
- Знаешь, сейчас здесь полный лагерь гостей. На свадьбе они вряд ли так сразу увидят то, что увидел ты. Но мне правда важно знать... холодная стена, говоришь? - раненый замолчал, и его лицо на мгновение стало похоже на лица тех, других, когда они не хотели говорить _об_этом_. Это было совсем другое, чем когда Майтимо упоминал об Ангамандо или разговор вольно или невольно наводил на мысли о Враге и его крепости. Это была смесь других, хоть и тоже явно неприятных чувств. Наверное, самым явным отличием было то, что там почти совсем отсутствовала ненависть. - Мы слишком заняты своей... ты сказал, болью?  Слишком заняты, чтобы думать всерьёз, на кого похожи со стороны. Ты прости, что я спрашиваю... и, пожалуйста, подумай. Ты не похож на того, кто умалчивает о неприятном... и на того, кто сгущает краски и громко кричит о нём, тоже не похож. Думай, сколько нужно, мне важен твой ответ.

+1

21

Линтаур помотал головой.
- Я даже рад, что ты заговорил про такие вопросы. Знаешь, я уже даже перестал кого-либо спрашивать из раза в раз, даже несмотря на всё моё упрямство и оптимизм, - он усмехнулся. - И, постепенно собирая обрывки и осколки недомолвок, теперь могу уже понять, что есть кое-что что может заставить так упорно не желать даже вспоминать, не то что говорить.
Он коротко глянул на Майтимо. Поразительно, но вот прямо сейчас, несмотря на трудный разговор с него будто спала отравленная пелена плена. Глаза были чисты и остры, пусть даже и наполнены тяжелыми мыслями.
- Но вот что я тебе скажу, пока думаю над твоим вопросом. Я бы хотел всё узнать от вас самих. Потому что рано или поздно тайны перестают быть тайнами. И кто и как будет говорить... не уверен, что я бы хотел слышать всё, что будет сказано другими.
Он бы не хотел вообще этого слышать. Даже знать, что что-то такое может быть сказано. Но ведь даже от своих мыслей не сбежишь.

+1

22

- Ох... - Майтимо явно трудно было говорить. - Знаешь, нам жить на этой земле вместе... с тобой и со всеми,  кто здесь жил до нашего прихода. Вместе воевать и, возможно, вместе гибнуть. Нам никуда не деться друг от друга. Рано или поздно... это ты хорошо сказал. Но я хотел бы сперва послушать тебя. А там... будет ясно. Я не обещаю тебе рассказа прямо сейчас. Но если вдруг у тебя возникнут сомнения, приходи с вопросами, я расскажу, даже если сейчас не решусь. Мне кажется, бывает, молчание лучше, чем произнесённое вслух слово. Но бывает и наоборот... лучше слова, чем домыслы. Говори.

+1

23

Все время, пока Майтимо говорил, Линтаур смотрел прямо на него, а в конце широко, радостно улыбнулся. Наверное, это выглядело странно в таком невеселом разговоре, но лайквендо обычно был искренен. Майтимо... он был прямой и честный, горящий в нем огонь был чист и силен, он был смел и упрям. И еще Линтаур понял, что целители уже не нужны нолдо. Его душа была ранена, но настолько сильна, что ни один целитель не справится лучше. Да, останутся шрамы, но в Белерианде шрамы редко можно исцелить. Даже Мелиан говорила, что иногда такое можно исцелить только в Благословенной земле, не тут. Оставалось только поддержать его, чтобы было полегче, сны успокаивать и тело лечить, чтобы он смог встать побыстрее. А последнее будет для Майтимо сейчас, может быть, лучшим лекарством.
И все вот это понимание и отразилось в улыбке лайквендо, в его глазах и лице.
- Сначала расскажу как я видел вас, пока не стал жить с вами в одном лагере. Потом расскажу что слышал от других. Что митримцы видят в вас. Те, с кем я общался.
Он снова стал спокойно-серьезным, но просто потому что сосредоточился, стараясь сказать на новом для него языке именно то, что хотел сказать.
- Я увидел ваши знамена и глаза, в которых горел огонь и отражались звезды. Я говорил уже Макалаурэ, в тот момент я подумал: "Теперь можно перестать прятаться.". Вы подарили мне надежду. Думаю, многие подумают так же, увидев ваши войска. И ваши, и ваши, - он не смог сказать "и ваши и не ваши", но наделил свои слова оттенком, чтобы понятно было, что говорит он про оба воинства пришедших в Запада. - Потом тебя захватили в плен. И, думаю, это сильно сказалось на том, как твой народ себя чувствовал и вёл. Прошло уже довольно много времени, но здесь нет тех, кто стал вашими друзьями, нет тех, кто знает вас, нет тех, кто много бы с вами общался. И причина того - вы. Митримцы немногочисленны, но всегда жили просто и открыто. Но не похоже, что вам нужны гости и друзья. Причины тому могут быть, но мы сейчас говорим про впечатления. Каламирэ, когда приглашал меня, дал мне перстень. Чтобы меня пустили. Как будто само желание увидеть друга недостаточная причина, будто нужен пропуск.
Линтаур прервался ненадолго, обдумывая свои дальнейшие слова.

Отредактировано Линтаур (2015-09-09 17:36:30)

0

24

Майтимо улыбнулся в ответ на улыбку Линтаура, но улыбка вышла едва заметной, словно бы у неё не было сил развернуться в полную силу.
Впрочем, при первых фразах о свете в глазах и возможности перестать прятаться улыбка стала больше похожа на улыбку, и даже плечи раненого, казалось, развернулись. Вопрочем, с дальнейшим рассказом всё исчезло, осталась только настороженность и напряжение, с которыми Майтимо слушал дальше. Он не пытался расспрашивать или пускаться в объяснения, просто терпеливо ждал, пока Линтаур соберётся с мыслями и продолжит.

0

25

Линтаур вздохнул.
- Последнее, конечно, уже не новость здесь. В Дориат нынче так просто не пройти, как раньше, тоже нужно, чтобы пропустили. Но я не ожидал такого от тех, кто приплыл из Благословенного края. Но именно тогда я понял, что вы на самом деле пришли воевать. Эта мысль придает сил. Но впечатление было такое, что вы пришли только воевать и ничего иного в вашей жизни нет. И это... немного пугает. От пришедших следом за вами такого впечатления нет. По ним видно, что пришли они здесь жить и воевать. На этом, пожалуй, я закончу о своих впечатлениях. Дальше идет то, что я знаю уже, а этого со стороны не так и просто увидеть.
Линтаур глянул на Майтимо:
- Что-то ты напряжен слишком, воды дать?

0

26

В ответ на вопрос Майтимо только нетерпеливо дёрнул плечом, что в равной степени могло быть согласием и отказом.
- Солнце, - сказал он, как будто это всё объясняло. Уголок губ раненого снова тронула улыбка, зацепила краешком. Но в этот раз она была горькой. - Знаешь, когда мы сюда шли, мы шли победить и жить. Сначала одно, потом другое. Казалось, ещё одно, последнее усилие, рывок, стиснув зубы, и заживём. Но, похоже, всё затягивается, так что никуда не денешься, придётся сочетать.
Отчего-то Майтимо нервно дёрнул правой рукой.

0

27

- Да, - улыбнулся лайквендо, - я даже спрашивал у кого-то, правда что ли, вы думали, что придёте, один-два боя и вы победите? Хотя, честно говоря, я бы желал, чтобы было именно так.
Он поставил кружку с водой рядом с Майтимо, сам возьмет, если захочет.
- Эльдар Кирдана и Митрима тоже увидели ваши знамена, ваше оружие и вашу силу. Им это тоже принесло надежду. Вы сами снимали осаду в Гаваней, не мне тебе рассказывать. И, думаю, фалатрим ждут союза. Но они пока мало вас видели, про их впечатления мало что можно рассказать. Для эльдар Митрима вы удивительные, но непонятные. И дело даже не в языке. Это мне он дается довольно легко, а для большей части здешних синдар он оказался трудноват. Дело в том, что у вас очень много незнакомых обычаев, порой очень непростых и при этом очень важных для вас, так что легко ошибиться. Ваши, устраивая лагерь, заняты были очень, так что чаще синдар приходили к вам, чем вы ходили к ним. Первое время даже слишком много их приходило, - Линтаур улыбнулся. - Может поэтому стали пускать только по делу? Макалаурэ старался наладить общение, но работы у вас было многовато. Ну и... ваши лица... на них не так часто увидишь улыбку. Не так часто, как здесь улыбаются. Кого-то это настораживает, кто-то переживает, но всё же, это затрудняет общение. Народ здесь искренний, и, боясь коснуться чего-то болезненного, он, возможно, начал вас избегать немного, стараясь не слишком надоедать. Впрочем, не все у вас так уж общительны. Очень и очень многие просто проходили мимо, не спеша даже просто поговорить, узнав лишь, что защита не требуется и орков не видели. Кто-то приписывает это вашей занятости, но есть и те, кого задевает подобное высокомерие. Да, вы сильны, но иногда эта ваша сила смотрит сверху вниз на остальных.
Лайквендо быстро глянул на нолдо:
- Я не говорю, что так оно и есть, я говорю то, как видится по-разному.
Не так и просто было собрать воедино многие и многие разговоры, которые он сам вел и которые слышал во множестве.
- Вам рады, вы многих восхищаете, к вам стремятся, но с вами нелегко и очень часто непонятно. Только вот не так давно кое-что изменилось...
И снова он задумался ненадолго, потому что дальше все было еще сложнее.

0

28

Майтимо не отреагировал никак на воду, даже голову не повернул. Он слушал, по-прежнему напряжённо, хотя совсем похожим на застывшую маску его лицо оставалось всего лишь несколько мгновений - когда Линтаур говорил о победе за пару битв.
Когда целитель договорил, Феанарион хмыкнул и с большим трудом удержался от того, чтобы сказать, что, мол, нам и самим с собой нелегко и непонятно очень часто. Но вместо этого лишь вытянулся вперёд, ожидая продолжения. Как будто только теперь начиналось то, о чём он спрашивал.

0

29

- Ваша вражда слишком очевидна, даже взгляду со стороны. И это совершенно непонятно живущим в Белерианде. Живя в разных концах этой земли, живя по-разному и имея разных правителей, здешний народ всё же был и остаётся един. Никто не глядел на другого так, как вы глядите друг на друга. И пришедшие пешком оказались куда как более приятными в общении. Может, конечно, дело в том, что им пришлось просить помощи. Но вряд ли это главное. Митримцы были и сами рады помочь, как только поняли, что их помощь принимают с радостью и благодарностью.
Линтауру хорошо помнились те дни.
- Ваш уход на другой берег в первые дни может и удивил, но не более. Но время шло и все заметили, что дружбы между берегами нет, словно вы возвели стены не только против орков, но и против гостей с другого берега. И это обеих сторон касается. Митримцам это непонятно и грустно видеть. А кто-то, - лайквендо помнил эти лица и голоса, - очень насторожился, даже не понимая причины.
Мимо целительской кто-то прошел, веселые голоса и звук флейты.
- К тому же, стало заметно, что ваша мрачность и правила поведения вовсе не обязательны. У пришедших работы не меньше, но с ними можно поболтать о том, о сём. Они интересуются не только картами, средствами лечения, языком или умениями. В них горит тот же огонь, тот же свет в глазах, но... - Линтаур не подобрал слова лучше, - он мягче, теплее, ближе. Они понятнее вас. И это они пригласили синдар на праздник, вы же редко или совсем не появлялись на праздниках синдар.
Лайквендо вздохнул.
- Мне не нравится сравнивать. Вы мне нравитесь. И те, и другие, а к твоим братьям я, к тому же, уже привык и даже нашёл у вас тех, кому хочу быть другом. Но синдар сравнивают. И то, что они видят, их настораживает. Иногда настолько, что даже восхищение слабеет и меркнет. Впрочем, - он улыбнулся Майтимо, - это невероятно прекрасно, что вы все пришли. Так думают сейчас все, кого я слышал и с кем говорил.

0

30

- Значит, оно ясно, как... - Майтимо недолго подбирал слова, - как под лучами солнца. Ты говоришь, это прекрасно, что мы пришли... мы все. Но что наша вражда вызывает настороженность.
Нолдо говорил медленно, обдумывая каждую фразу. А потом и вовсе надолго замолчал, кусая губы.
- Я бы хотел спросить тебя, как смотрят здешние на войну и на то, что Враг никуда не делся. Но об этом глупо говорить, пока мы сами не разобрались с собой. Друг с другом. Это очень... неприятно, когда твою ссору видят другие. Но куда хуже не замечать, что всем вокруг всё ясно. Спасибо, что сказал.

0


Вы здесь » Непокой нолдор » Игра » В тишине